Россия вернулась на Кавказ или потеряла его?

Приложив минимум дипломатических усилий и без единого выстрела, России удалось вернуть в сферу своего влияния Азербайджан и не дать соскочить Армении на Запад. Так думают многие ведущие московские и зарубежные эксперты относительно итогов Второй Карабахской войны – первые утверждают, что бенефициаром этой войны стал Кремль, вторые сокрушаются, что Запад упустил подвернувшуюся возможность вывести Южный Кавказ из-под влияния Москвы.

В момент подписания лидерами Азербайджана, Армении и России Трехстороннего соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе действительно казалось, что выгодоприобретателями от него являются все подписанты. Азербайджан получал обратно остававшуюся еще под оккупацией остальную часть Низменного Карабаха, Армения спасала остатки своей армии и сохраняла в какой-то степени лицо, а Россия, наконец, осуществляла свою давнюю мечту и возвращала войска в Азербайджан, выходила на границу с Ираном и открывала самый короткий сухопутный путь на Ближний Восток.

Однако по истечении почти двух месяцев трезвый анализ происходящих событий и ситуации вокруг Нагорного Карабаха позволяет сделать иные выводы – в частности, относительно России. Как оказалось, влияние Москвы после ввода миротворческих сил стремительно падает, причем как в Армении, так и в Азербайджане. В Армении обвиняют Москву в предательстве своего союзника, неоказании военной помощи, сдаче территорий, а в Азербайджане – в оказании давления для прекращения наступательной операции по возвращению всех оккупированных территорий и в повторной оккупации Нагорного Карабаха. Пытаясь уравновесить свои отношения с обеими странами, в итоге Россия получила проблемы и там, и тут.

В связи с чем, возникает вопрос — Россия вернулась на Кавказ или потеряла его, в выигрыше она или в проигрыше?

Что касается конкретно Азербайджана, то Россия, естественно, сильно ослабила свои позиции среди основной части общества, которая изначально была настроена против присутствия российского контингента на территории страны, учитывая, по меньшей мере, участие расквартированного в Ханкенди 366-го мотострелкового полка в Ходжалинском Геноциде, и события 20 Января 1990 года. А действия, точнее бездеятельность российских войск и руководства миротворческой миссии в течение почти двухмесячного  пребывания в Нагорном Карабахе по выполнению пунктов подписанного соглашения, окончательно разуверили общественность в их дееспособности и функциональности. Действия российских военнослужащих подтвердили ранее бытующие предположения, что основная их цель не миротворческая миссия, а укрепление позиций России в Нагорном Карабахе, увеличение числа контингента, в конечном итоге – открытие военной базы. И все больше людей уже это понимают, что не прибавляет доверия, уважения и любви к северному соседу.

О падении влияния Москвы свидетельствует и тот факт, что соглашения удалось достичь лишь с третьей попытки – простым окриком из Москвы, как было в ходе военных эскалаций в предыдущие годы, остановить военные действия на сей раз не удалось. С другой стороны, Москве приходилось считаться и с фактором Турции, вероятно даже просить о воздействии на Баку – согласно официальным сообщениям, Владимир Путин в ходе войны довольно часто общался с Раджап Таййип Эрдоганом.

И одним из главных итогов этой войны является тот факт, что Турция теперь в Азербайджане, Турция – на Кавказе, и далее открывается ее путь и на Северный Кавказ, и в Поволжье, и на Центральную Азию. Россия две сотни лет – и во времена царской империи, и во времена советской власти – не допускала Турцию к своим южным рубежам, за исключением кратковременного пребывания турецких войск в Азербайджане в период безвластия в начале прошлого века. Нынешнее присутствие Турции тут будет серьезным и бесповоротным, поскольку Азербайджан и Турцию связывают более крепкие и искренние узы. Россию же, если даже она построит не 32, а 132 военных городка, всегда можно вежливо попросить завершить свою миссию, как это уже было успешно сделано дважды. В пору президентства Эльчибея и уже при президенте Ильхаме Алиеве была прекращена деятельность Габалинской РЛС. А Турция уже присутствует в Азербайджане в качестве субъекта безопасности.

И хотя, на первый взгляд, кажется, что Москва получила контроль над обеими южно-кавказскими странами, на деле ей будет трудно сохранить баланс в отношениях с ними, что в конечном итоге тоже ослабит ее влияние.

Кроме того, впервые Владимир Путин озвучил свое согласие на пребывание третьей страны у своих границ – «Азербайджан — независимое суверенное государство. Азербайджан вправе выбирать себе союзников так, как он считает нужным. Кто же ему может в этом отказать?», — сказал он относительно участия Турции. И впервые в конфликте на постсоветском пространстве приняла участие другая страна. Такого не было ни в Украине, ни в Грузии, нигде. Все это свидетельствует о новом геополитическом раскладе не только на Южном Кавказе, но и на всем постсоветском пространстве.

 

| 2021-01-04T10:11:28+04:00 4 января 2021, 12:07|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 votes, average: 3,60 out of 5)
Loading...|