«В России хотят править людьми, но никак не хотят отвечать за то, что они ими правят»

О том, какие на сегодня в России идут политические процессы, в каком направлении будет развиваться политическая ситуация дальше, о кремлевской идее воссоздания СССР, рассказал в интервью # известный российский экономист, социолог и политический деятель, доктор экономических наук, автор более 300 печатных работ, опубликованных в России, Франции, Великобритании и США, в том числе 15 монографий, Владислав Иноземцев.

— В последнее время мы наблюдаем митинги в Хабаровске и, в целом, активизацию в России оппозиционных сил. Что происходит?

— Ничего особенного на политическом поле России не происходит. Такого рода обострения в России возникали периодически. Мы видели несколько лет тому назад как арестовывали губернаторов — на Сахалине, Республике Коми и в других местах. Собственно, в России много криминала на руководящих позициях в отдельных городах, а с другой стороны, сама власть не умеет работать с регионами и в последнее время применяет жесткие меры. Так было и раньше, поэтому тут ничего удивительного нет.

Что же касается журналистов, то мы и в прошлом году видели подобного рода кампании против них, и это в целом укладывается в существующее мнение о том, что российское руководство не профессионально и не может заблаговременно видеть угрозы и проблемы, поэтому в последний момент начинаются подобные процессы. Я думаю, что ничего серьезного из-за этой всей ситуации внутри России не произойдет. Власти России деградируют не первый год, люди в Кремле все больше и больше отрываются от реальности.

Поэтому сложно надеяться на то, что данная политика будет давать возможность для развития чего либо — демократии или экономики, создаст условия для взаимодействия между населением и властью. Но она будет позволять управлять населением как раньше. В России отсутствует идеология и забыты идейные составляющие, которые являются основой для любого развития, там просто хотят удерживать власть любыми методами чисто в коммерческих целях. У Москвы достаточно возможностей выполнять эту миссию очень долгое время. Я не жду каких-либо фундаментальных изменений. Еще тогда, после «болотного дела», когда у оппозиции была эйфория по поводу того, что режим изменится и вернутся демократические принципы, я говорил, что Путин президент пожизненный. Поэтому еще лет 5-10 Россия в этом состоянии может вполне жить, в отсутствии развития во главе с Путиным, что, скорее всего и будет.

— Недавно в России приняли ряд конституционных поправок. В этих поправках, кроме «обнуления» сроков Путина, был также огромный пакет социальной программы, касающийся незащищенных слоев населения, к примеру, пенсионеров, детей и так далее. Сможет ли Россия в условиях падения цен на нефть выдержать этот социальный груз? Можно ли ожидать, что сейчас Россия будет проводить социально направленную политику?

— Я не вижу какой-либо стратегии у властей на эту тему. Я вижу только ситуативную реакцию. Если мы вспомним 2000-е годы, то тогда был очень сильный экономический рост, и популярность Путина держалась на этом экономическом росте. Этот рост закончился в кризис 2008-2009 гг. С тех пор мы видели небольшой рост в 2011-2012 гг., а после этого ничего фактически хорошего в экономике России не происходило.

Я думаю, что здесь есть как объективные причины, так и субъективные. Главный фактор – отсутствие роста среднего уровня жизни в России на протяжении последних 10 лет. Сначала Путин предполагал, что захват Крыма, т.е. имперский синдром, может компенсировать это, но впоследствии стало понятно, что даже в случае стагнирующего роста население готово подчиняться этой власти. Основной настрой России заключается в том, чтобы не было хуже. Если бы власть смогла сохранить тот уровень жизни, который существует, то народ был бы удовлетворен, потому что по большому счету народ от власти и не ждет ничего большего. То есть за последние лет пять уровень ожиданий снизился очень сильно, а проблема для любых политических режимов заключается не в том, что народ живет плохо, а в том, что становится хуже, и не оправдываются ожидания.

Если мы вспомним революцию 1968 года в Европе, то это произошло после пяти лет самого бурного экономического роста во Франции. Если мы вспомним «майдан» в Украине в 2014 году, то 2012-2013 годы были самыми успешными в плане роста украинской экономики. То есть люди думали, что все хорошо, потом происходят некие события, которые их заставляют разочароваться и вот это вызывает социальный взрыв.

