«Высший орган конституционного правосудия поставил на место Верховный Суд»

Конституционный суд под занавес прошлой недели опубликовал на своем сайте и СМИ  решение от 25 июля о толковании статей 1,0,9 закона «О банках», а также статей 10.5, 14 и 48 закона «Об ипотеке» и статей 307.4, 405.1 и 477.0.1 Гражданского кодекса. В результате были приняты важные решения, призванные положить конец самоуправству Верховного Суда, сообщил «Зеркало» банковский юрист, автор книги «Банковское право Азербайджана» Акрам Гасанов.

Со слов эксперта, судебный орган конституционного контроля провел заседание по этому вопросу еще 4 июня и только сейчас принятые решения были обнародованы. Необходимость этого шага была вызвана назревшим конституционным кризисом, о сути которого поговорим ниже.

Так, еще 31 мая прошлого года КС на самом деле уже рассматривал эти вопросы и принял соответствующие решения, возможно, не полные, но подлежащие исполнению. Конституционный суд указал, что если заключен договор кредитной линии с заемщиком и в соответствии с этим договор поручительства, но в обоих случаях не указана сумма кредита, сроки и процентные ставки, валюта, а также прочие существенные моменты, а вся эта информация указывается после — в каждом отдельно взятом договоре банка с заемщиком и без согласия поручителя, то такой договор поручительства подлежит отмене.

Практически то же самое было сказано в отношении договоров по ипотеке, говорит Гасанов, правда, не так однозначно: «Суть решений такая. Скажем, имеется несколько банков, которые заключают договоры кредитной линии и пишут, мол, открываем линию на миллион манатов. При этом процент по кредиту и конкретные сроки не указываются. Но тут же заключается с поручителем договор поручительства, либо же с ипотекодателем о залоге его ипотеки. На этом все. А после с этим заемщиком каждый раз заключают некие кредитные соглашения, где уже конкретно оговаривается, что в рамках этой кредитной линии выдается кредит на  100 тыс. манатов с указанием процента и сроков. Поручитель, ипотекодатель об этом не знают – их не спрашивают, не извещают. КС своим решением говорит о невозможности такой практики, поручитель и ипотекодатель должны знать, за что поручаются и за что закладывают имущество. Однако практика применения этого решения КС была неоднозначной».

Бакинский апелляционный суд начал следовать упомянутому решению КС и однозначно прекращал действие договоров поручительства, которые не соответствовали требованиям. По договорам ипотеки позиция была неоднозначная, но Верховный Суд эти решения КС отменял и тем самым не считался с решением высшего суда. «Однозначно ВС вставал на сторону банков, но свою позицию объяснял тем, что поручитель и ипотекодатель в любом случае несут обязательства по сумме, за которую поручились или заложили имущество. Мол, только если сумма будет превышена, можно говорить о частичном прекращении таких договоров поручительства или же ипотеки. Но за первичную сумму они, якобы, все еще несут ответственность».

К примеру, заключен договор кредитной линии на миллион манатов, а после с заемщиком заключили договор на 100 тыс. манатов, указав процентные ставки, но даже с процентами сумма не дотягивает до миллиона. По логике Верховного Суда поручитель в любом случае ручается за миллион манатов, а кредит не превышает эту сумму. И это происходит несмотря на то, что по закону поручитель и ипотекодатель должны выразить свою волю по всем условиям договора. «В нашей же практике подход примерно такой — если сумма превысила миллион, поручитель за сумму превышения не отвечает, но ответственность за миллион сохраняется за ним. Такая ситуация попирала закон и решения судебного органа конституционного контроля. Читатель может возразить – мол, Верховный суд по логике прав, но это далеко не так. «Поручитель и ипотекодатель должны точно знать – за что они несут ответственность. Это ключевое условие соблюдается во всем мире. Они должны знать все условия. А если выдаваемый кредит в итоге превышает сумму поручительства, считается, что к подписанию договора подошли не совсем сознательно, — продолжил Гасанов. — Такая позиция ВС является самоуправством и произволом. Неисполнение решений Конституционного Суда — это конституционный кризис, неуважение к органу конституционного контроля, такое не принято в правовых государствах. Верховный Суд отменял решения Бакинского апелляционного суда, и тот повторно обратился в КС. В результате высший орган конституционного правосудия был вынужден опубликовать свои решения. КС не только подтвердил эти решения, но пошел дальше, уточнив ряд моментов по ипотеке. Тем самым Верховный суд поставили на место. Конституционный суд заставил уважать свои решения, подтвердил верховенство закона и свой авторитет».

