Такое разное Восточное Партнерство

Уже меньше чем через неделю, 18 июня состоится саммит Восточного Партнерства, сообщает пресс-служба Европейского совета. Конкретное место не называется, поскольку пройдет он в виртуальном пространстве, в формате видеоконференции. До пандемии коронавируса планировалось, что встречу проведут в Брюсселе в очном формате.

В саммите примут участие главы государств или правительств 27 стран – членов ЕС, а также лидеры стран Восточного Партнерства – Армении, Азербайджана, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины.

Председательствовать на заседании будет глава Европейского совета (президент ЕС) Шарль Мишель, на встречу также приглашены председатель Европейской комиссии (правительства ЕС) Урсула фон дер Ляйен и верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Жозеп Боррель.

Согласно сообщению Европейского совета, на саммите обсудят долгосрочные цели политики Восточного Партнерства (ВП) и планы на период после 2020 года, которые должны быть утверждены на очном саммите в начале 2021 года.

«Лидеры еще раз подтвердят стратегическую важность ВП. Они также подчеркнут важность солидарности во время кризиса COVID-19, которая включает значительную поддержку со стороны ЕС для преодоления последствий вспышки эпидемии в регионе ВП», – сказано в заявлении.

Напомним, что в мае Совет ЕС одобрил выводы о политике ВП на период после 2020 года. Совет считает, что ВП должно стать более амбициозной и гибкой основой для сотрудничества со странами-партнерами.

Интересно, конечно, что именно нового предложит Европа нашим странам во время предстоящего саммита. И что ответят они сами. Главным образом, стоит оценить, с каким багажом и намерениями подходит к саммиту Азербайджан.

В его преддверии уже состоялось несколько заседаний на более низком уровне. Например, состоялась встреча ВП на уровне министров иностранных дел в формате видеоконференции. О чаяниях Азербайджана выразился во время нее глава МИД Венгрии Петер Сийярто. Он заявил, что должно быть подписано новое всеобъемлющее двустороннее соглашение между ЕС и Азербайджаном. То есть, сказал практически то, о чем все последние годы говорят наши власти. Имеются в виду некие особо прописанные отношения. Пока ничего конкретного насчет будущего соглашения неизвестно, но судя по многолетнему поведению официального Баку, наши власти не особо воодушевлены реформами, которые проповедуют кураторы из ЕС, и которые направлены на унификацию всех сфер деятельности с европейскими. Хотя именно в этом и состоит смысл сближения и интеграции. На первый взгляд непонятно, для чего Азербайджан в нулевые состоял в программе ЕС «Новые соседи», а в 2009-м согласился стать участником Восточного Партнерства.

Судя по всему, в Баку хотят некоего особого членства в ВП – участвовать во всех его заседаниях, выступать на них с завуалированными речами, обеспечивать Европу газом и нефтью, чтобы иметь привилегию не обременять себя обязательствами, выдвигаемыми Брюсселем в сферах экономики и демократизации государственного устройства. Весьма своеобразный подход. Интересно, удастся ли склонить ЕС к такому в обмен на получение газа и нефти из Азербайджана по низким ценам?

Вот и Сийярто сказал, что «Азербайджан, объем добычи природного газа которого постоянно растет, будет играть важную роль в поставках энергоресурсов в ЕС».

Примерно так же с оговорками следует воспринимать и нынешнее членство в ВП Беларуси. Но тут ситуация несколько иная. Президент Лукашенко никогда не демонстрировал такого уж острого желания состоять в этой интеграционной программе. Скорее наоборот – это ЕС всеми силами старается не лишить ВП Беларуси. Наверное, потому что исторически, географически и по составу населения это именно европейская страна, и никакая другая.

Не очень-то понятно, что хочет получить от ВП такая страна, как Армения. Ясно, что прежняя ее власть – карабахский клан – рассматривала участие в этой программе ЕС с одной стороны – в качестве дополнительного имиджевого плюса на внешнеполитической арене, а с другой — как еще один источник получения финансовой помощи от ЕС. Возможно, нынешняя власть во главе с Пашиняном и хотела бы какого-то реального продвижения реформ в своей стране в рамках партнерства, да только Армения находится в столь сильной зависимости от Москвы, что такое просто невозможно.

Сам же ЕС ни от кого не отворачивается. «Сегодня мы отправили четкое послание нашим восточным партнерам — даже в сложные времена вы можете рассчитывать на нас, мы поддерживаем вас. В то же время мы должны сообща взглянуть на наше будущее и решить, как лучше всего выстроить наши отношения», — заявил верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Жозеп Боррель по итогам совещания глав МИДов.

В свою очередь еврокомиссар по вопросам соседства Оливер Вархеи отметил, что у каждого государства ВП имеется возможность теснее сотрудничать с Евросоюзом, если оно заинтересовано в этом. «Наши политические приоритеты неизменны — мы хотим осуществления реформ», — добавил Вархеи.

Восточное Партнерство остается приоритетом для внешней политики ЕС, заявил Жозеп Боррель на пресс-конференции после видеоконференции.

По его словам, министры иностранных дел ЕС продемонстрировали единство и верность своим шести восточным соседям — Армении, Азербайджану, Беларуси, Грузии, Молдове и Украине.

Назвав ВП «историей успеха», Боррель отметил, что ЕС желает, чтобы «эта история успеха продолжалась» на благо всех граждан. «Эта успешная политика продолжается уже 11 лет, но многое еще предстоит сделать, и многого можем достичь вместе», — заявил он.

То есть, Брюссель пока излучает оптимизм. Что ж время и реальные дела стран-участниц ВП покажут, имел ли под собой основания подобный настрой.

| 2020-06-13T03:22:28+04:00 13 июня 2020, 11:00|12345 (Пока оценок нет)
|