Интервью # с украинским военным и политическим экспертом Александром Коваленко.

 

— Министр иностранных дел России Сергей Лавров в опубликованном 24 мая интервью «Аргументам и фактам» заявил: «Хотел бы обратить внимание, что США и их союзники по НАТО наращивают военную активность на территории Украины и в Черном море. «Накачивают» украинскую армию вооружениями, оказывают ей финансовую и материальную поддержку, обучают ВСУ натовским методам ведения войны». Чем Вы объясняете такую нервную реакцию господина Лаврова?

— Вопросы сотрудничества НАТО не только с Украиной, но и в целом со всеми странами бывшего СССР, беспокоят Россию с момента развала Союза. Но если до 2014 года НАТО, и в частности США, ежегодно сокращал свой военный потенциал, то увидев, что угроза от России сохраняется, стал его наращивать, получив второе дыхание. И в Москве прекрасно понимают, что именно своими необдуманными действиями в Украине привели в движение процессы, с которыми конкурировать попросту не способны. При этом Москва ни разу не шла на деэскалацию в отношениях с Западом, что лишь подтверждает её агрессивную внешнюю политику, ориентированную на конфронтацию. Ровным счётом нет ничего удивительного в том, что Украина, являющаяся важнейшим партнёром для НАТО в регионе, не являющаяся при этом членом альянса, получает всестороннюю поддержку. Это в значительной мере повышает военный потенциал нашей страны и сокращает возможности России по созданию тех или иных угроз, как для нашей страны, так и нашим соседям. И это Россию, испытывающую исключительно хищнические амбиции, не может не беспокоить.

— Напомните пожалуйста, проводила ли Украина такого рода учения с НАТО до аннексии Крыма?

— Украина и страны НАТО регулярно проводили учения до 2014 года. Украина с 8 февраля 1994 года участвует в программе НАТО «Партнёрство ради мира», и первые учения с подразделениями альянса, в которых приняли участие украинские военные, прошли в октябре того же года в Нидерландах. Отличие же в том, что с 2014 года участие Украины в учениях НАТО стало практически регулярным и количество таких мероприятий возросло на порядок. Чаще, больше, масштабнее.

— Тем не менее, мне часто приходилось слышать от украинских военных экспертов недовольство уровнем сотрудничества с НАТО. Согласны ли Вы с тем, что Украина заслужила уже членство в НАТО?

— Не соглашусь про уровень сотрудничества, который с каждым годом становится всё более тесным и всеобъемлющим, касающимся всех родов войск. Что же до вопроса членства, то этот вопрос довольно часто становится основой для ряда манипуляций. Хотя, вполне объективно, что Украина, являясь, безусловно, очень выгодным новым членом в альянсе, по ряду показателей и параметров пока не соответствует стандартам НАТО. До тех пор, пока в Украине не будет создана инфраструктура соответствующая стандартам НАТО, если не превалировать, то быть в составе ВСУ хотя бы на четверть техника, вооружения и даже боеприпасы натовских калибров, налажена во всех родах войск коммуникация с партнёрами и т.д., не забывая о готовности страны платить регулярные взносы, говорить о членстве – рано. Тем не менее, я уверен, что до 2030 года это вполне осуществимая цель.

— Возможно ли, хотя бы чисто теоретически, противостояние между НАТО и Россией в Черном море?

— Если здраво подходить к оценке угроз и проблематике отношений НАТО-Россия, то такое противостояние в первую очередь России совершенно не нужно. Ведь оно завершится не в её пользу, поскольку в случае его возникновения НАТО уже не будет ограничиваться конвенцией Монтрё, дающей сейчас ЧФ ВМФ РФ тотальное превосходство на черноморском плацдарме. Но, проблема в том, что действия руководства России сложно спрогнозировать именно с позиций здравого рассудка и зачастую оно непредсказуемо. Поэтому, ничего исключать нельзя.

— Некоторое время назад весьма актуальной была тема сухопутного и полномасштабного военного вторжения российских войск в Украину. Почему оно не состоялось и возможно ли оно в течении этого года?

— Сухопутное вторжение в Украину со стороны России было актуально практически всегда. Причём, в данном случае я не ограничиваюсь периодом с 2014 года. Такие прецеденты, скажем так, «пробы пера» были и в 1990-х, и в 2000-х, тот же инцидент на Тузле 2003 года и т.д. Просто, пока не произошло прямой интервенции в 2014-м, на все эти инциденты закрывались глаза и, Россия продолжала расцениваться как дружественное Украине государство. Повышенная угроза очередного вторжения в 2021-м была во многом предотвращена полномасштабным освещением проблемы у границ Украины с Россией, неконтролируемым наращиванием сил и средств ВС РФ, а так же международной реакцией на подобные действия. Россия подобными провокациями проверяет реакцию и готовность как Киева, так Запада в целом и когда реакция будет недостаточно острой, не исключена реализация очередного гибридного плана. По факту, мы восьмой год находимся под ежедневной, 24-часовой угрозой вторжения, и ожидать его можно в любой момент.

 

 

(Пока оценок нет)