КС однозначно указал, что если в договоре поручительства не указаны однозначно сумма кредита, срок, процентная ставка, валюта и прочие существенные условия, такой договор поручительства подлежит отмене и прекращению. То же самое касается случаев, если без согласия поручителя последовали какие-то изменения, в результате которых увеличена ответственность поручителя или же для него возникли прочие неблагоприятные условия. Скажем, если увеличилась сумма, срок, ставка, либо валюта кредита, договор прекращается. В этом случае договор поручителя прекращается полностью, а не частично, как указывает Верховный Суд.  Согласно решению КС,  закон не предусматривает частичного прекращения договора.

«Приведу пример. Скажем, заключен кредитный договор, договор поручительства, а потом банк и заемщик внесли изменения в договор кредита, уменьшили ставку, но увеличив срок без согласия поручителя. В данном случае считается, что увеличение срока является неблагоприятным для поручителя. В этом случае договор поручительства подлежит прекращению. Другой пример – заключен договор кредитной линии, в нем не указана процентная ставка, и соответственно в договоре поручительства тоже.

Потом каждый раз с заемщиком заключаются кредитные договоры, где пишется ставка, но без согласия поручителя. Такой договор поручительства тоже подлежит прекращению. Второй пункт этого решения КС касается ипотеки. И тут высший орган конституционного правосудия выразил ту же позицию по кредитной линии, т.е. если в договоре ипотеки не указана сумма, срок, ставка, валюта и т.д., либо в тех кредитных договорах, которые впоследствии будут заключены, не получено согласие ипотекодателя по этим существенным условиям, такой договор ипотеки считается незаключенным. В этом важное отличие от договора поручительства. Договор считается не заключенным вообще, ипотеки здесь нет, и заложенное имущество подлежит освобождению из-под ипотеки».

Для наглядности эксперт привел ситуацию: «Скажем, заключен договор кредитной линии, процентная ставка в нем не указана, в договоре ипотеки тоже не значится ставка. И вот каждый раз выдается кредит, где указывается ставка, но согласие ипотекодателя не получено. Такой договор ипотеки считается недействительным, его просто нет. Следующий пункт. Если в договоре кредита указаны все условия – это важное отличие договора ипотеки от поручительства — но потом банк и заемщик делают изменения, скажем, увеличили срок. В случае поручительства мы помним, договор считается прекращенным. В случае ипотеки – нет. Потому что в первичном документе все указано и правильно. Просто в этом случае ипотека действует только до конца упомянутого срока. Например, кредит был взят изначально на три года, ипотека на три года, но потом увеличили срок на пять лет.  Сумма была миллион при ставке 5%, потом ставку увеличили, выросла сумма, в этом случае ипотекодатель отвечает своим имуществом по изначальной сумме».

Со слов Гасанова, было бы желательно, чтобы и по ипотеке, и по поручительству был однозначный подход. Однако наше законодательство тоже несовершенно, а КС принял решение в рамках действующего законодательства.

«В целом считаю, что это решение КС все-таки подтверждает, что в стране реально проводятся судебно-правовые реформы, что мы всё-таки идем по пути правового государства, и не зависимо от того, кого это касается, действует принцип главенства закона. От решения Конституционного Суда конечно же, пострадает ряд банков, но они должны это принять и в дальнейшем строить свою работу, руководствуясь законом. И тут даже речь не о банках, кредитах и поручительстве, ипотеке — по этим вопросам у юристов могут быть различные, противоположные мнения.

Но все это должно быть в плоскости правовой науки. Тут речь о верховенстве закона, авторитете Конституционного суда. К его решениям может быть разное отношение, ведь мне часто приходилось критиковать решения КС, особенно когда они были в пользу банков и в ущерб населению. Но я никогда не призывал не исполнять эти решения. К высшему органу конституционного правосудия следует относиться с уважением».

| 2019-08-08T20:05:46+00:00 8 августа 2019, 22:40|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|