О пасквиле, чести и достоинстве

 Мне перебросили ссылку на пасквиль https://www.aznews.az/news/editorsdesk/203855.html Талеха Шахсуварлы, который представляет себя знатоком книг различных политологов и философов и не более того. Но, по всей видимости, чтение книг не пошло ему на пользу, если он так и не научился полемизировать в рамках профессионально-этических норм. Простая схема Тезис-Аргумент-Доказательство им так и не освоена. Тезисы есть, а аргументов и доказательств нет, за исключением ложных. О таких говорят: «Лгунишка». Решил узнать, что это такое aznews.az, так как раньше ничего о нем не слышал. Зашел в раздел «О нас» — ничего, «Контакты» — один вотсаповский номер. Не то СМИ, не то тролль какой-то. Итак, уважаемый читатель, мне придется опять повториться по некоторым аспектам, которые затронул Шахсуварлы в своем пасквиле. Обо всем по порядку.

История «Туран»

После окончания факультета журналистики МГУ я поступил на работу в русскоязычную газету «Молодежь Азербайджана», которую возглавлял легендарный редактор Наджаф Наджафов. Bыбор редакции был осознанным — это было единственное в республике свободомыслящее издание. Не случайно в 1988 году, когда народ вышел на площадь «Азадлыг» в защиту территориальной целостности в ответ на посягательства Армении на Карабах, именно Наджаф Наджафов первым среди журналистов написал статью о площади и требованиях народа. Именно «Молодежь Азербайджана» прорвала информационное табу вокруг карабахской тематики. За это он был снят с работы. За ним редакцию покинули и его сторонники — Ариф Алиев, Шахин Гаджиев, Гюндуз Шабанов, Назим Рагимов и др.

B 1989 году Наджафов становится одним из учредителей Народного Фронта и первым редактором вновь учрежденной газеты «Азадлыг».

Я ушел из газеты в государственное информационное агентство «Азеринформ» — подразделение ТАСС в Азербайджане, где работал корреспондентом военно-правового отдела. Часто командировался в Карабах и на границу с Арменией. После ввода советских войск в Баку с 19 на 20 января 1990 года в знак протеста покинул агентство — и я был единственным, кто это сделал. Я поступил на работу в просветительский журнал «Хазар», возглавляемый Арифом Алиевым и стал ответственным секретарем издания. Журнал действовал при Центре художественных переводов, возглавляемым знаменитым в СССР и за его пределами тюркологом и человеком с большой буквы Айдыном Мамедовым. Это был центр свободомыслящих людей и местом консолидации тюркских идей. Спустя некоторое время мы учреждаем Информационно-издательское предприятие «Туран» во главе с Арифом Алиевым. Я отвечал за издательскую деятельность. B связи с необходимостью прорыва информационной блокады Азербайджана 5 мая 1990 года предприятие учреждает Информационное агентство «Туран», которое я возглавил. Сначала я работал один — писал новости от руки и зачитывал их по телефону в зарубежные бюро мировых СМИ, расквартированных в Москве. К концу 1991 года финансирование было ограничено и агентство было на грани закрытия. Но к этому времени удалось получить признание мировых СМИ, и пошел поток гонораров. Ежемесячный доход составлял несколько тысяч долларов, фунтов стерлингов, дойче марок, французских франков, российских рублей. B то время высокая зарплата была эквивалентна 50 долларам. B 1992 году в агентстве работало пять человек. После приобретения независимости стали открываться посольства, представительства иностранных компаний. Доходы многократно выросли, и вместе с ними расширялось агентство. Bсе средства вкладывались в развитие. К 1997 году число сотрудников достигло 45-ти. Мы охватывали все сферы и практически были единственными основными источниками текстовой и фото- информации для СМИ. Нашими подписчиками были десятки газет и все телеканалы. Еще не было интернета и мы единственные, кто в конце 90-х создал интранет, система которая соединяла наших клиентов с нашим базовым компьютером, что позволяло подписчикам читать новости в режиме онлайн. Мы были первыми во всем. У нас были большие планы. Но с 1998 года начинается политика подавления СМИ в Азербайджане, что привело к серьезному кризису прессы. B первые годы кризиса «Туран» оставался единственными стабильным изданием, где не увольняли работников и своевременно выдавали зарплаты и даже повысили их. B 2006 году, когда многие СМИ оказались под контролем властей, им запретили подписываться на «Туран» и использовать наши новости. Это был финансовый удар по агентству и его информационное блокирование. Наши новости распространяются только по подписке, которая является нашим единственным источником дохода. И наши новости обычные граждане читали, слушали через СМИ, которые их транслировали. B последующем наше финансовое положение стало ухудшаться на фоне создания альтернатив и многочисленных финансируемых со стороны государства СМИ. Число сотрудников стало сокращаться, которые уходили в другие СМИ на более высокие зарплаты. «Туран» получал поддержку фонда Сороса для распространения бесплатных новостей и НЕД для создания сайта открытого для обычных читателей Contact.az вплоть до 2014 года. Приведу один пример. B 2001 году представители СМИ встречались с президентом Гейдаром Алиевым в связи с финансово-экономическим кризисом прессы. На этой встрече я публично сообщил, что долг СМИ агентству составил за информационные услуги 40 тыс. долларов. Алиев только выразил удивление и не более того. Через пару дней с редакторами в Бакинском пресс-клубе состоялась встреча представителей фонда Сороса, которые заявили, что могут выделить на всех 70 тыс. долларов. Редактора предложили погасить их долги агентству. Представители фонда заявили, что не могут сделать этого, но могут проплатить последующие услуги агентства газетам и журналам. Так и было сделано. В течение двух лет пресса не платила нам за предоставляемую информационную продукцию.

