Донбасский вариант в Черногории

В то время как главным информационным событием в мире остается гибель иранского генерала Касема Сулеймани, в Москве ведут свое наступление с целью ревизии границ и положения в Европе. По мнению бывшего главы Европейского совета и нынешнего главы Европейской народной партии Дональда Туска, целью президента Владимира Путина является дезинтеграция Европейского союза и НАТО. Об этом он сказал в интервью авторитетному изданию. Такое мнение Туск выразил в интервью изданию Gazeta Wyborcza.

Особый интерес в Белокаменной вызывают, во-первых, страны на постсоветском пространстве. Во-вторых, с московской точки зрения балканские государства остаются мягким подбрюшьем Европы и перманентная дестабилизация там входит в долгосрочные кремлевские планы.

В данный момент у России остался только один балканский партнер — Сербия. В силу исторических и других обстоятельств взаимоотношения Белграда со своими соседями очень напоминают коллизии между Киевом и Москвой, Минском и Москвой.

Так случилось, что распад Югославии в Сербии воспринимают аналогично распаду СССР в России. Если с уходом Хорватии и Словении в Сербии хоть как-то примирились, то отпадение Черногории вызвало психологический и ментальный шок. От него великосербское сознание не только не избавилось, но он постоянно углубляется пропагандой.

Как-то один серб, болеющий шовинизмом в острой форме, объяснял автору, что нет такого народа черногорцы. Это  просто горские сербы. Нет у них своего языка, просто говорят они на диалекте сербского. И это при том, что Черногория была самостоятельным княжеством даже тогда, когда Сербия входила в состав Османской империи.

О любви черногорцев к свободе писал Владимир Высоцкий

… Мне одного рожденья мало —
расти бы мне из двух корней…
Жаль, Черногория не стала
второю родиной моей!

За эти строки поэту в столице Черногории Подгорице поставили памятник, на котором выбиты на русском языке именно эти строки.

Вступление Черногории в НАТО в Москве восприняли крайне болезненно. Настолько, что сербская и российская агентура попытались устроить там государственный переворот в октябре 2016 года. Он провалился, некоторые его участники и организаторы предстали перед судом.

Летом 2019 года спецпрокурор Саша Чаденович сообщил, что компания Sofbiz, зарегистрированная в Чехии перечисляла средства группе лиц, имевших отношение к попытке переворота. Как писало чешское издание Deník N, компания перечислила  €1,5 млн. организаторам неудавшегося переворота. Целью заговора было свержение демократически избранного правительства и убийство тогда премьер-министра, а теперь президента Черногории Мило Джукановича.

Провал переворота нисколько не охладил московский и белградский пыл. Случай снова устроить беспорядки представился довольно скоро. Причина спровоцированного конфликта довольно типичная для Балкан — религия. С одним уточнением — противостояние раздувается между православными верующими Сербской православной (СПЦ) и Черногорской. Первая является канонической и признанной, а вторая ждет своего томаса, то есть признанной автокефалии. Ситуация полностью аналогична украинской.

Скупщина (парламент) Черногории в ночь на 27 декабря прошлого года принял Закон о свободе вероисповедания и правового статуса религиозных  общин. Во время голосования 18 депутатов от просербского «Демократического фронта» устроили в зале заседаний взрывы пиротехнических изделий и драку с депутатами из правящей коалиции. Их задержала полиция на короткое время, хотя против некоторых были открыты уголовные дела.

Уже 29 декабря начались акции протеста в городах Подгорица, Никшич, Плужине, Биело-Поле, Беране, Даниловград, Бар, Тиват, Герцег-Нови. Ситуация в пригороде столицы страны оказалась особенно острой. Перекрывалась дорога в столичный аэропорт.

Что же послужило причиной таких протестов. В принципе, в законе обеспечивалась и гарантировалась свобода для верующих всех религий. Не только православных, но также мусульман и католиков, хотя последних в стране не так много.

Весь сыр-бор разгорелся из-за положения нового закона, который уже подписан президентом Мило Джукановичем и вступил в силу, что религиозные объекты, которыми пользуются религиозные общины на территории Черногории, и бывшие государственной собственностью до 1 декабря 1918 года, возвращаются в собственность государства. Дата выбрана не случайно. В этот день было создано Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, куда вошла и Черногория, с 1929 года Королевство Югославия.

При этом не идет речь о том, что верующих и духовенство будут выгонять из храмов. В частности, город Цетинье является теперь собственником Центинського монастыря, но это никак не ограничивает прав и свобод духовенства и прихожан. «Если религиозная община приобрела какую-то собственность в соответствии с законом, который действует сегодня или действовал ранее, государство будет это уважать».

Тем не менее, СПЦ и РПЦ выступили категорически против закона. Как сказано в Патриаршем и Синодальном послании РПЦ, «Закон о свободе вероисповедания в Черногории, предусматривающий изъятие собственности Сербской православной церкви, выглядит циничным ударом по церкви и поддерживает раскол».

В СПЦ чувствуют угрозу. Обсуждается версия, что Острожский монастырь был не совсем правомерно передан СПЦ. По новому закону чиновники смогут разобраться, что произошло с наибольшей православной святыней Балкан. Кстати, она приносит СПЦ многие миллионы дохода.

Вот финансы — вторая проблема. По принятому закону религиозные общины должны пройти регистрацию и стать полноценными юридическими лицами. Как следствие, они должны иметь прозрачную бухгалтерию, которую будут проверять соответствующие государственные органы. Закон разрешает не проходить регистрацию, но тогда община не будет иметь правосубъектность с вытекающими последствиями.

Финансовый и имущественный вопросы переходят в политические. В Белграде не хотят ограничения деятельности СПЦ как элемент сильного влияния на черногорских православных.

Вторая проблема — опасность по примеру Украины в получении автокефалии Черногорской православной церкви. Следует ожидать, что многие храмы и монастыри перейдут к ней. Что означает не только потерю большого имущества, земельных владений и миллионных доходов, но снижение и в будущем потерю политического влияния. Идея восстановления Великой Сербии будет окончательно отброшена.

Сербские священники в Черногории по каждому поводу критикуют практически все решения местной власти, расходящиеся с позицией официального Белграда. Особенно это относится к вступлению в НАТО.

Священники СПЦ открыто поддержали участников неудачного государственного переворота. Брали заговорщиков на поруки, укрывали их в монастырях. Перед заседанием парламента по принятию закона о свободе вероисповедания лидеры переворота Андрей Мандич и Милан Кнежевич получили от патриарха СПЦ Иринея в Белграде благословение на дальнейшую «защиту СПЦ». При этом они уже имеют приговор суда первой инстанции, но Иринея это не остановило.

Противостояние в Черногории станет еще одной проверкой возможности для Москвы и Белграда затормозить прозападный курс Киева и Подгорицы. При этом верующие используются как материал для решения имперских политических задач.

Россия и Сербия никак не избавятся от химеры имперского величия. Отсюда силовые попытки изменить политическую конфигурацию в Европе. Черногории легче, она вступила в НАТО и защищена от открытой агрессии. Донбасского варианта ей удалось избежать. Однако спокойствия ждать еще долго.

| 2020-01-07T13:03:11+00:00 7 января 2020, 13:16|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|