Когда вы не ждете ничего хорошего, то вас и разочаровать сложно. Поэтому мне кажется, что в России никто не ждет ничего хорошего от экономики и именно это является в определенной степени  спасением для Путина. Потому что, если вы ничего не ждете, если вы готовы радоваться повышению зарплаты на 100 рублей, то значит и разочаровать вас трудно. Это странное состояние – стабильность, как называет его Путин, или застой — как называет оппозиция, на мой взгляд, является определенной устойчивостью.

— Недавно в одном из последних своих интервью Владимир Путин, говоря о распаде СССР, высказал мнение, что это было незаконно, что некоторые страны, уходя, «прихватили определенные подарки». Многие страны постсоветского пространства тревожно восприняли это заявление, и оно было во многих странах воспринято как заявка Кремля на восстановление Советского Союза в том или ином виде. Насколько современная Россия способна осилить эту миссию? Как она собирается выстраивать отношения со своими ближайшими соседями? И вообще, идет ли Россия по пути возрождения СССР, либо эти слова были рассчитаны только на внутренний электорат?

— Очень хороший вопрос. Путин об этом говорит очень много и на самом деле эта тема, тема империи, для российского сознания является главенствующей. У меня скоро должна выйти книга, посвященная тому, насколько тяжело Россия воспринимает имперский распад. Почему так происходит?

На самом деле Россия очень странная страна. Для сравнения: европейские державы, к примеру — Франция, Великобритания, Испания, тоже занимались колониальными захватами, но их отличие от России было очень большим. Англия, Испания захватывали территории, но даже после переселенческой политики, если эти колонии восставали, становились независимыми, европейские страны вновь оказывались в своих собственных границах. Если посмотрите на карту мира 1829 года, вы увидите, что никаких колоний вообще не существовало уже тогда.

После этого европейские страны захватывали территории в Африке, Индии, Юго-Восточной Азии, а потом они их всех теряли. В отличие от всех этих моделей, Россия пошла другим путем, она сначала захватила и колонизировала Сибирь и Дальний Восток, а потом начала войны на Кавказе и в Средней Азии. Это очень сильно изменило природу российской империи, потому что фактически она создала поселенческую империю на Дальнем Востоке, а потом эта империя, метрополия плюс колонии, начала завоевывать новые территории на юге, а именно в Центральной Азии и на Кавказе.

С другой стороны, Россия не была отдалена от своих захваченных территорий океанами, и поэтому в Петербурге и в Москве рассматривали эти территории как единое государство. В результате, мы получили ситуацию, когда Англия всегда понимала, что она есть Англия. Они, европейцы, понимали, где есть Англия, а где есть Австралия, где есть Франция, а где есть Камерун, и тут разница была понятна для всех. Для России понятие метрополии никогда не было ясным, никто не понимает, где есть Россия, а где есть ее присоединенные территории. Где кончается Россия? Это самый большой вопрос для Москвы. Заканчивается ли она на Урале, а Сибирь является поселенческой колонией? Кончается ли она во Владивостоке, а Центральная Азия и Закавказье являются ее захваченными территориями? Или она заканчивается, как считает Путин, на границе Армении и Турции, под Варшавой и еще где-то далеко?

Это разные точки зрения. То, что Россия не понимала, где есть собственно Россия, а где — ее захваченные территории, это самая большая трагедия российской истории и она сейчас проявляется. На самом деле, то, о чем говорит Путин, весьма проблематично. Во-первых, он говорит, что Советский Союз был исторической Россией, только называвшейся по-другому. Это формулировка 2011 года и она абсолютно не правильная, потому что Советский Союз не был Россией, он был империей, которую Россия создала.

Россия – это центральные русские территории, плюс колонизированные территории Зауралья. Никоим образом Узбекистан или Азербайджан не были Россией, и быть не могут. Они были частью большой империи, созданной российским государством. С другой стороны, заявление Путина о том, что Россия сделала «большие подарки» новым независимым государствам, свидетельствует: ментальный подход Путина эволюционировал, в нем наблюдается большой прогресс. Т.е., если мы говорим о том, что Россия подарила Казахстану северные степные территории, то это означает, что мы, по крайней мере, признаем: Алма-Аты – это не Россия. Это уже хорошо, потому что еще 10 лет тому назад Путин говорил о том, что Советский Союз был той же самой Россией.

