Интервью с членом Коллегии адвокатов Азербайджанской Республики —  Сергеем Торгашевым.

 

Охарактеризуйте, пожалуйста, как карантин повлиял на крепость семейных уз в нашей стране? Много ли разводных дел вам довелось наблюдать за последний год?

 

Думаю, не ошибусь, сказав, что подавляющее число гражданских дел, рассматриваемых в судах в наши дни, это иски о возврате долга в тех или иных формах — ссуды, ипотечные кредиты и т.д. — и, к сожалению, иски о разводах и сопряженные с ними требования: раздел совместного имущества, опека над несовершеннолетними детьми, алименты и т.д. Особенно, это касается массива исков, рассматривающихся в судах первой инстанции. Если брать чистую статистику, то в 2020 г. на каждую 1000 человек у нас в стране приходилось 1,5 разводов, но в 2019 г. эта цифра была еще выше – 1,7.

Как мы с вами знаем, из-за пандемии предыдущий год выдался весьма необычным, поэтому режим работы практически всех организаций и органов подвергся серьезной коррекции. Суды не стали исключением. Так, в периоды наибольших всплесков заражения населения, работа судов вынужденно ограничивалась исключительно делами наибольшей значимости, в силу этого, чисто технически разводиться в 2020 было несколько сложнее, чем в предыдущие годы. И всё же адвокатам нашего бюро довелось немало времени уделить именно делам по разводам, что, конечно, говорит о не спадающей актуальности этой категории дел.

Как вы считаете, что чаще всего служило причиной  бракоразводных процессов?

Сходу ответить на этот вопрос не так просто. Как показывает практика, часто в наличии целый «букет» причин, включающий в себя, например, материальные сложности, неуживчивость характера (или характеров) супругов, трудные жизненные условия быта людей – небольшая жилплощадь, проживание вместе с родителями одного из супругов и т.д. Но, конечно, нередко существует одна конкретная причина для развода. Например, насилие в семье, измена одного из супругов, а порой и отбывание одним из супругов наказания в исправительном учреждении.

Исходя из вашей практики, какие пары разводятся чаще – прожившие вместе долгие годы, либо те, кто относительно недавно вступил в брак и еще не успели хорошо узнать друг друга, привыкнуть и т.д.?

Конечно, среди молодых пар, недавно вступивших в брак, процент развода повыше и существенно. Причем я бы здесь подчеркнул слово «молодых», так как, брачные союзы людей, вступивших в брак (нередко во второй), пусть и недавно, но в зрелом возрасте, в 30-35 лет, как правило, более долговечны. Думаю, здесь играет свою роль и накопленный жизненный опыт, и более спокойный, размеренный образ жизни. Когда людям по 20-25 лет, то у них часто еще не до конца выстроилась внутренняя система ценностей, не полностью сформировались приоритеты, отсюда и резкие решения – вступить в брак, развестись, бросить семью и т.д. В любом случае, решение о вступлении в брак должно быть осознанным для обоих супругов, а не служить данью традициям, следованию общественному тренду, ну и, конечно, никогда под давлением родственников и друзей.

Были ли случаи, когда пара в процессе развода все же смогла осознать свои проблемы, найти компромиссы и вновь сойтись?

Безусловно. По счастью, такие случаи бывают и не так уж редко. Не в последнюю очередь именно с этой целью в нашем семейном законодательстве прописано положение, дающее право суду, разбирающему дело о разводе, отложить вынесение окончательного решения на срок до 3 месяцев, давая тем самым «последний шанс» исчезающей «ячейке общества». Такой срок предоставляет супругам возможность переосмыслить свое решение, всё ещё раз тщательно взвесить, попытаться найти точки соприкосновения.

 А что со сроками самого бракоразводного процесса? Люди стараются максимально быстро получить статус «свободен/на» или же суды проходят достаточно долго из- за взаимных и непримиримых разногласий?

Обычно, судебный процесс по бракоразводным искам занимает от полутора – это редкость — до 5 месяцев, когда судья откладывает вынесение постановления по делу на три календарных месяца, дабы дать возможность супругам либо помириться, либо же хотя бы уладить какие-то наиболее спорные моменты – по опеке, выезду несовершеннолетних детей за границу и т.д.

