Ценам приказали снижаться

В России растут цены на продовольственные товары. Растут давно и на некоторые стремительно. С начала текущего года сахар подорожал на 70%, подсолнечное масло — на 23,9%, мука — на 12,9%, гречка — на 40%, хлеб прибавил в цене 6,9%. При этом граждане купили на 60 тыс. т больше хлеба, чем в 2019 году.

Вообще рост цен на продовольствие для России не новость. Однако власти не слишком на это обращали внимание. Более того, приняли так называемые антисанкционные меры и тем самым уменьшили импортный поток продовольствия. Свой же производитель не замедлил поднять цены, ведь конкурентов с рынка убрали административным путем.

Незадолго до своей ежегодной пресс-конференции президент Владимир Путин обрушился на чиновников, которые не предпринимают необходимых мер по ограничению роста цен. Правительство во исполнение указания президента предприняло действия по административному закреплению приемлемого с чиновной точки зрения уровня цен.

Ничего нового не придумали. Еще римский император Диоклетиан, тот, что отказался от власти ради выращивания капусты, пытался хоть как-то ограничить цены. Особенно проблемным был рост цен на продовольствие в период каких-то потрясений, неурожаев и военных действий.

С этим в полной мере столкнулись французские якобинцы, которые решили проблему по-революционному. В историю вошел их maximum général — декрет о максимуме цен. Идея была очень привлекательной. Защитить от невзгод наиболее бедное население — социальную опору революционной власти.

Однако все вышло наоборот. Основной продукт питания бедноты — хлеб очень быстро исчез из продажи. Никто по максимуму цен продавать его не хотел. Ни крестьяне, ни торговцы. Зато расцвел черный рынок. Там хлеб и другие продукты были, но стоили в десятки раз дороже.

Ответ был простым и очевидным — террор и гильотина. Спекулянтов действительных или мнимых казнили десятками, но хлеб и продукты не появлялись. Все изменилось во времена Термидора. Максимум цен отменили, и чудо произошло на следующий день. Хлеб появился, но по совсем другой и гораздо более высокой цене.

Нечто подобное пытались делать большевики в период продразверстки. И точно также ничего не помогало. Хлеба не было.

Это совсем удивительно. Ладно, Диоклетиан и французские революционеры. В их времена политэкономии и вообще такой науки как экономика не существовало. Но Ленин и Ко. вроде бы изучали Маркса и Энгельса, английских экономистов Адама Смита и Давида Рикардо. Даже герой Пушкина Евгений Онегин читал Адама Смита и мог судить о том, как государство богатеет.

Так вот английские экономисты вывели закон соответствия спроса и предложения. Его нарушение и приводит к тем или иным негативным последствиям. Изменение цен балансирует эти два компонента. Как только нарушается естественное изменение цены, то нарушается и отмеченное соответствие, товар перестают производить и он исчезает из оборота.

Практически вся история СССР — это сплошной дефицит не в последнюю очередь вызванный административным регулированием цен в полном отрыве от реального состояния производства и потребления.

Получался парадокс. Цены относительно невысокие, люди по своим доходам могут покупать, а товары в нужном количестве и качестве либо отсутствуют, либо их очень мало. Как говорилось в известном анекдоте, при социализме и капитализме есть дефицит. При первом товаров, при втором — денег.

Вроде бы в нынешней России нет дефицита основных категорий продовольственных товаров, а цены растут. Ощущается дефицит денег. Именно об этом говорил Путин, когда возмущался ростом цен.

Налицо так называемый парадокс Гиффена. Он состоит в том, что при повышении цен на определенные виды товара их потребление повышается за счет экономии на других товарах. При падении доходов люди больше покупают так называемые дешевые товары, растет спрос, растут и цены. Более дорогие товары покупают значительно меньше или совсем не покупают. Люди в России стали больше покупать хлеба, но меньше мяса.

Возникает вполне естественный вопрос: как защитить малоимущих. В настоящей рыночной экономике никому не придет в голову административно регулировать цены. Этим занимаются популисты в Венесуэле, где царит черный рынок и тысячная инфляция, зато теоретически есть низкие цены на продовольствие, которое по ним невозможно купить.

В США малоимущие получают продовольствие в так называемых food bank. Для них закупки осуществляются по рыночным ценам, а разницу оплачивают из соответствующих фондов.

Второй и самый эффективный способ снижения цен — свободная конкуренция. Только она способна обеспечить высокий уровень товарного предложения, который лучше всего регулирует цены и удерживает их на приемлемом уровне.

Третий способ. Обеспечить высокий доход граждан и тем самым их возможность приобретать товары по соответствующим ценам.

Интересно, что в нынешних условиях ничего из этого в России применять не собираются. В стране властвуют монополии и картельные сговоры по поддержанию высоких цен. Государство фактически устранилось от создания условий для конкуренции. Наоборот, оно всячески ее подавляет.

Мы упоминали о запрете на импорт  продовольствия. Ни к чему хорошему это не привело, но с упорством достойным лучшего применения правительство продлило до 2022 года действие продовольственных контрсанкций. Сейчас под их действие попадает продукция, произведенная в США, ЕС, Канаде, Австралии, Норвегии, Украине и др. Правительство также продлило до 2022 года и сроки уничтожения санкционных продуктов из этих стран. В стране растут цены на продовольствие, а его продолжают уничтожать.

Что же предлагается. Ограничить экспорт зерна и тем самым ограничить рост цен на муку и хлеб. Соответственно, увеличить пошлины на экспорт подсолнечного масла и отменить пошлины на импорт тростникового сахара. Вроде бы все хорошо. Защищается внутренний рынок. Однако это нанесет удар по экспорту зерна в будущем, так как российские контрагенты показывают свою ненадежность.

Вторая мера — соглашение между поставщиками и продавцами об ограничении цен на установленном уровне. Своего рода максимум цен. На какой-то период это может сработать, когда производитель и продавец согласятся на уменьшение своей прибыли. Надолго этого не хватит. В убыток себе никто производить и продавать не будет. Популизм подобной меры очевиден и имеет все признаки политической необходимости.

Во-первых, перед выступлением Путина показать народу, что власть на страже его интересов и будет контролировать цены.

Во-вторых, уже очевидно разбалансирование властной вертикали и в московских высоких кабинетах серьезно опасаются народных протестов. Там прекрасно помнят, с чего начиналась Февральская революция в России. Ее призрак у многих перед глазами.  В условиях начавшегося транзита власти и обострившейся борьбы у трона такие выступления крайне опасны. Пример соседней Беларуси это наглядно показывает.

Скорее всего, административное ограничение цен кратковременное. Тем не менее, на нем очень многие погреют руки. Будет больше проверок, возрастут откаты и взятки за возможность работать.

Последствием будет взрывной рост цен после отмены ограничений, очевидно весной. Ведь за все поборы и откаты, так или иначе, заплатит потребитель в виде роста цен.

Однако чиновников это не беспокоит. Им бы отчитаться о проделанной работе и даже заслужить похвалу начальства. А там no matter what happens — хоть трава не расти.

| 2020-12-16T08:41:01+04:00 16 декабря 2020, 11:07|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|