Лукашенко и его бумеранг

Лукашенко начал закручивать гайки. По всей Беларуси утром 16 февраля начались массовые обыски. Официальная причина розыскных мероприятий – «выявление источников финансирования массовых беспорядков в Беларуси».

Как сообщает TUT.BY, утром 16 февраля «начались и проходят обыски у руководства Белорусской ассоциации журналистов, правозащитников и журналистов по всей стране. На данный момент в списках тех, у кого проходит или прошел обыск, более двух десятков человек. Силовики также работают в офисе БАЖ (Белорусская ассоциация журналистов), лишенного регистрации правозащитного центра «Вясна» и независимого профсоюза РЭП».

По тем же сообщениям, в ближайшее время плвнировалось заседание суда над журналистками «Белсата», которые вели стрим с «Площади перемен» освещая главные события в онлайн-режиме.

А за день до этого министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей заявил, что Минск поддерживает внешнеполитические и экономические контакты со многими странами, в том числе и в Евросоюзе, хотя там их стараются не афишировать.

Но готовность Минска работать с европейцами не значит, что он согласится на трансфер власти и безусловный уход Александра Лукашенко с поста президента, подчеркнул глава МИД Беларуси.

Любопытно, на самом ли деле обыски были связаны с поиском источников финансирования протестов? Или здесь власти решают какие-то другие задачи против правозащитников и журналистов?

И еще интересно, на какой стадии активности сейчас протестное движение в целом, какие тенденции, возможные ожидания?

На эти вопросы # ответили известные зарубежные эксперты.

Белорусский журналист Анджей Почобут (Гродно):

— Силовые структуры ударили по тем, кто оказывает поддержку лицам, которые были репрессированы. Имеются в виду, прежде всего, те организации, которые помогали людям, не имевшим возможности самостоятельно оплатить штрафы – потому что огромные суммы были наложены в виде взысканий. И те организации, которые помогали юридическими советами на тему, как себя вести, если человек попал под репрессии.

Практика, когда оплату штрафов вместо людей, которые не могут этого сделать, берут на себя правозащитники, была достаточно распространена в Беларуси на протяжении многих лет, в этом не было ничего необычного. Но теперь власти стали относиться к этому как к уголовному преступлению. И вот эту оплату штрафов они трактуют теперь как «финансирование протестов».

На самом же деле цель этой активности властей достаточно понятна. Чтобы запугать общество, чтобы сбить массовые проявления солидарности, власти и ударили по правозащитникам, по Белорусской ассоциации журналистов.

Что касается самой ситуации с протестными выступлениями, Александр Лукашенко смог стабилизировать ситуацию, смог запугать общество. В то же время настроения прежние – негативное отношение к нему большинства белорусов никуда не делось. Условно говоря, болезнь загнали внутрь. То есть, Лукашенко силовыми действиями парализовал протесты, те акции, которые проходят до сих пор, уже немногочисленные. В то же время ему не удалось поправить свой рейтинг, не удалось поддержать даже на том уровне, который был у него, условно говоря, в августе-сентябре. Его рейтинг обваливается вниз, он сейчас еще хуже, чем был раньше. И это одно из последствий силовых жестких действий, потому что обществу это очень не нравится. Но что-то противопоставить власти общество пока не может. Поэтому оно, с одной стороны, не протестует в той мере, в какой протестовало ранее, а с другой – рано или поздно накапливающееся недовольство все равно снова выльется на улицы, и эта ситуация вернется бумерангом к Лукашенко.

Директор Института мировой политики Евген Магда (Киев):

— Протестам в Беларуси после выборов исполнилось уже полгода, и поэтому в принципе можно подводить некоторые итоги. Очевидно, что своей цели – смещения Лукашенко, массы не достигли, но вместе с тем легитимность его серьезно подорвана. Его признают президентом Беларуси далеко не все страны. Признали меньше десятка стран, но Лукашенко пытается демонстрировать, что он игнорирует подобную ситуацию, и подчеркивает, что есть союзники – например, Россия и Китай.

Вместе с этим, во время недавнего выступления на Всебелорусском народном собрании (это такой форум, который Лукашенко использует с 1996 года, раз в 5 лет, для того, чтобы сверять часы с белорусским обществом, а на самом деле с провластными активистами) Лукашенко заговорил и о перспективах своего ухода из власти, и о том, что их залогом является стабильность в стране и непреследование его сторонников, и о том, что достаточно сильными должны быть полномочия нового президента (не назвав его имени). И сказал также, что Беларусь остается очагом стабильности в Европе.

Лукашенко также предлагает изменить Конституцию в течение года. То есть, он откладывает момент своего перехода к более реальным действиям по транзиту власти, и это, я думаю, беспокоит не только белорусскую оппозицию, но и Кремль. Хотя, с другой стороны, Кремлю беспокоиться особо не о чем, поскольку никто из белорусских оппозиционеров, находящихся на слуху, не демонстрирует стремления изменить геополитический курс страны.

Что касается последних обысков у журналистов, правозащитников и активистов независимых профсоюзов, на мой взгляд, белорусская власть использует политику кнута и пряника. То есть, кнут используется по отношению к тем, кто способен в перспективе создать проблемы даже на фоне нынешнего затухания протестов, а команда символа оппозиции — Тихановской говорит, что весной они возобновятся. А пряники используются в отношении других государств, которые продолжают поддерживать экономические отношения. И думаю, это не только РФ и КНР, но и ряд стран ЕС.

На мой взгляд, Беларусь находится в действительно непростой ситуации, поскольку на сей день государство пусть и не имеет очевидных проблем с управляемостью, но имеет проблемы с международной легитимностью своего формального главы с супер-президентскими полномочиями.

Что касается Светланы Тихановской и других оппозиционеров, им рано говорить о каких-то значительных политических успехах.

Ситуация в Беларуси во многом является патовой, и для ее соседей важно не допустить полностью недемократического ее развития. При этом следует понимать, что Беларусь декларирует свой миролюбивый характер, нежелание с кем-либо ссориться, но и устами Лукашенко говорит, что не позволит вмешиваться в свои внутренние дела. Здесь действительно тонкий момент, потому что Заключительный акт совещания по безопасности в Европе в Хельсинки в 1975 году не предполагает возможности подобных гуманитарных интервенций. А все-таки, без демократической Беларуси ландшафт безопасности в Европе будет, на мой взгляд, неполным.

 

| 2021-02-17T14:02:04+04:00 17 февраля 2021, 14:57|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|