Правозащитник: «Налицо кризис мировой системы защиты прав человека»

Недавно международное сообщество отмечало  День прав человека, и повсюду, в том числе в Азербайджане, проходили различные мероприятия по этому поводу.  О том, как обстоят дела с защитой прав человека  в  нашей стране и в мире, «Зеркало» рассказал глава Правозащитного Центра Азербайджана Эльдар Зейналов.

 — Чем отличается 2018 год с точки зрения обеспечения прав человека?

–Этот год был юбилейным — мир отмечал 70-летие принятие Объединенными Нациями Всеобщей Декларации Прав Человека ООН. Хотя СССР (а в его составе — и Азербайджан) подписался под этим документом тогда же, в 1948-м, текст ВДПЧ не изучался в школах и не переводился на языки республик Союза. В Азербайджане, насколько я помню, Декларация распространялась в самиздате и полуофициально была издана в период «перестройки» в журнале «Гянджлик» у Наджафа Наджафова.

В 1998-м ООН торжественно отметила 50-летие ВДПЧ в Париже, где она и была когда-то подписана. Перед юбилейной сессией Генассамблеи был проведен Всемирный Саммит правозащитников, на который были приглашены и 4 правозащитников из Азербайджана, включая меня. Это было грандиозное мероприятие с участием тысяч людей, и символическим вручением Генсеку ООН десятков тысяч подписей под ВДПЧ (из них 20 тыс. были собраны в Азербайджане). Тогда же ООН приняла и Декларацию прав правозащитников.

Двадцать лет спустя, в 2018-м, очередной Саммит правозащитников представлял уже более чем скромное зрелище. Из почти 200 стран и территорий — членов ООН, смогли пригласить всего 150 участников. Из них всего один представлял Азербайджан. И это вряд ли случайно: в отношении к правозащитникам в мире за эти 20 лет наступило охлаждение, и не только в странах бывшего «соцлагеря», но и в странах Запада.

В этом году праздничные мероприятия были омрачены ситуацией вокруг Украины,  продемонстрировавшей беззубость выработанных мировым сообществом механизмов защиты от конфликтов. Существенно подорвана система Европейской безопасности, созданная Заключительным Актом совещания в Хельсинки (1975), на основе которого создана ОБСЕ. Активизировались страны — признанные нарушители прав человека, создающие свои межгосударственные объединения с привязкой к Азии, а не к Европе (например, ОДКБ). Строятся новые стены между странами, вызывающие воспоминания о «железном занавесе».

Словом, налицо кризис мировой системы защиты прав человека. Особенно он очевиден на примере недавних событий в Париже, поставивших в тупик Европу. Можно представить, какой была бы реакция европейских структур, если бы даже десятая часть жестокостей полиции, проявленных в отношении демонстрантов, случилась бы в Азербайджане. А тут — более чем умеренная реакция…

— В каких сферах чаще всего нарушаются эти самые права?

–Заметнее всего нарушения прав человека, если они касаются известных фигур, например, политиков, олигархов, журналистов и т.п. Именно по этой причине в центре внимания обычно оказываются гражданские и политические права.

Но в количественном отношении, намного чаще нарушаются права простых людей, в основном, в социально-экономической и культурной сфере. Имущественные права, права на качественное медобслуживание, образование, социальное обеспечение касаются миллионов граждан и нарушаются в той или иной степени ежедневно.

Причиной является не только правовая неграмотность населения или плохая работа судов, но и то, что в стране ослаблена работа профсоюзов и неправительственных организаций. Во всем мире они обычно эти права и защищают, но у нас выглядят «европейской декорацией»…

— Какие отличия в этом плане  нашей страны от других стран СНГ?

–Мы в «середнячках». Есть государства СНГ, где с соблюдением прав человека дело обстоит хуже, есть те, кто нас превосходит. Но обычно, если у соседа с какими-то правами лучше, то с другими — хуже.

У нас любят сравнивать с соседями по региону, особенно с Грузией, которая представляется завтрашней Европой и отдушиной демократии. Но у грузин уровень бедности (22%) в 3,5 раза выше нашего, зато на душу населения заключенных меньше, а адвокатов — больше.  Если оценивать уровень демократии количеством искателей политического убежища, то в прошлом году в Германии, этой Мекке для кавказских беженцев, попросили убежища 3410 граждан Азербайджана, 3462 гражданина Грузии и 3857 граждан Армении. Почти поровну, но ведь в Азербайджане 10 млн. граждан, в Грузии — 4 млн, в Армении — 3 млн.