По моему личному мнению, «непримиримые разногласия», это некий эвфемизм для случаев, когда отсутствуют явные и конкретные причины для развода. В советский период в судах обычно протоколировалось «не сошлись характерами». Какой-то конкретики не требовалось. В принципе, и сегодня государство не вправе никого удерживать в браке против его воли, поэтому как бы одна из сторон ни противилась, суд рано или поздно вынесет постановление о разводе.

 А, что говорят сами граждане своим адвокатам по поводу тех или иных причин, приведших их к решению о разводе?

Опять же каждый конкретный случай индивидуален, несмотря на кажущуюся идентичность с сотнями других. Как писал Толстой, все счастливые семьи похожи друг на друга, а каждая несчастливая семья несчастлива по-своему (смеется – ред.). Так и в реальной жизни – есть семьи, в которых один из супругов на протяжении долгих лет терпит насилие со стороны другого (а порой и его родственников) из страха стигматизации и статуса «разведенного» в обществе, а кто-то подает на развод уже после первого же случая рукоприкладства. Но в большинстве случаев доверители не слишком распространяются о деталях, предшествовавших разводу. Как правило, ограничиваются синопсисом: бьет меня и детей, принимает наркотики, был факт измены, ну и в таком роде. Их можно понять, в конце концов, ведь адвокаты не психологи и не специалисты по семейным проблемам; к услугам юристов, обычно, прибегают в крайнем случае, когда не видят иной перспективы выхода из сложившегося положения.

— Какой из судов запомнился вам больше всего и почему?

Как это ни прискорбно, но наиболее врезаются в память бракоразводные процессы, в которых супруги пытаются манипулировать несовершеннолетними детьми, пытаются их настраивать против другого супруга. Причем такое происходит как с подростками 11-12 лет, которых родители приводят на судебный процесс, так и с 2-3-летними крохами, которых конкретный родитель держит весь процесс на руках на манер полкового знамени, пытаясь как-то психологически повлиять на судей, которые, при всех прочих равных, тоже люди. Вот как раз глаза этих детей, абсолютно не понимающих что происходит в незнакомом им месте и с участием чужих людей, запоминаются больше всего.

Как вы считаете стоит ли парам, перед созданием семьи обращаться к семейным психологам, дабы подготовиться и быть готовыми к новой жизни?

Честно говоря, нет, я не считаю, что всем подряд парам нужно обращаться к психологам по семейным конфликтам до брака. И дело не в том, что помощь психолога бесполезна. Напротив, порой они действительно помогают спасти отношения. Просто внутрисемейные проблемы будут выявляться лишь спустя месяцы, а то и годы, тогда как психолог не экстрасенс и не гадалка, чтобы доподлинно предсказать какие именно «подводные камни» встретятся конкретной паре. Но, как юрист, я бы рекомендовал парам до брака рассмотреть вариант заключения брачного договора. Если они найдут взаимопонимание в этом вопросе, то в случае неблагоприятного исхода их союза, такой контракт поможет им избежать лишней траты времени, энергии и ресурсов.

Какой прогноз бы вы дали темпам развития правосознания в нашей стране на ближайшие годы?

 Хороший вопрос. Как учил исторический материализм — бытие определяет сознание. Такая же закономерность лежит и в основе возникновения и развития правосознания граждан. Последнее неразрывно связано с правовой культурой, т.е. с объективным отношением людей к праву, общим уровнем их знания и понимания правовых норм. Другими словами, наше каждодневное поведение создает и изменяет фон правовой культуры внутри страны. Поэтому мы все – рядовые граждане, чиновники, органы государственной власти — должны стремиться к осознанию значимости соблюдения правовых норм, уважению не только буквы, но и духа закона.

Со своей стороны адвокатский корпус нашей страны тоже вносит посильный вклад в построение современного гражданского общества — фундамента для создания сильного и процветающего государства. Руководство Коллегии регулярно акцентирует внимание на необходимости развития и укрепления базовых институтов гражданского общества, правового просвещения населения страны и т.д. Поэтому в среднесрочной перспективе можно с большой долей уверенности прогнозировать повышение общего уровня правосознания граждан и как следствие, снижение криминогенной и противоправной активности внутри страны.

Благодарю вас за содержательное интервью.

И вам спасибо за интересные вопросы.

 

(Пока оценок нет)