jurnalist s telefonom v Karabaxe

Интервью # с бывшим заместителем министра информационной политики Украины (2017-2019 годы) Дмитрием Золотухиным:

— Отслеживали ли вы информационную войну между Азербайджаном и Арменией в период до и после 44-дневной войны?

— К сожалению, я не владею достаточными знаниями, чтобы оценивать информационное противостояние между Азербайджаном и Арменией в течение последних лет. Я не занимался прицельным мониторингом источников информации, которые могли бы быть вовлечены в этот процесс.

Однако, в связи с тем, что с 2014-го года я внимательно слежу за деятельностью так называемых «российских военных журналистов», таких как Дмитрий Стешин, Александр Коц, а также целым комплексом других телеграм-каналов, также связанных с ГРУ МО России, я очень отчетливо наблюдал как в октябре-ноябре 2020-го года источники, связанные с российской военной разведкой, занимались активным разжиганием конфликта, выступая, якобы, на стороне Армении.

Конечно, такое «подыгрывание» армянским вооруженным силам происходило из чисто меркантильных целей Кремля — во что бы то ни стало не дать конфликту закончиться. Поскольку, чем более ослабленными являются соседи России, тем лучше себя чувствуют в Кремле. И, тем не менее, в ход был пущен весь арсенал информационного оружия ГРУ МО РФ, который в 2014-2018 годах использовался против Украины на Донбассе. Так, например, интересным циничным фактом является появление в Карабахе российской певицы Юлии Чичериной, которая стала пропагандистским знаменем россиян на Донбассе, и даже получила так называемое гражданство непризнанной Донецкой народной республики.

— Возможно ли создание условий, при которых Азербайджан и Украина могли сотрудничать в сфере информационной безопасности?

— В связи с тем, что российские спецслужбы ведут агрессивные информационные атаки против своих соседей как под копирку, не придумывая ничего нового, действительно, обмен опытом в этой сфере был бы крайне полезен. Я уверен, что для журналистов Азербайджана было бы интересно узнать о конкретных информационных спецоперациях, которые проводились против Украины. И, возможно, увидеть много аналогий в своей повседневной деятельности. А украинским журналистам было бы, безусловно, полезно больше узнавать о событиях 44-дневной войны и информационном контексте вокруг нее.

— На ваш взгляд, каким образом украинские и азербайджанские журналисты могут поделиться этим опытом?  

— Это, по сути, уже происходит. Рада азербайджанцев Украины очень активно работает в этом направлении, сотрудничая с большим количеством украинских медиа. Мне также известно о визитах официальных делегаций Украины в Баку. Думаю, что очень большой потенциал есть у сферы студенческого обмена. Те студенты, которые сейчас учатся на факультетах журналистики в Баку и в Киеве, по сути, сталкиваются с одинаковыми проблемами подходов к освещению конфликтов и противодействию дезинформации. Мне кажется, что совместные обсуждения таких проблем между украинскими и азербайджанскими студентами могло бы позитивно повлиять на обе стороны.

— Как вы оцениваете усилия украинской стороны в противодействии враждебной пропаганде?

— Есть позитивные изменения, но проблемы, конечно же, не прекращаются. Пропаганда давно перестала быть прямолинейной. Её сложно распознать, и еще сложнее научить это делать тех, для кого медиа — источник потребления информации, а не профессия.

Так, например, в последние два года заметными стали тренды попыток поссорить Украину с западными партнерами и оторвать от международной поддержки. Вакцинация и вакцины от COVID-19 в Украине также стали объектами саботажа со стороны Кремля. И, тем не менее, на мой взгляд, Украина является наиболее подготовленной и опытной страной в мире в контексте противодействия информационным атакам и спецоперациям.

image
(7 оценок, среднее: 5,00 из 5)