Отличительной чертой агентства среди СМИ было то, что «Туран» последовательно занимал гражданскую позицию в вопросах защиты слова, прав человека, общественных интересов. И это было также причиной нападок властей на агентство.

Надо отметить, что за последние 4 года число сотрудников сократилось до 15-ти человек, из которых 8 являются журналистами, а остальные технические работники. Но мы, все же, смогли сохраниться и продолжить работу, которую власти также пытались пресечь в 2017 году, сфабриковав уголовное дело против агентства. «Туран» выжил благодаря широкой поддержке местной и международной общественности. О степени значения роли и влияния небольшого по численности агентства говорит тот факт, что ни одна организация, ни одна персона не получали такой консолидированный мощной поддержки за всю историю страны, да и постсоветского пространства. И наконец, если бы не политика подавления СМИ, то «Туран», с полной уверенностью могу сказать, оставался бы информационным флагманом Азербайджана.

Агент МНБ

Я действительно знаю бизнесмена Бабека Мурадова, который был другом Наджафа Наджафова и с которым познакомил меня мой первый редактор. Это достойный человек и гражданин. Но для информации сообщу, что предложение на работу в МНБ поступило не при Махмудове, а в 1995 году. Это произошло после того как я информировал руководство страны о готовящемся покушении на Гейдара Алиева. Тогда мне предложили возглавить аналитическое управление МНБ. Я отказался от этого предложения.

Еще ранее, в 1994 году я информировал Г.Алиева о попытках срыва подписания «Контракта века», который был судьбоносным проектом для страны. После этого он провел совещание и публично потребовал представить контракт в короткие сроки, что и было сделано. Какую роль сыграл этот контракт в событиях октября 1994 года и последующих, думаю, говорить не приходится. После этого мне были сделаны предложения о высоких постах, от которых отказаться было не возможно, но я также отказался.

Были и другие важные вопросы, которые решал «Туран» в интересах национальной безопасности, и о которых публично говорить не приходится.

Сахиб Мамедов

Я не думаю, что Сахиб Мамедов мог сказать, что я обивал пороги его кабинета, чтобы получить средства на снятие фильма о Сумгаите. Мы с ним в то время не были знакомы, хотя я был заместителем пресс-секретаря президента и заведующим Сектором общественных связей. B моей курации было также карабахское направление. Я думаю, что все кто работал в то время в администрации Эльчибея, знают, какого уровня работу мы провели тогда и добились нейтрализации армянской дезинформационной машины. Эта работа высоко оценивалась не только в Баку, но и в Ереване. B апреле 1993 года пресс-секретарь президента Армении позвонил пресс-секретарю президента Эльчибея Арифу Алиеву, и предложил объявить мораторий на информационную войну. Мы ответили, что не ведем информационную войну, мы просто выполняем свою работу — говорим правду.

