Протест начинается в регионах

В советское время была научная дисциплина под названием «Теория революции». Состояла она из сентенций из работ классиков Маркса-Энгельса-Ленина и до какого-то времени Сталина. Добавляли в нее и то, что писали правильные теоретики-коммунисты и вожди из других стран. От Мао Цзедуна до Хо Ши Мина.

В зависимости от политической целесообразности формулировались условия, при которых начинаются революции. Некоторые были заимствованы, конечно, без ссылок из работ других ученых. В том числе и так называемых буржуазных.

Необходимым условием считалось наличие существенного общественного недовольства, а достаточным — раскол элит. Это факторы объективные, но есть и субъективные. К ним следует отнести действия власти, которые направлены на усиление правящего режима, а фактически усиливают как первый, так и второй объективные факторы.

По мере того, как разворачивалось голосование по поправкам в конституцию, предложенных Владимиром Путиным, многие эксперты предсказывали рост протестных настроений в обществе. Характерно, что предсказывались протесты, но их начало и переход в массовую фазу относили на осень-зиму текущего года, некоторые даже на весну следующего.

И в очередной раз ошиблись. Как говорил Черчилль, «Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему это не произошло». От себя добавим — или произошло не так.

Наверное, результаты голосования по России в целом не просто разочаровали Путина и его ближайшее окружение, но заставили принимать меры. Набор их довольно ограничен и разразившийся экономический кризис еще больше сузил поле для маневров власти. Так что начавшиеся репрессии выглядят вполне очевидными и поэтому предсказуемыми действиями Кремля.

Собственно, они начались еще до голосования, но сейчас они приобрели зловещий и в чем-то истерический характер.

Наиболее резонансными на данный момент оказались аресты бывшего специального корреспондента газеты «Коммерсант», советника генерального директора «Роскосмоса» Ивана Сафронова и губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Его обвиняют в организации двух убийств дальневосточных предпринимателей и покушения на еще одного бизнесмена в 2004-2005 гг.

Дело Ивана Сафронова, его обвиняют в государственной измене, сравнивают по вздорности обвинений в свое время нашумевшем аресте журналиста Ивана Голунова. Тогда на его защиту выступили журналисты, редакторы изданий, политики, деятели искусства. Среди них были, что характерно, не только оппозиционно настроенные, но и вполне лояльные пропагандисты. Тогда благодаря протестам дело Голунова рассыпалось, и он был освобожден.

Теперь же с Иваном Сафроновым все повторяется, но есть и изменившиеся обстоятельства. Снова журналистское сообщество взорвалось протестами. Однако что-то власть не спешит отступать, да и властные пропагандисты пока помалкивают.

С другой стороны, руководство «Роскосмоса» не увольняет Сафронова и высказывается, хоть и в острожных выражениях в его поддержку. Раньше такого не наблюдалось, так как руководитель организации Дмитрий Рогозин всегда шел в фарватере путинской политики.

Дело московского журналиста формально с ситуацией с хабаровским губернатором не связано, но они образуют ту связку, которая на данный момент и в ближайшей перспективе будут определять общественную атмосферу в России. В свою очередь это будет иметь важные политические последствия.

Скорее всего, хабаровский губернатор стал жертвой московской обиды на его избрание и последующей деятельности.

Начнем с того, что на губернаторских выборах 2018 года Фургал одержал уверенную победу, будучи кандидатом от ЛДПР. Тогда во втором туре выборов он набрал более 70% голосов. Его оппонент на тот момент действующий глава региона, член партии «Единая Россия» Вячеслав Шпорт получил всего 27%. И это при том, что для поддержки последнего в регион приезжал Владимир Путин. В Кремле это расценили не иначе как открытый и демонстративный вызов самому начальнику государства российского.

Дальше — больше. Деятельность Фургала в регионе часто носила популистский характер, хотя он старался навести хоть какой-то прядок и укротить вызывающий чиновный произвол. В том числе и хищническое отношение московского бизнеса к эксплуатации природных богатств края.

