Встреча без Путина

Относительная дипломатическая пауза в отношении Украины, вызванная президентскими выборами в России, а также отвлечением внимания США и Европы на Северную Корею и Иран, видимо закончилась.

В  немецком городе Ахене прошла церемония вручения Международной премии им. Карла Великого — престижной европейской награды за вклад в объединение Европы. Она присуждается ежегодно с 1950 года. Премия названа в честь императора франков Карла Великого (742-814), основателя Священной Римской империи. Он считается первым объединителем Европы. Столицей империи был Ахен. Традиционно вручается на праздник Вознесения в Коронационном зале городской ратуши. Лауреатами премии, в частности,  в 1958 году был Робер Шуман — премьер-министр и министр иностранных дел Франции, один из основателей Европейского союза, Совета Европы и НАТО, а также в 1955 году премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.

К этому торжественному событию приурочили и встречу канцлера Германии Ангелы Меркель, президента Франции Эммануэля Макрона — лауреата премии нынешнего года и президента Украины Петра Порошенко. Ее характерной особенностью стало то, что она прошла в отсутствии президента России Владимира Путина.

Как сообщил украинский президент на брифинге, на встрече обсудили продление санкций против России, а также вопросы, связанные со стабилизацией ситуации на Донбассе.

Порошенко оценил встречу с западными коллегами как очень продуктивную, сообщается на его официальном сайте. «Обсудили вопрос продления санкций, серьезное беспокойство эскалацией напряженности и боевых действий со стороны Российской Федерации против украинских войск. Только за последние сутки в районе Катериновки мы потеряли одного украинского героя, пятеро были ранены». Президент Украины обсудил с Макроном и Меркель вопрос деоккупации Крыма. «Мы координируем действия. Пакет санкций в отношении имплементации Минских договоренностей и прекращения агрессии России на Донбассе неразрывно связан с пакетом санкций за незаконную аннексию Крыма». Также была встреча 9 мая с президентом Европейского совета Дональдом Туском, во время которой обсуждалась политика санкций.

Со своей стороны Ангела Меркель заявила, что «Нужно много времени, но мы приложим усилия для восстановления суверенитета Украины».

В Кремле серьезно занервничали. Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин заявил, что в Москве рассчитывают получить информацию об итогах переговоров. «Страны вольны собираться в тех форматах, которые считают полезными, поэтому мы не вправе возражать, но рассчитываем, что все это будет транспарентным для нас».

Информация поступила стразу же. Ее, видимо по согласованию, предоставила Путину в телефонном разговоре Ангела Меркель. К тому же она скоро приедет в Москву, а за ней 25 мая в Россию отправится президент Франции.

Тем для разговоров достаточно много. Начиная от Ирана и ядерной сделки с ним, до Сирии и Украины. В России серьезно рассчитывают на раскачивание западного единого фронта в связи с противоречиями вокруг Ирана. В Европе не готовы возобновлять санкции против Тегерана и пытаются спасти ядерную сделку в любом виде. Здесь, конечно, многое зависит от позиции России, но далеко не все. К тому же за участие в давлении или, если хотите уговорах Тегерана, Путин потребует смягчения санкций, хотя бы европейских.

Аналогично по Сирии, в дипломатию вокруг которой активно включился президент Франции. Однако в этой стране далеко не все зависит от России. Наряду с Ираном есть Турция, есть США, а также монархии Персидского залива и теперь Израиль. У Москвы есть определенное влияние на события, но она может относительно немного. К тому же попытки Кремля обменять Сирию на Украину, а в дальнейшем и на Молдову пока оказались безуспешными и перспектив в этом направлении не просматривается.

Наиболее чувствительным для европейцев является конфликт в Украине. Минские протоколы оказались мертворожденными, вооруженные столкновения на Донбассе продолжаются, количество обстрелов растет, множатся убитые и раненные, в том числе и среди мирного населения. Территория находится на грани экологической катастрофы, а гуманитарная там давно уже началась.

В то же время в Москве категорически не хотят никакого продвижения в урегулировании конфликта. Уже понятно, что ни США, ни Европа не согласятся на замораживание конфликта и превращения части Донбасса в своего рода украинское Приднестровье.

Об этом было четко заявлено в Ахене и сам факт встречи втроем для сверки позиций весьма показателен. Кремлю ясно дают понять, что ни при каких условиях Украину не сдадут, аннексию Крыма не признают и режим санкций не будет смягчаться, наоборот, возможно его ужесточение до достижения конкретных результатов по урегулированию конфликта. Московские разговоры о том, что Россия не сторона конфликта и Киев должен вести переговоры с российскими марионетками на Донбассе годятся только для внутреннего употребления гражданами прочно находящихся на телевизионном наркотике федеральных каналов. Никто на Западе среди реальных политиков этому не верит, так как имеют прямую информацию, а не полагаются на то, что скажут в российской столице.

Видимо полный тупик на переговорах по украинскому вопросу вызывает настолько сильное беспокойство, что решено в связи с формированием нового правительства несколько изменить персоналии, ответственные за Украину.

До недавнего времени «за Донбасс» отвечал Владислав Сурков. Он был идеологом и практическим куратором сепаратистских образований. Ему приходилось нелегко в противостоянии со спецслужбами, у которых есть свои, в частности интересы по персоналиям.

Дополнительной проблемой для Суркова стала необходимость вести переговоры со специальным представителем государственного департамента по Украине Куртом Волкером.

Как-то в Москве недооценили американского дипломата, который оказался самодостаточным, умным и влиятельным. В то время как Волкер на переговорах был самостоятелен и вел четкую политическую линию, Сурков был стиснут очевидными бюрократическими ограничениями и постоянной борьбой на украинском направлении в московских коридорах власти.

Волкер фактически открыл второй фронт против России в конфликте на Донбассе и довольно ловко расширил его масштаб из локального столкновения до широкого международного масштаба. Кремль оказался перед необходимостью противостоять европейским политикам в так называемом нормандском формате и одновременно Вашингтону в лице Волкера. При этом, последний хоть и информировал европейцев, но с каждой встречей с Сурковым занимал все более жесткие и откровенно проукраинские позиции. С этим приходилось считаться в Берлине и Париже, отсюда несговорчивость европейцев, возможно, что и без особого желания, в отношении санкций и непризнания аннексии Крыма.

Вполне в московском духе поставить на место Суркова более твердого или жесткого политика, чтобы продемонстрировать Вашингтону несгибаемость. Тем самым попытаться девальвировать статус этой переговорной площадки в пользу нормандского формата в надежде на нежелание, как считают в Москве, Берлина и Парижа дальнейшего обострения.

Пока встреча в Ахене показала, что Европа не собирается сдавать свои позиции по украинскому вопросу. В ответ Москва в очередной раз покажет свою несговорчивость в надежде, что в ближайшем или более отдаленном будущем что-то изменится в ее пользу.

Как говорится, блажен, кто верует, ему тепло на свете жить.

308 просмотров
| 2018-05-14T13:45:54+00:00 14 мая 2018, 13:33|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 7,00 из 10) Загрузка...|0