Политика непризнания и абсурда

Украина торжественно отметила юридическое оформление создания собственной поместной церкви. В то, что долгое время не могли поверить в Москве, совершилось. Летящие вслед вопли прокремлевской прессы и федеральных каналов с проклятиями и угрозами не более чем размахивание кулаками после драки. Как говорится, it’s no use crying over spilt milk — нечего рыдать над пролитым молоком. Сами натворили, получите и распишитесь.

При всем общественном подъеме, связанным с получением церковной автокефалии, в Украине ни на одну минуту не забывают о тех, кого держат в заложниках в российских лагерях и тюрьмах. В первую очередь это относится к захваченным украинским морякам после инцидента в Керченском проливе. Здесь события развиваются в нескольких плоскостях. В том числе с явными признаками абсурда.

Об этом рассказал в эфире украинского телеканала «Прямий» (Прямой), а также радиостанции «Эхо Москвы» известный адвокат Илья Новиков. Он защищает капитана 2 ранга Романа Мокряка, который командовал катером «Бердянск» и всей группой украинских кораблей, которые в конце ноября прошлого года пытались пройти в Мариуполь.

Противоправный захват судов и моряков заставляет Москву идти на явные нарушения подписанных международных конвенций и нагло игнорировать вытекающие из них требования и положения.

Следователи пытаются вменить в вину нарушение российской границы. Так возникает киношная картинка, когда враг ползком пытается нарушить священные рубежи, а бдительный наследник знаменитого Карацупы вместе с преданным псом Ингусом или другим ловит его вместе с коровьими копытами и другим шпионским снаряжением.

На самом деле все было совсем не так.

Во-первых. Море — не суша. Ползком не проникнешь за воображаемую линию границы.

Во-вторых. Три украинских корабля запросили проход через Керченский пролив, хотя, в принципе, могли этого не делать исходя из договора России и Украины от 2003 года. Им дали разрешение на проход. Потом без объяснения причин дальнейшее движение запретили, хотя другие суда свободно двигались в так называемую закрытую зону.  Интересно, что данный факт не отрицает и российская сторона.

В-третьих. Два российских корабля хотели таранить украинский буксир, но тот увернулся. В результате пограничные корабли столкнулись. И это вменяется в вину украинским морякам. Вас хотел таранить российский пограничник, вы увернулись, значит совершили «опасное маневрирование». Обязаны были смирно стоять даже бросить якорь и ждать когда вас протаранят. Очень напоминает известную басню про волка и ягненка. И в чем последний был обвинен первым.

В-четвертых. Очевидно, что кто-то то ли в Москве, то ли на месте вдруг принял решение не просто остановить украинские корабли, но и спровоцировать конфликт. Как видно, на разном уровне начальники никак не могли договориться и принять решение, а когда все-таки приняли, то правильно его оформить не успели. Не в последнюю очередь именно этим можно объяснить переход к агрессивной форме преследования украинских кораблей уже в нейтральных водах. Кстати, этот факт тоже не оспаривается российской стороной.

Нарушение границы следователи находят в том, что без разрешения российской стороны украинские корабли начали движение назад. Понять эту логику просто невозможно. Вам не открывают дверь, вы подождали и уходите, а вас арестовывают за попытку проникновения в чужую квартиру. Более того ловят и обстреливают уже на улице.

Однако все это просто меркнет перед другой находкой следствия. Как рассказал Илья Новиков, следствие вменяет в вину украинским морякам часть 3 статьи 322 Уголовного кодекса России — это нарушение границы по предварительному сговору. Другими словами, все 24 украинских моряка предварительно договорились со своим командованием, что они пересекут российскую границу в Азовском море незаконным путем. Особенно анекдотично звучит это в отношении двух кадетов, которые были на борту одного из кораблей.

Действительно, эти люди предварительно сговорились, когда принимали присягу, что будут выполнять приказы своих командиров. Если это считать предварительным сговором, то он налицо. Однако, подобное относится ко всем военным в мире, в том числе, как это не удивительно, и к российским. Люди выполняли приказ, потому что они на службе и обязаны это делать.

Российское следствие не случайно идет на такое противоречие юридическим нормам и простому здравому смыслу. Потому что с этим связана проблема военнопленных.

Первое, что сделали все украинские моряки, захваченные российскими пограничниками, письменно под протокол заявили требование признания их военнопленными. Это явно оказалось неожиданным для российских следователей.

Никакого тайного нарушения границы не было. Корабли шли под украинским флагом, были вооружены, их принадлежность к вооруженным силам иностранного государства не скрывалась и никаких сомнений не вызывала.

Отсюда следует, что их задержание подпадает под условия Женевской конвенции 1949 года. При этом совсем не обязательно, чтобы между государствами было формальное объявление войны, что четко прописано.

Далее. Согласно конвенции, военнопленных можно держать под охраной, но не в тюремных помещениях. Они должны быть в своей форме, с соответствующими шевронами и знаками различия, их нельзя отделять друг от друга. Офицеры имеют больше прав в соответствии со своим званием и возрастом.

Понятно, почему российская сторона категорически отказывается признавать украинских моряков военнопленными. Если признать их статус по Женевской конвенции, то они не подлежат суду, если не совершили военного преступления. Здесь этот факт отсутствует.

В целом линия следствия выглядит явно лишенной внутреннего стержня, так как приходится идти на явные нарушения международных правил и конвенций. Не случайно, что в мире никто Россию не поддерживает и наоборот, требует освобождения моряков и возврата кораблей.

Пойти на это режим Путина не может.

Любое отступление под международным давлением в Москве рассматривают как слабость и на подобный шаг в обозримой перспективе не пойдут.

К тому же большее количество заложников в Кремле рассматривают как предмет торга за политические преференции и отступление Киева в отношении Донбасса и Крыма.

Задержанные моряки могут быть освобождены как подарок новому и пророссийскому президенту Украины после выборов в марте-апреле. Если кандидатура нового президента Путина не устроит, то фарс с судом над моряками превратится в долгоиграющий.

В Украине многие предлагают брать в плен российских военных, в частности, на Донбассе и обменивать их на своих. Это наивный подход. Таких в украинских тюрьмах довольно много и они уже обращались к главному российскому начальнику, чтобы их обменяли. В ответ тишина.

По одной простой причине. Это в Украине борются за освобождение своих пленных и заложников, а для Путина люди не важны. Ему их не жалко.

Для товарища Сталина пленных не было, только предатели. Чем Путин хуже. Ему есть на кого равняться.

| 2019-01-08T01:06:52+00:00 8 января 2019, 10:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (3 оценок, среднее: 9,67 из 10) Загрузка...|