«Нужно всегда слушать внутреннее «я»…»

Каждого из нас хотя бы раз в жизни посещала мысль стать актером. И если одни так и остаются по «ту стоpону» сцены или экpана, то другие, решая стать профессионалами, стараются осуществить свою мечту. Одним из таких молодых и талантливых актеров является Олег Амирбеков, пришедший в Русский драматический театр в достаточно юном возpасте. О.Амирбеков является актером театра и кино, телеведущим на каналах AZTV и «Культура». Он узнаваем, интересен и неповторим в любом спектакле и в любой роли. Актер увлеченно — импульсивен и выразителен, а его персонажи могут до слез рассмешить зрителя и до слез же растрогать, но никто не останется равнодушным к его героям. Он и Клавдий Горецкий («Волки и овцы» А.Островского), и Алеша Карамазов («Братья Карамазовы» Ф. Достоевского), и Дональд Бейкер («Эти свободные бабочки» Л.Герша), и самый дружелюбный кот Леопольд («Новые приключения кота Леопольда»). Также он впервые в азербайджанском кино сыграл роль поэта Михаила Лермонтова. О своих творческих исканиях и актерской жизни нам и рассказал Олег Амирбеков.
— Олег, над чем вы сегодня работаете?
— С 1 сентября в Русском драматическом театре начала кипеть работа, а точнее, репетиции спектакля «Распутник» по произведению Эрика Эмманюэля Шмитта, премьера которого состоится 21 сентября. Эта интересная, ироничная lovestory в двух действиях, в которой задействован и я. Также с 24 сентября труппа нашего театра уезжает на гастроли в Санкт-Петербург. Далее, 28 сентября, мы поедем на гастроли в Ярославль. 3 октября вернемся в Баку, правда, совсем ненадолго, так как с 7 по 10 октября полетим в Минск на Дни культуры Азербайджана в Беларуси. Такой вот у нас насыщенный график (улыбается).
— Помимо театра вы также задействованы в съемках фильма. Расскажите о кинопроектах подробнее.
— Начну с первого фильма, в котором я снялся в 2011 году — «Я возвращаюсь домой», где сыграл старшего лейтенанта Анатолия Василенкова. Последний кинопроект, в котором я был задействован — исторический художественный фильм Subhun sеfiri («Посол зари»), посвященный писателю-просветителю, основоположнику реализма в азербайджанской литературе, драматургу Мирзе Фатали Ахундову. В нем я снялся в роли поэта Михаила Лермонтова — в эпизоде, где поэт ведет диалог с М. Ахундовым. На фотопробы меня пригласила киностудия «Азербайджанфильм». Перед съемками я изучил дневники и письма Лермонтова друзьям, узнал о его визите в азербайджанские города Шуша, Губа, Шамаха, Гянджа.
Моей последней работой являются съемки в фильме «Самая обычная фамилия», повествующем об одном из интересных периодов жизни Гейдара Алиева. В фильме я воплощаю образ сотрудника НКВД — Колю.
— Ваше амплуа? Какие роли вы исполняете?
— Амплуа, конечно, никто не отменял (улыбается). Каждому актеру удается играть роли, соответствующие его амплуа, внешности и т.д. Но если честно, я против такого понятия. Ведь не совсем пpавильно, если актер характерный, то он, скажем, не должен играть ничего, кроме комедийных ролей, или исключительно романтичных молодых героев. Я, например, сужу по себе. В спектакле «Эти свободные бабочки» я играл слепого парня, который являлся положительным героем, а в спектакле «Волки и овцы», где я играю Клавдия Горецкого, все иначе — образ у меня ироничный, характерный. Думаю, что себя нужно пробовать в разных ролях и образах, тем более, если есть талант и возможность.
— Есть ли в вашем репертуаре роли, которые дарят ощущение подъема или открывают второе дыхание?
— Конечно, есть. У нас в театре постоянно ставят новые спектакли, в которых мы претворяем в жизнь самые разные образы. Другое дело, что есть спектакли, которые нравятся больше, есть те, которые нравятся меньше (улыбается). Например, мой любимый спектакль на сегодняшний день — это «Волки и овцы» А. Островского, на который я иду, как на праздник. Роль Горецкого для меня не только любимая, но и знаковая, так как именно после нее на меня обратили внимание, как на артиста, умеющего играть что-то серьезное и характерное.
— Как, по-вашему, актер должен переживать судьбу своего героя или достаточно пpосто хорошо представить образ публике?
— Начну с того, что есть так называемые артисты-технари, которые, может, и не очень проживают то, что происходит во время спектакля с героем, но преподносят себя публике настолько искренне, что не поверить невозможно. Есть артисты, которые переживают каждый спектакль, играют от души и на эмоциях. Я придерживаюсь выбора золотой середины. Переживать каждый спектакль, конечно, сложно, ведь у актера может не быть настроения, не позволяет состояние здоровья. Нет секрета профессии — все это школа, опыт и талант.
