Мамед-нелегал: история азербайджанского пофигизма

Расскажи эту историю кто-то посторонний, не поверил бы. Но, в том все и дело, что я сам оказался вовлечен во все случившееся с одним нашим соотечественником. Назовем его Мамедом, дабы указав настоящее имя героя повествования, не создавать ему новых проблем. Ему более сорока лет, он бригадир строителей. В позапрошлом году приехал в Украину, по приглашению своего хорошего знакомого, который никак не мог закончить ремонт в квартире. Ремонт не заканчивался ввиду привычки местных мастеров брать одновременно несколько заказов, а потом циркулировать от одного заказчика к другому, в итоге доводя до нервного срыва каждого из них.

В общем, на фоне все растягивавшегося долгостроя в отдельно взятой киевской квартире, решил давно осевший в украинской столице наш соотечественник обратить взор на историческую родину, в поисках желающих и способных решить его проблему. Взор в итоге задержался на Мамеде, который, сразу замечу, с поставленной задачей справился. И ему, Мамеду, так понравился Киев, что решил он тут задержаться. Тем более, что и заказы новые стали маячить на горизонте. В итоге, далеко не все из них были оплачены, но это тема отдельной статьи.

Пока же замечу, что Мамед проторчал в Киеве полтора года. За это время он успел узнать столицу Украины, по его собственному признанию, как свои пять пальцев. Правда, это не мешало ему порой сходить не на той конечной остановке, шокируя знакомых телефонными сообщениями о том, что домов, в которых они жили годами, он не видит и значит-их просто уже нет. Впрочем, это сущая мелочь, особенно по сравнению с нынешними приключениями Мамеда. Который, за полтора года пребывания в Киеве, так и не удосужился выправить документы. Он так нигде не прописался, в итоге присутствия в украинской столице в качестве нелегала.

Сейчас Мамед винит во всем еще одного азербайджанца, который пообещал решить вопрос легализации его присутствия в Киеве, но в итоге обманул нашего героя. Так или иначе, но нарушил он законы страны пребывания. Сразу замечу, что в этом он отнюдь не уникален. О крайне формальном, если не сказать наплевательском отношении азербайджанцев к документам, можно снимать телесериалы. Особенно, если они оказываются в странах, где нет жесткого полицейского контроля.

В Украине он, по большому счету, отсутствует. Вот и Мамеда за полтора года нелегального присутствия в этой прекрасной стране всего пару раз задерживали полицейские. Отделывался или, скорее, обделывался Мамед небольшой взяткой. И жил, работал, строил планы дальше. Но тут пришлось ему лететь обратно в Баку. Дочь нужно было замуж выдавать, свадьба приближалась. Отплясав на которой, планировал новоявленный знаток украинской столицы, вернуться сюда снова. На этом этапе его жизни и произошло мое с Мамедом знакомство.

Нужно мне было кое-что подремонтировать в моей киевской квартире. Он взялся. Стали общаться и планировать полноценный ремонт в моей «двушке», которую планировалось переделать в «трешку». Мамед обещал все сделать на совесть, как только вернется из Баку. Но, застрял он в родном городе. Границы, по причине вызванного распространением коронавируса карантина, закрылись. Причем, на очень долго. Все, что нажил Мамед непосильным трудом в Украине, давно было растрачено. Новой работы в Баку он так и не нашел. Да и где ее найдешь, в условиях многомесячного закрытия почти всего, что раньше работало?!

В общем, в последние пару месяцев стал он активно искать способы своего возвращения в Украину. Наконец, на прошлой неделе сообщил Мамед радостную новость — билет на самолет куплен и скоро он снова ступит на землю братской страны. Зная о дате его прилета, я позвонил Мамеду, когда он приземлился в Киеве. Но голос его был грустным. «Гардаш, меня не впускают. Другие все наши прошли, а я остался. Сейчас сижу вместе с россиянами и другими  иностранцами, которых тоже не впускают. Можешь помочь?»,- спросил он.

Я попросил более детально объяснить причину отказа Мамеду. Ведь на тот момент я даже не знал обо всей его полуторагодичной истории нелегала. Он поведал обо всем, словно о чем-то героическом. Мол, «разве я один такой, все нелегалами тут бродят, а прицепились только ко мне». После чего, вопреки моим предостережениям, он начал «искать варианты». В числе которых, судя по рассказу самого Мамеда, была попытка уговорить украинского пограничника пропустить его, поставив печать о разрешении на въезд. Аргументы наш соотечественник озвучивал традиционные, предлагая погранцу увеличить коллекцию миниатюрных портретов Франклина на зеленном фоне.

О том, что он усугубляет свое положение, нарушая закон, Мамед не думал. Он отчаянно просил о помощи. Я нажал на все педали, обратившись и к руководителям диаспоры и в посольство АР.  Естественно, что там мне ответили, что не могут помочь человеку, который полтора года был в Украине нелегалом и которого не впускает местная миграционная служба. Ему ведь, Мамеду, выдали соответствующий документ. При этом, мои собеседники вообще были удивлены тем, как Мамед попал в Украину, при отсутствии прямых рейсов Баку-Киев.

Кстати, да. И я переадресовал этот вопрос герою повествования. «Я с Боливией приехал», шокировал меня Мамед. Верить в то, что существовал рейс из Баку в Киев через страну в центральной части южной Америки, мне не позволял здравый смысл. Переспросил. Все стало ясно. Мамед прилетел в столицу Украины рейсом Баку-Минск-Киев авиакомпании «Белавиа». Знала бы эта авиакомпания, что ей придется за свой счет вывозить Мамеда теперь уже обратно в Минск, вряд ли продала ему билеты. Но, как говорится, знал бы, где упаду, коврик бы подстелил.

В итоге, после многочасовых безуспешных попыток прорваться в Киев из аэропорта Борисполь, Мамед приземлился в столице РБ. Спасибо друзьям из диаспоры, встретили, разместили бедолагу в отеле. Откуда он продолжал держать связь с миром, не оставляя мысли попасть в Киев. Тем более, что уже нашлись те, кто заявил ему о готовности решить вопрос за сумму от 1000 до 1200 долларов. Таких средств у Мамеда не было. Более того, те деньги, что были у него на руках, не все его были. Часть денег он должен был передать знакомым в Киеве. Некоторые из ожидавших Мамеда и деньги в Киеве, попросили его переслать их. Он пообещал. Через «вестер юный» — так им была названа американская система денежных переводов Вестерн Юнион.

Вот казалось бы, не Белинский наш Мамед, не Даль. То есть, говорит по-русски так, что понять его можно, но сложно. И тем не менее, он таки нашел в Минске того, кто пообещал протащить его тело через белорусско-украинскую границу. За триста долларов. Для этого, Мамеду нужно было добраться до Гомеля. Он туда и добрался! И даже на границе побывал, но в итоге, что естественно, пропускать его никто не согласился. Потому, что это нарушение закона. О такой «мелочи» Мамед снова забыл.

Он с грустью сетовал на судьбу, на миграционную службу Украины, на принципиальных пограничников, на соотечественника, который обещал, но не решил вопросы его легализации в Киеве ранее. Все были виноваты, только Мамед был не причем. Он продолжал искать варианты. И если кто-то думает, что это худший экземпляр из Азербайджана, ступивший на украинскую, белорусскую, российскую или иную зарубежную землю, то он ошибается. А теперь вопрос — кто-то, при бесперебойном экспорте такого рода засланцев, реально удивляется тому, что азербайджанская диаспора за рубежом так и не стала мощной силой?!

| 2020-08-06T12:49:03+04:00 5 августа 2020, 23:57|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|