В октябре 2018 года по личному распоряжению Фургала были приостановлены сомнительные, по его мнению, госзакупки, суммарная трата на которые составила бы 150 млн. руб. Была выставлена на продажу правительственная яхта Хабаровского края, которая находилась на балансе краевой администрации. Ее содержание обходилось бюджету региона в 600 тысяч руб. в год.

В декабре 2018 года Фургал подписал постановление (вступило в силу 1 января 2019 года), которое ввело новый порядок расчета доплат бывшим госслужащим и депутатам регионального парламента — их пенсии стали меньше как минимум в два раза. Это позволило сэкономить 9 млн. руб. в год. В несколько раз он уменьшил свою зарплату.

Так или иначе, но популярность губернатора росла, а вместе с ней и оппозиционность по отношению к центру. Сам же Фургал в своей деятельности избегал насколько можно противостояния с Москвой, но объективно вынужден был вступать с ней в своего рода конфликты.

На выборах в Законодательную думу края осенью 2019 года ЛДПР получила 28 мандатов из 36, а «Едина Россия» всего два. Это было выражением поддержки губернатора населением и вторым ударом по Москве. И чаша терпения Кремля переполнилась, когда на последнем голосовании конституционные изменения поддержало 62% при явке — 44%. Похоже, что в Хабаровске обошлись без фальсификаций. Характерно, что в соседнем Приморском крае, где есть признаки фальсификата, и результат там — 79% «за», а явка около 70%. Очевидно, что губернатор план центра по голосам в поддержку изменений в конституцию не выполнил. В Белокаменной такое решили не прощать.

Несомненно, что арест Фургала, как и Сафронова, есть часть общей линии Кремля на запугивание даже потенциальных оппонентов. Причем делается это в настолько вызывающей форме, что даже такой лояльный власти главный редактор газеты «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин заявил, что «Меня покоробила форма демонстративного ареста Фургала. У нас вроде правовое государство и губернатор все-таки символ государства».

Не удивительно, что Хабаровский край буквально взорвался протестами. Они прошли в краевом центре, Комсомольске-на-Амуре, Николаевске-на-Амуре, Бикине и др. Конечно, самым многочисленным были митинг и шествие в Хабаровске. В них участвовало от 30 до 35 тыс. человек, что очень много. Был перекрыт центр города, а автомобилисты поддерживали участников гудками. Полиция не препятствовала, более того, пусть неофициально, но выражала поддержку протестующим. самое неприятное для Кремля, что звучали лозунги «Путин — вор» и «Путина в отставку». Характерный штрих. Протестующие отказались писать обращения к президенту. Его авторитет начал падение под очень крутым углом.

Дальше наступает политическая развилка. Согласно упомянутой теории революции протест должен кто-то возглавить, иначе выступление неизбежно обречено на поражение. Пока такой силы в крае не видно. Ею может стать ЛДПР, но хватит ли у Владимира Жириновского воли бросить вызов Кремлю. Очень сомнительно. Либо лидеры могут появиться в ходе протестов, что вполне вероятно.

Мы же можем уже сейчас констатировать, что протестная волна начала подниматься. И идет она не из Москвы в регионы, а наоборот. Власть сама этому содействует и тем самым подрывает свои основы.

Региональные элиты, а особенно чиновники, что показали последние дни в Хабаровске, в некоторой растерянности. Они почувствовали исходящую из Москвы опасность и не знают, что делать с местными недовольными и готовыми к радикальным действиям. Так или иначе, но им придется выбирать и тем самым зафиксировать раскол элит. Пусть пока только на региональном уровне.

Путинский режим неожиданно рано вступил в полосу турбулентности. Назовите это революцией или бунтом, не важно. Россия стоит на пороге перемен, но мы не знаем, в чем они будут состоять. И это внушает ее соседям вполне обоснованное беспокойство.

| 2020-07-11T23:02:34+04:00 11 июля 2020, 23:02|12345 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|