— Каково ваше определение актерского мастерства?
— Мастерами не становятся после института. Один из отечественных режиссеров правильно отмечает, что наш Университет искусств напоминает бассейн без воды, где людей учат плавать. Вначале все с радостью учатся, стараются сдать экзамены на пять, стремятся к успеху, но потом их выпускают из пустого бассейна и пускают в бассейн с водой, где оказывается, что и плавать никто не умеет. Артисту, прежде всего, необходима практика, даже если он учился на отлично в университете и в нем бурлит талант.
Мастерство — это совокупность качеств, имеющаяся у артиста, которая проявляется на сцене только с течением времени.
— Вы до сих пор учитесь….
— Конечно, учатся всю жизнь (улыбается). Я никогда не забуду, как мэтр эстрады, уже будучи известный певец — Муслим Магомаев — рассказывал, как записывал все свои концерты на кассету и сразу после выступления просматривал их от начала до конца. Так и у нас, одну и ту же роль в 25 лет можно сыграть в одном ключе, а через 10 лет посмотреть на образ иначе. На мой взгляд, театр нельзя отделять от жизни, ведь театр и есть своеобразное зеркало жизни. Как всю свою сознательную жизнь мы учимся на своих или чужих ошибках, так же и профессионалы оттачивают свое мастеpство. Придя к определенному рубежу они уже не допускают тех ошибок, которые совершали 10 лет назад.
— Олег, что вам ближе — театр или кино?
— В жизни артиста должно быть место и для театра, и для кино, и для телевидения. Театр в нашей жизни занимает важное место, иначе как назвать людей, которые за зарплату, не дотягивающую до прожиточного минимума, работают здесь без выходных, порой оставаясь и допоздна. Если не дорог театр, зачем в нем тогда работать? С другой стороны, существует момент материальной мотивации. Артисты, и не только в нашей стране, вынуждены помимо работы в театре сниматься в кино и сериалах. Сегодня я снимаюсь в сериале, но у меня возникают проблемы. С одной стороны репетиции спектаклей, с другой — съемки. Но я стараюсь все совмещать, и, слава Богу, пока мне это удается.
Да и сравнивать по популярности театр и, скажем, телевидение неправильно, ведь если в театре за два часа тебя увидят максимум 400-500 человек, то по телевидению тот же прогноз погоды посмотрит половина страны. Необходимо правильно совмещать что-то для души, а что-то и для кармана (улыбается).
Меня можно назвать все же актеpом театра. У нас есть понятие «театральные дети», каковым я и являюсь, так как впервые меня привели в театр в 1987 году. Когда мне задают вопрос, сколько лет я в театре, то вполне серьезно можно ответить, что я здесь с детского сада (улыбается).
— Насколько нам известно, вы являетесь и героем детских сказок?
— Верно (улыбается). Первой моей сказкой был спектакль — «Новые приключения Кота Леопольда», где я играл дружелюбного кота (улыбается). Если честно, есть несколько сказок, которые мне очень нравятся. Одни из моих любимых сказок, которые есть у нас в репертуаре, это «По щучьему велению» и «Маша и Медведь». Я не считаю, что сказки — это низкий уровень, от чего актер должен отказываться. Я играю в сказках и получаю огромное удовольствие. Сказка для артиста это то, что он не может позволить себе в серьезном вечернем спектакле. Открою небольшой секрет, например, в сказке «По щучьему велению», где я играю Царя Гороха, образ царя был представлен под народного артиста Нодара Шашигоглу. У меня есть пародийные способности — в спектакле Царь Горох говорит голосом Нодара Иззетовича (улыбается). Получился смешной образ, который нравится и взрослым и детям. Также и в сказке «Маша и Медведь» — своими повадками Волк очень похож на депутата В. Жириновского.
— Кто выступает в качестве критика вашего творчества? Какой критике вы доверяете?
— Критика — вещь полезная. Театральных критиков сегодня у нас практически не осталось. Мне, как и многим артистам, очень бы хотелось после премьеры спектакля прочесть в газетах или на информационных порталах хорошую и конструктивную критику по существу. У нас же порой стараются разобрать спектакль «по косточкам», даже если и не в состоянии это сделать, что в итоге получается смешно и коряво. Критиковать вообще дело сложное. Раз критикуете, то будьте добры объяснить, причину вашей критики. В ту же очередь, если хвалите спектакль, то будьте добры объяснить почему спектакль вам нравится. Корень проблемы кроется в отсутствии профессионального взгляда. А сам я к критике отношусь положительно. Моими критиками является мама — заслуженная артистка Рита Амирбекова, и близкий друг нашей семьи Земфира Гусейнова. К мнению этих двух людей я всегда прислушиваюсь, что мне и помогает в своей профессии.