— Наблюдаются ли улучшения в области защиты прав человека в Азербайджане или, напротив, ситуация ухудшилась?  

–Думаю, что ситуация стабильно тревожная. Ничего особо не ухудшается, несколько панических прогнозов, связанных с выборами и курсом маната, не оправдались, но люди смотрят в будущее без особого оптимизма. Мало кто рассчитывает на государство в случае каких-то проблем, а при таком раскладе могут быть спокойны за свое будущее лишь те, кто имеет солидный банковский счет за границей.

Приведу пример из недавнего прошлого. Официальные лица страны заверяли, что манат будет стабильным. Но следом за этим, национальная валюта обвалилась. В результате у людей возникли проблемы с возвратом кредитов, и даже три года спустя, в начале этого года, объем просроченных кредитных задолженностей составлял 1,7 млрд. манат. Проблемные кредиты составляют сейчас шестую часть общего кредитного портфеля банков (если не больше).

Такая ситуация вызвала проблемы у сотен тысяч граждан, кто взял кредиты в долларах, и которым внезапно пришлось платить банкам вдвое больше, чем они планировали. Дело дошло до Конституционного Суда, который решил, что двукратное обесценивание денежной единицы, причем фактически по вине государственной структуры и государственных чиновников, не является форс-мажорным обстоятельством, чтобы банки пересмотрели условия кредитных договоров. Государство «кинуло» банковских клиентов — иначе это не назовешь.

А увеличение пенсионного возраста? Министр труда и социальной защиты населения обосновал это тем, что «срок жизни на пенсии должен (!) составлять 12 лет», и что «работающие люди должны осуществлять больше выплат, чтобы можно было поднять их пенсии». Трудно быть оптимистом, когда государство скрупулезно высчитывает, когда ты умрешь и присматривается к твоим доходам, чтобы отнять от них больший процент (министр в качестве «примера» предложил высчитывать в пенсионный фонд не 26%, а 50%). И это при том, что увеличение пенсионного возраста предполагает выделение новых рабочих мест тем, кто еще вчера бы отдыхал на пенсии. Тут молодым не так легко найти работу, а уж женщинам за 60 и вовсе проблематично…

— Что  у нас конкретно делается для соблюдения прав человека?

–Государство пытается что-то делать, главным образом по линии увеличения государственных доходов. Скоро можно ожидать запуска новых транспортных проектов, которые сулят прибавку к бюджету. Но какой процент этих средств дойдет до населения?

Так как Конституция гарантирует судебную защиту граждан при нарушении их прав, то критическим моментом всех проводимых реформ становится нормальная работа судебной системы. Большинство дел о нарушенных правах относится к гражданскому судопроизводству. В этом году был пересмотрен институт представительства в судах по гражданским делам. Теперь граждан могут представлять или близкие родственники, или члены Коллегии Адвокатов. Обычные юристы или правозащитники в судах выступать уже не могут. Сделано это было под предлогом улучшения качества такой помощи (хотя чем близкий родственник лучше постороннего юриста, не ясно).

И все было бы хорошо, если бы у нас было достаточно адвокатов и их услуги были бы доступны малообеспеченным слоям населения. Адвокатов за год прибавилось, этот процесс продолжается, но ближайшие несколько лет наши малоимущие сограждане будут менее защищены в судах. Было бы неплохо, если бы государство хотя бы в случае исков против государственных структур предусмотрело для них бесплатную правовую помощь, как это практикуется в уголовных делах.

— Знают ли наши граждане свои права?

–Люди  имеют информацию о своих правах в общих чертах, но особо не тянутся к тому, чтобы их знать. Если можно дать чиновнику взятку и решить проблему здесь и сейчас, то кто пойдет в суд, где рассмотрение дел тянется месяцами и годами, адвокаты требуют высоких гонораров и пр.? Доходит до того, что люди совершают самоубийства, так и не рискнув обратиться в суды.

А между тем, даже проигранный на национальном уровне суд открывает дорогу для дальнейшей жалобы в Европейский Суд по Правам Человека. Пусть это достаточно долгий путь, но он сулит победу и денежную компенсацию, хотя и не заоблачную.

 

 

 

| 2018-12-17T10:14:56+00:00 17 декабря 2018, 12:26|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|