Узбекский феномен: итоги года

Еще в 2017 году британская  исследовательская компания The Economist Intelligence Unit причислила и Узбекистан наряду с Казахстаном, Таджикистаном, Туркменистаном к числу центральноазиатских авторитарных стран, а уже сегодня Узбекистан стал страной года по версии британского журнала The Economist. Причем редакция The Economist рассматривала несколько кандидатов на звание страны года — в списке были Новая Зеландия, Северная Македония и Судан. Однако издание отдало предпочтение Узбекистану, поскольку сочла, что ситуация в стране заметно улучшилась благодаря реформам президента Шавката Мирзиеева, который стал президентом Узбекистана в 2016 году, победив на досрочных выборах, которые объявили после смерти первого президента и бессменного лидера республики Ислама Каримова, руководившего страной 27 лет. По наблюдению The Economist, Мирзиеев «с удовольствием либерализовал» экономику и перешел к политическим реформам. По мнению The Economist, Узбекистану еще предстоит пройти долгий путь, но в 2019 году «ни одна другая страна не продвинулась так далеко».

Подтверждением либерализации политической системы стали проведенные 22 декабря выборы в законодательную (нижнюю) палату парламента Узбекистана, которые, по мнению многих наблюдателей, стали важным фактором демократических преобразований в стране. Действительно ли новому руководству Узбекистана за столь короткое время удалось добиться настолько масштабного прорыва в реформировании страны, что оно не осталось незамеченным за ее пределами, на самом ли деле взятый еще в 2017 году курс на реформы можно считать коренной перестройкой или же происходящие в стране изменения направлены просто на улучшение имиджа страны, а Запад своими оценками просто дает карт-бланш этой центральноазиатской республике?

Политические и экономические итоги года для Zerkalo.az прокомментировал директор ташкентского Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиёр Эргашев:

— Какие политические события считаете наиболее важными для Узбекистана в прошедшем году?

— С точки зрения политического развития 2019 год интересен тем, что началась реальная работа в части административной реформы, которая касается реформы государственной службы в Узбекистане. Вышел целый ряд очень серьезных правительственных документов, которые предусматривают формирование принципиально новой системы государственной службы, основанной на меритократических принципах, был указ президента о создании Агенства государственной службы, которое занимается разработкой реформ в сфере государственной гражданской службы, координацией кадровой политики госорганов, внедрением инновационных методов управления персоналом, руководством Национальным кадровым резервом, внедрением системы оценки эффективности госслужащих, организацией открытого независимого конкурсного отбора на вакантные места. И это самое главное сейчас в Узбекистане. Ведь реформы реализуют не роботы, а конкретные люди, для этого должны быть кадры, которые понимают цели и задачи объявленных реформ. Поэтому подготовка государственных служащих и новой политической элиты требует нового отношения к реформе госслужбы и она была начата в 2019 году, и это очень важная составляющая комплекса реформ, которые осуществляются в Узбекистане.

— 22 декабря состоялись первые парламентские выборы после вступления в должность нового президента страны. Каковы их итоги? Оправдали они надежды общества? Каков будет новый парламент и каково будет его место в системе власти?

— Несомненно, важнейшим внутриполитическим событием этого года стали парламентские выборы, которые прошли в прошедшее воскресенье, и они даже еще не завершены, потому что из 150 округов осталось 22, где не были установлены победители и там будут 5 января  проведены перевыборы.

Прежний парламент был избран в 2014 году, и новый президент, избранный в 2016 году, работал с тем парламентом, который достался ему в наследство от предыдущего главы государства, первого президента страны Ислама Каримова. Новый этап развития Узбекистана, реформирование государственной системы, транзит власти предусматривал формирование нового парламента, новой системы законодательной и представительной власти на всех уровнях, начиная от парламента и заканчивая областными, городскими, районными кенешами народных депутатов. И вот выборы позади, новый парламент практически сформирован, и он, на мой взгляд, будет более активным и зубастым. Анализ предвыборных программ показывает, что партии реально собираются конкурировать в политическом поле, работать с запросами общества, изучать их, и как мне кажется, это желание партий должно трансформироваться в парламенте в большую эффективность, в своих взаимоотношениях с исполнительной властью, несомненно, новый парламент сделает шаг вперед в формировании сбалансированной системы организации взаимодействия между ветвями власти. В нынешней ситуации понятно, что исполнительная власть является преобладающей по сравнению с другими ветвями власти, законодательная власть пока ищет свое место, инструменты и механизмы более эффективного взаимодействия с исполнительной властью в сфере контроля за ее деятельностью. Как представляется, нынешние выборы во многом этапные, переходные, и мы получаем действительно более независимый парламент, который будет искать пути равноправного взаимодействия с исполнительной властью.

