Призрак импичмента          

Что и говорить новости для президента США Дональда Трампа приходят каждый день одна хуже другой. Апофеоз наступил 21 августа, когда бывший руководитель его предвыборного штаба Пол Манафорт был признан виновным по 8 из 18 обвинений. Вроде бы чуть меньше половины, но этих восьми вполне хватит на многие годы тюремного времяпровождения примерно на 80 лет.  По остальным десяти пунктам обвинения присяжные не пришли к единому решению, что называется mistrial, судебная ошибка. Теперь до конца августа прокуратура должна определить свои дальнейшие действия. Будет ли она проводить новое судебное разбирательство по оставшимся пунктам обвинения или в отношении обвиняемого и осужденного удовлетворится достигнутым.

Манафорт был признан присяжными виновным в банковском и налоговом мошенничестве. Он не сообщил властям о своих иностранных счетах, на которых хранились $65 млн, полученные им в Украине во время работы на бывшего президента Виктора Януковича, а также обманывал банки при получении кредитов.

Формально в этом Трамп никак не замешан. Все это было до того, как он назначил Манафорта руководителем своего предвыборного штаба и мог не знать о его финансовых махинациях. Плохим для президента является то, что расследование спецпрокурора Боба Мюллера дало первый судебный результат. Теперь нет никаких шансов его уволить и прекратить каким-то образом расследование. Подобные действия будут однозначно рассматриваться как помехи правосудию, а это в Америке очень большое преступление и с виновным summo jure agere cum alqo — поступят по всей строгости законов. Навряд ли Трамп пойдет на такое.

Только что закончившийся процесс проходил в суде штата Вирджиния. Уже 17 сентября в федеральном суде в Вашингтоне, округ Колумбия, то есть в столице, начнется второй процесс по делу Манафорта по обвинениям в отмывании денежных средств и незаконном лоббировании. На первом процессе было представлено 400 страниц вещественных доказательств, на втором их более тысячи.

Интересно, что разделить процессы потребовала защита Манафорта в надежде на более благосклонное отношение присяжных в консервативном штате Вирджиния. В составе присяжных в первом процессе было достаточно сторонников Трампа, но это не помешало им признать Манафорта виновным. Пусть по 8 пунктам, но все же.

В Вашингтоне общественная ситуация совсем другая. На выборах здесь за Трампа проголосовало 4% избирателей. Так что теперь финт защиты обращается против нее.

Очередная новость еще хуже. Личный юрист Трампа Майкл Коэн решил сотрудничать со следствием и признался в том, что по указанию своего клиента, тогда кандидата в президенты США, секретно заплатил двум женщинам, мягко говоря, легкомысленного поведения, за молчание о связях с Трампом. Ничего в этом не было бы предосудительного с юридической точки зрения, если бы барышням заплатили из личных средств кандидата. Тогда проблема перешла бы в моральную плоскость и не более.

Непонятно почему, ведь Трамп далеко не бедный человек, но женщинам заплатили из предвыборного фонда, а это тянет на нарушение закона о финансировании предвыборных кампаний с целью повлиять на исход выборов. Показания Коэна подтверждают банковские переводы на сумму в $420 тыс. от компании Трампа. Признание вины адвокатом в совершении преступления по поручению и в интересах клиента практически означает почти всегда его вину. Вообще в Америке нарушения избирательного законодательства рассматриваются как тяжкое уголовное преступление, так как искажает или создает угрозу искажения свободного волеизъявления народа. Это один из краеугольных камней американской демократии. С этого начиналась борьба за независимость от Великобритании и за четкостью и прозрачностью кампании следят очень строго.

Вообще быстро растет количество тех, кто согласился сотрудничать со следователями Боба Мюллера. О чем они рассказали следователям пока не слишком известно. Все это сохраняется в тайне до начала соответствующего процесса.

Еще раньше, как пишет газета The New York Times, юрист Белого дома Дон Макгэн более 30 часов беседовал, если можно это так назвать, со спецпрокурором Мюллером. После этого Белый дом не провел дебрифинг юриста. Это означает, что Макгэн дал подписку о неразглашении и не может сообщить содержание бесед даже своему клиенту и работодателю президенту.

В деле Майкла Коэна президент Трамп является «соучастником без предъявления обвинений». Такой термин был введен присяжными потому, что предъявить обвинения действующему президенту практически невозможно. Формального запрета в конституции нет, но Министерство юстиции, а оно в данном случае является трактователем и практического применения законов, настаивает на том, что действующий президент не может быть подвергнут уголовному преследованию.

Вообще на республиканцев юридические удары следуют один за другим. Обвинение в коррупции предъявлены конгрессмену-республиканцу Данакану Хантеру и уголовное обвинение конгрессмену-республиканцу Рику Коллинзу в торговле инсайдерской информацией. Он был первым поддержавшим выдвижение Трампа кандидатом в президенты, Хантер был вторым. Как говорит английская пословица, a man is known by the company he keepsчеловек узнается по его друзьям. У Трампа они оказались весьма специфическими.

Еще одна проблема. Сколько веревочке не виться, но через максимум теперь уже шесть лет Трамп покинет Белый дом. И тогда никакой защиты от уголовного преследования у него не будет, а обвинение будет ждать. Спешить, как говорится, прокурорам некуда. Судя по изданию Axios, президент такого развития всерьез опасается.

Пока же все переходит в избирательную плоскость. Если демократы, а у них пока есть такие шансы, получат большинство в Палате представителей на выборах 8 ноября 2018 года, тогда они, по крайней мере, могут начать процедуру импичмента. Навряд ли она завершится, так как потребуется поддержка двух третей сената. Рассчитывать на это не приходится. Максимум что могут добиться демократы в верхней палате, так получение при благоприятных обстоятельствах небольшого большинства.

Несмотря на многочисленные юридические удары, рейтинг Трампа практически застыл на уровне 38-40%. Это связано с хорошим экономическим положением в стране, устойчивостью финансовой системы, укреплением доллара, низким уровнем инфляции и безработицы. Для миллионов американцев именно это составляет основу представлений о результативности действий президента по управлению страной.

Вся юридическая круговерть им не очень понятна и вообще многих просто не интересует. Есть работа и хорошая зарплата, что еще нужно. Платил кандидат женщинам облегченного поведения, так погулял на стороне. Не он первый и не он последний. С кем не бывает. Клинтону простили, чем Трамп хуже.

Сейчас начинается борьба за wobbling (swaying) states — качающиеся штаты, в которых не ясен исход в ноябре. Создается необычное для промежуточных американских выборов положение, когда местные проблемы, обычно доминирующие на них, стоят в одном ряду с отношением к президенту Трампу. Конечно, для ядерного электората президента все это не существенно, но этого мало. Если демократы получат большинство в Палате представителей, то они даже без импичмента, а только угрозой его, смогут основательно испортить жизнь Трампу. Если же они получат большинство и в сенате, пусть не очень большое, то оставшийся срок будет для исполнительной власти очень сложным.

Президенту придется быть большим патриотом, чем конгрессмены и сенаторы, а это означает увеличение проблем в отношениях с Россией. Даже через не хочу Трампу придется подписывать законы по новым более жестким санкциям, что не останется без ответа.

И тут, как говорят американцы, кто первый моргнет. Пока не похоже, что Вашингтон.

1 775 просмотров
| 2018-08-27T14:58:06+00:00 27 августа 2018, 16:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|