Эта работа была также высоко оценена Г.Алиевым, который будучи председателем парламента уже после смены власти в июне 1993 года через своего представителя предложил мне возглавить пресс-службу президента. Я отказался от этого предложения и даже не вышел на работу. Мне также предлагали должность директора Азертаджа, которую 2 года держали вакантной. Я вновь ответил отказом. О мотивах я говорить не буду. Bсе эти темы требуют более подробного разъяснения.

Фонд Сороса

Я стал последним председателем правления Института открытое общество — Азербайджан (Фонд Сороса) в 2009 году. Это было время, когда Сорос принял решение о закрытии представительства в Азербайджане.

Фонд Сороса пришел в Азербайджан во второй половине 90-х и внес большой вклад в становление гражданского общества, НПО страны. По сути, большинство неправительственных организаций, известные деятели стали специалистами высокого уровня в своих областях благодаря поддержке фонда. Он заложил основу развития гражданского общества. Фонд внес большой вклад в развитие прикладной науки, образования, медицины, права, законодательства, СМИ и другие. И никто не может представить доказательства того, что фонд готовил революцию в Азербайджане. Если идея открытого общества, которую декламировал Сорос, это революционная идея, то это уже из области нездоровой фантазии.

Рустам Ибрагимбеков

Письмо Путину с просьбой о лишении Рустама Ибрагимбекова российского гражданства с целью устранения препятствий для его выдвижения в кандидаты в президенты писал я, но по поручению Национального совета. И это было правильным решением, потому что другого пути выхода из гражданства история не знает. Я поддержал Нацсовет и Ибрагимбекова и не раскаиваюсь в этом. Кстати, информационная машина Нацсовета с минимальными ресурсами переиграла правительственную пропагандистскую инфосистему. И это в беседе со мной признал один из ведущих специалистов правительственной пропагандистской команды.

Что касается моих притязаний на пост президента, то их никогда не было. Ко мне приходили группы и лица с призывом выдвижения кандидатом в президенты после того, как стало невозможным участие Ибрагимбекова. Но я воспринял это без энтузиазма, так как никогда не видел себя в роли политика, а тем более президента. Такие предложения и пожелания в отношении меня выдвигались не раз, но, повторюсь, у меня не было таких амбиций.

Ильхам Алиев

Автор позиционирует себя в роли защитника президента Ильхама Алиева. На самом деле он, прикрываясь ролью защитника Алиева, пытается использовать его для нападок на меня и «Туран». Я не думаю, что Алиев нуждается в поддержке таких сомнительных персон как Шахсуварлы, которые сделали многое для дискредитации имиджа самого президента. Алиев и его близкие никогда не подвергались таким оскорблениям в соцсетях, каким подвергаются в последнее время. Эту культуру привнесли в информационное пространство черные тролли типа Шахсуварлы и его «благодетели». О сомнительности Шахсуварлы свидетельствует им же написанный пасквиль, который стал поводом, но не причиной моего ответа с целью внесения ясности в историю «Туран» и меня как журналиста. Каждый его абзац это статьи 147 и 148 УК.

Да, я всегда был критиком Ильхама Алиева, но не голословным. Я неоднократно выступал с различными предложениями и инициативами в различных областях. Некоторые он учитывал и даже поддерживал, другие оставлял без внимания и ответа.

И это моя позиция не только как журналиста, но и гражданина, который имеет права и несет обязательства перед конституцией. И я буду придерживаться ее впредь.

Как-то меня спросили, если бы у меня была информация о готовящемся покушении на Алиева, то, как я поступил бы. Я ответил, как и 1995-м. Но я не уверен, чтобы также поступил бы Шахсуварлы. Потому, что для этого потребуются мужество, честь и достоинство.

Мехман Алиев

Источник:http://www.contact.az/ext/news/2019/1/free/Want%20to%20Say/ru/77806.htm

| 2019-01-05T02:21:17+00:00 5 января 2019, 12:15|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (16 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|