— А как насчет самокритики?
— Я люблю фразу: «Настоящий художник всегда недоволен собой». После спектакля я никогда не похвалю себя и не скажу: «Ах, как я прекрасно сыграл роль». Хороший актер лучше критиков знает, где он неплохо сработал, а где не доиграл. Если начать с молодых лет расхваливать себя, то это приведет к катастрофе. Если актер сразу исправляет ошибки, то это уже говорит о его работе над собой. Но если он считает, что все идеально, да и зачем играть лучше, то и профессионального роста актер не достигнет никогда. Нужно всегда слушать внутреннее «я»!
— Что для вас зрители? Как вы их чувствуете?
— Зрительский зал — это живой организм. Начну с того, что зритель бывает разный. Порой зрители заполняют весь зал, даря улыбки, бурные аплодисменты. А бывает, собирается тяжелый зал, человек сто, которые сидят хмурые, будто не понимают, что происходит на сцене. Люди придумывают себе некую модель, что они хотели бы увидеть на сцене, и уже придя в театр, ловят себя на мысли, что спектакль не тот, каким они себе его представляли, а актерский состав не оправдал надежд. В такие моменты актеру бывает очень сложно, ведь если мы не чувствуем поддержку зала, его реакцию на происходящие действие, сами теряемся. У актеров есть возможность каждый раз сыграть одну и ту же роль по-разному, ведь хороший артист постоянно пробует что-то новое.
— Какие радости приносит вам актерская профессия?
— Во-первых, если актерская работа интересна, то актер уже счастливый человек. В детских спектаклях есть свои моменты счастья. Например, когда маленький зритель с цветком в руках поднимается на сцену, ходит по ней, ищет своего героя и выбирает меня — это и есть самое огромная радость, ведь дети самые не ангажированные зрители. Как и в любой профессии, в актерской есть и ограничения, и сложности, свои плюсы и минусы. Моя профессия приносит много радости и счастья.
— Каждый человек в какой-то период своей жизни задумывается, для чего пришел в этот мир. В чем вы видите смысл своей жизни?
— Каждый человек задается этим вопросом, но 99% не знают на него ответа. Я мог бы ответить, что моим смыслом жизни является — оставить след в искусстве после себя. Но есть масса непубличных людей, которые отвечают на вопрос иначе. Я понимаю, что смысл моей жизни не зависит от того, публичная ли я личность, или нет. Для меня смысл жизни еще не разгадан, я надеюсь понять его позже. Сегодня, в свои 25 лет, я стараюсь не столько думать над этим вопросом, сколько о том, чтобы прожить жизнь и совершать поступки, за которые мне не было бы стыдно. Есть такой афоризм: «Если ты хочешь, чтоб о тебе говорили только хорошее — умри». Нужно стараться, чтобы говорили о тебе хорошее и при жизни. Для этого нужно вести себя соответствующим образом. Хочешь добиться какой-то цели — добивайся, но, не идя «по трупам», что в наши дни не редкость, Я порой завидую людям, которые могут «отложить» свою совесть в шкаф, а потом достать ее, или вовсе так и держать в шкафу всю жизнь. Я стараюсь быть просто хорошим человеком (улыбается).
— Какое из понятий вам ближе: искусство как удовлетворение, искусство как образ жизни, как воспитатель людей, или…?
— Искусство несет разные цели в зависимости от потребностей людей. Раньше считалось, что театр должен нести исключительно поучительнообразовательную функцию. Сегодня зритель все более тяготеет к комедиям. Зрители хотят собраться на уик-энд, отдохнуть, посмеяться. На мой взгляд, все должно быть сбалансировано. В репертуаре должны быть как комедии, так и серьезная драматургия.
— Олег, каким вы видите будущее театра?
— В нашем театре есть практически все для хорошего будущего — талантливая тpуппа, качественный свет и звуковая аппаратура, постановки для души. Так что будущее театра мы можем планировать исключительно в радужных тонах, и я думаю, что все будет хорошо. Во всяком случае, мы постараемся радовать и зрителя, и себя. Одним словом — театру быть!
— Ваши пожелания зрителям.
— Всем крепкого здоровья и достатка (улыбается). Приходите к нам чаще, уважаемые зрители, а мы, в свою очередь, будем работать и стараться оправдывать ваши ожидания. Мы предлагаем зрителям качественный продукт, дабы не разочаровать их, а зрителей призываем почаще приходить в театр и получать удовольствие. Как говорил кот Леопольд: «Давайте жить дружно!».

109 просмотров
| 2012-09-14T20:33:46+00:00 14 сентября 2012, 20:33|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|