— Какими важными внешнеполитическими событиями запомнился уходящий год?

— Во внешней политике очень значимым событием стало присоединение Узбекистана к Совету Тюркоязычных государств. Есть надежда, что в рамках этого союза Узбекистан наладит более эффективное сотрудничество с соседями, которые являются членами этой организации, и со странами, с которыми не граничит – это Азербайджан и Турция. При этом Узбекистан рассматривает эту организацию не только как возможность развивать культурные, гуманитарные, образовательные связи, но и углублять сотрудничество в экономической, торговой, инвестиционной и инновационной сферах. Т.е., Ташкент намерен серьезно работать в этой организации, выдвигает свое видение, выступает с предложениями и, я думаю, они будут реализованы в рамках этой организации.

И, несомненно, самое крупное внешнеполитическое событие года – это организация второй Консультативной встречи глав государств Центральной Азии, которая прошла в конце ноября в Ташкенте. Это была очень важная встреча, которая обозначила основные приоритеты деятельности этого неформального саммита. При этом важно, что все лидеры стран заявили о необходимости и важности проведения этих встреч, был принят регламент их подготовки, сформированы рабочие группы во главе с главами МИД, которые будут работать над конкретными дорожными картами по сотрудничеству в тех или иных отраслях, представляющих взаимный интерес для всех стран, и они уже будут рассмотрены и утверждены на следующей встрече в Киргизии, и станут практической основой для реализации совместных проектов. Это серьезный прорыв всех стран региона в направлении сотрудничества. Очень важно, что этот саммит прошел в Ташкенте, который демонстрирует довольно активную политику в центральноазиатском направлении. Это является главным приоритетом внешней политики республики Узбекистан. Думаю, что это очень яркое политическое событие с серьезным политическим потенциалом.

— Узбекистан в 2017 году взял курс и на серьезные экономические реформы. Есть ли конкретные результаты, и есть ли проблемы в их реализации?

— Основной целью объявленных в стране экономических реформ является проведение форсированной индустриальной политики формирования экспортоориентированной модели экономики. В рамках этого реализуется целый ряд реформ в тех или иных отраслях по разным направлениям, начиная с монетарной политики, заканчивая программами развития сельского хозяйства, поддержки экспортоориентированных производств. 2019 год был годом, когда реформы вступили в стадию начальной реализации. Если в 2017 году они были обозначены пятью основными направлениями — модернизация госуправления, судебно-правовой системы, либерализация экономики, реформы в социальном секторе и принципы внешней политики, а в 2018 году стали оформляться в решения, политические программы, документы и началась их постепенная реализация как на центральном, так и на местном уровне, то 2019 год стал годом наладки новой системы и формирования основ новой экспортоориентированной экономической модели.

Но, конечно же, были и есть проблемы. В частности, сейчас Узбекистан заканчивает год с дефицитом бюджета, т.е. начатая налоговая реформа пока еще не сработала на то, чтобы увеличить налоговое бремя и сильно уменьшить теневую экономику. Есть определенные проблемы и во внешней торговле. С основными экономическими партнерами у нас дефицит во внешней торговле — с Китаем, Казахстаном, Россией, т.е. Узбекистан импортирует больше, чем экспортирует. Экспортоориентированная экономика только начинает формироваться и разворачиваться. Но радует, что растет объем прямых иностранных инвестиций. Это тот этап, когда начинает разворачиваться большое количество инвестиционных проектов в самых разных отраслях, и они пока еще не закончены, они еще не стали давать продукцию, и в силу этого есть проблемы и с собираемостью налогов, и с их объемами, и с экспортом продукции. Все это трудности, которые испытывают любые экономические реформы, потому что их можно продумать, подвести под законодательную базу, но сама динамика экономических реформ такова, что пока еще нет результатов, они будут в ближайшие 2-3 года, когда инвестиционные проекты реально будут работать на экономику.

| 2019-12-27T01:23:36+00:00 27 декабря 2019, 12:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|