То есть на сегодня можно сказать: в его позиции что-то меняется. Но, в любом случае, я вижу эту ситуацию таким образом: когда он говорит, что советские республики, выходя из состава СССР, прихватили какие-то подарки, он пытается поставить грань между колонизированными территориями и захваченными. То есть, северные казахстанские территории были населены выходцами из России, и Казахстан никогда не владел территориями Уральской области и северным побережьем Каспийского моря, но в результате тех границ, которые были определены советской властью, Казахстану достались эти территории.

То же самое можно сказать и по Украине, ведь Донбасс и Крым исторически не были никогда украинскими территориями, то есть зоны расселения украинцев были на западе Украины, и в этом отношении, теоретически, Путин может быть прав. Вспомним границы России конца XVII века, все это отражено на картах. В любом случае, позиция Путина эволюционирует. Но можно точно сказать, что он очень некомфортно чувствует себя в нынешних российских границах.

Это обусловлено старой российской историей, потому что Россия сегодня находится в границах середины XVII века, когда в Москве цари только-только начали называться российскими царями, а до этого они называли себя Великими князьями Московскими и, собственно говоря, то государство, которое существовало в начале 1600-х годов, было Московией, а не Россией.  Потому что до той поры, пока Московия не объединила старые русские земли Киева и устья Нивы, она оставалась Московией, частью России. И вот, собственно говоря, Путин сейчас правит Московией, но имеет при этом претензии российского императора конца XIX века. Это вызывает у него дискомфорт. Он сходит с ума в этих границах и считает, что Россия должна показать всем своим соседям, что они были не правы, а русские были правы, и осуществить великую историческую миссию.

Я категорически против этого, потому что ничего нет важнее дружбы и мира со своими соседями, а территории на сегодня вещь абсолютно вторичная. Потому что Россия все равно остается самой большой страной мира. В ее границах огромное количество земель, которые не обжиты, очень плохо обустроены, люди там живут тяжело, люди там гибнут, люди убегают из малых городов. При этом у тебя в стране мечтают захватить Донбасс, Северный Казахстан, и так далее – это очень неправильно.

Что касается того, хочет ли он восстановить СССР, то он сам давно сказал хорошую фразу: «Кто не хочет восстановить СССР, у того нет сердца, а кто хочет восстановить, у того нет мозгов».  Я думаю, это искренняя фраза. Он понимает, что воссоздать Советский Союз невозможно.

Еще тогда, когда не было Крыма, я участвовал на одной из телепередач, где обсуждались проблемы постсоветского пространства, СССР. Я выступал против идеи воссоздания СССР, а с другой стороны были имперцы, которые говорили, что нужно восстановить, и зал голосовал за мнение разных экспертов. Я тогда сказал: допустим, что мы создадим СССР, в котором все граждане были равны и имели право на одинаковые социальные гарантии и свободное перемещение, но тогда возникает вопрос —  а вы не против того, чтобы народы из Центральной Азии и Кавказа приехали в Москву и имели такие же права, как вы, такие же пенсии и зарплаты? И все тогда сказали: «Нет!». Вот и вся проблема, в России хотят править людьми, но никак не хотят отвечать за то, что они ими правят. То есть, все хорошее нам, а все плохое — подальше. Это очень дурная позиция, которая доминирует в российском общественном дискурсе.

Поэтому воссоздать Советский Союз сейчас невозможно, у России никаких сил на дальнейшую экспансию нет. Мы живем не в том мире, что был 50 лет назад. Потому что 50 лет назад с одной стороны была разделенная Европа, а с другой стороны нищий Китай. Сейчас у границ России находятся две крупнейшие экономические зоны в мире: ЕС и Китай. Россия между ними – это пустое пространство.

Попытаться тут создать какую-то империю, при том, что Среднюю Азию растаскивают китайцы, а западные территории интегрируются в ЕС, попытаться сейчас войти с ними в конфликт и воссоединиться с бывшими республиками – это безумие. Поэтому я думаю, что это пустое сотрясение воздуха, хотя все может быть. Путин непредсказуемый, он стар, он живет в придуманном мире геополитики, поэтому за него поручиться не получится. Но реально, сделать это у России нет сил и возможности.

Продолжение следует.

| 2020-07-24T11:29:12+04:00 24 июля 2020, 11:00|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|