Судьба денег в руках кредиторов: что делать вкладчикам обанкротившихся банков?

В стране началась ликвидация четырех банков Atabank, AGBank, NBCBank и AmrahBank. Главный возникающий в этой связи вопрос – судьба денег, оставшихся в этих финансовых структурах. По мнению гостя редакции #, банковского эксперта Акрама Гасанова, если кредиторы не организуют эффективный надзор над деятельностью ликвидатора, вернуть незастрахованные вклады не получится.

Последнее время поступает много обращений по поводу денег, оставшихся в четырех закрывшихся банках, говорит эксперт. Что делать вкладчикам, и сам вопрос закрытия банков, естественно, волнует кредиторов – лиц, вложивших средства в финансовую структуру. Не путать с заемщиками, берущими банковский кредит.

Начнем с того, что в закрывшихся четырех банках по официальным данным у физических лиц осталось 681 млн. манатов застрахованных и порядка 5 млн. манатов не застрахованных вкладов. Отсутствие гарантий может быть вызвано тем, что ставка по вкладу выше страхуемого лимита, говорит собеседник, либо же вкладчиками являются аффилированные лица этих банков – члены наблюдательного совета, правления банка. В любом случае, 5 млн. для четырех банков сумма незначительная. Центробанк молчит о сумме не страхуемых вкладов. По неофициальным данным, в банках осталось примерно 105 млн. манатов, принадлежащих индивидуальным предпринимателям, юридическим лицам и государственным структурам –средства Фонда развития предпринимательства, возможен кредит Центробанка.

В целом в банках остались застрахованные и незастрахованные вклады физических лиц, а также деньги юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Сюда же нужно причислить долги банков перед своими сотрудниками, государством – по налогам, обязательному соцстрахованию, но это незначительные суммы – меньше 1 млн. манатов, говорит Гасанов. По его словам, процесс возврата денег происходит по уже известному из прежних банкротств сценарию — Фонд страхования вкладов должен в течение трех месяцев полностью вернуть застрахованные вклады на сумму 681 млн. манатов:

Застрахованные вкладчики могут не беспокоиться, проблем с возвратом их вкладов не будет, говорит эксперт. После этого Фонд страхования начнет осуществлять процесс ликвидации, т.е. возвращать долги банкам и делить деньги между кредиторами. Мы знаем из опыта, что этот процесс может длиться несколько лет. Суть ликвидации банка состоит в превращении всех активов финансовой структуры в деньги и распределение этих денег пропорционально между кредиторами.

Фонд продает движимое, недвижимое имущество банка и возвращает выданные им кредиты, в том числе продает эти кредиты другим банкам – т.е. в нашей банковской системе это бывает редко, но за рубежом распространенная практика. Скажем, банк выдал кредит сроком на 5 лет, а ликвидатор не дожидается выплаты и продает этот кредит по дисконту другой финорганизации. Понятно, что речь идет о продаже здорового актива. По ходу того как активы превращаются в деньги, Фонд страхования по очередности делит средства между вкладчиками.

В первую очередь ликвидатор, как кредитор первой очереди, возьмет свои 681 млн. манатов – сумма по каждому банку будет равна сумме компенсации по застрахованным вкладам физических лиц. На второй очереди тоже фонд – он компенсирует средства, затраченные на процесс ликвидации банка. Поскольку процесс длится годами, фонд должен платить зарплаты, следуют расходы на делопроизводство, почту, транспорт, юруслуги, охрану и пр.

Лимитов на расходы фонда в процессе ликвидации банков нет. Но чем быстрее завершится процесс ликвидации, тем меньше будет расходов у фонда. Кредиторы заинтересованы в скором завершении процесса ликвидации, чтобы фонд расходовал как можно меньше из средств кредиторов.  В третьей очереди на получение денег бывшие работники банков – их зарплаты, пособия. Кредитор четвертой очереди – государство. В последней очереди на получение денег – незастрахованные физические лица (5 млн. манатов),а также предприниматели и юрлица (105 млн. манатов). Всего 110 млн. манатов.

— Отсюда видно, что в худшем положении находятся именно кредиторы последней очереди – до них деньги дойдут в самом конце или же не дойдут вовсе, — продолжил Гасанов —  Обращаюсь в первую очередь именно к ним и бывшим работникам этих банков. Предыдущие процессы ликвидации показывают, что средств для кредиторов последней очереди остается либо очень мало, либо совсем ничего. Фонд говорит, что денег нет. Возможно, что это правда, и банк так плохо управлялся, а Центробанк так плохо контролировал, что денег не осталось. Но может быть и так, что фонд неправильно и недобросовестно исполнял свои обязанности и по этой причине под занавес ликвидации денег для последней очереди кредиторов не осталось.

Эксперт отметил, что полномочия ликвидатора в лице Фонда страхования очень широкие, а контроль за его деятельностью оставляет желать лучшего. Уже то, что фонд выступает в роли ликвидатора, неправильно, поскольку структура сама входит в число кредиторов и это явный конфликт интересов.  Формально над фондом надзирает Бакинский апелляционный суд, но процесс ликвидации банка настолько сложен, что у судей не хватает ни знаний, ни времени для полноценного контроля. А потому нужен текущий и всесторонний контроль, который могут осуществить исключительно комитеты кредиторов и это общемировая практика.

В подавляющем большинстве стран ликвидатора назначают кредиторы для защиты своих интересов, поскольку такая структура должна зависеть от кредиторов, а не наоборот, как это происходит в нашей стране. Согласно действующему закону «О несостоятельности и банкротству» по всем другим юридическим лицам так и происходит – ликвидатора назначают кредиторы. И только для банков сделали исключение — фонд практически не подчиняется кредиторам банков. По словам Гасанова, отсутствие контроля со стороны кредиторов создает почву для самоуправства и различного рода негативных последствий, о которых пойдет речь:

Фонд может формально продавать имущество банка за гроши, получая откаты. По этой причине продажа имущества должна проводиться через открытые аукционы под контролем комитета и это следует делать быстро, а не тянуть волынку по примеру Bank Standard. В этом банке, закрывшемся четыре года назад, пока не было продано ни одно недвижимое имущество, а фонд непонятно зачем безлимитно расходует средства кредиторов на его охрану и содержание.

Фонд может в вопросе возврата кредитов пойти на сговор и получение взяток от заемщиков, делая им за это уступки, даря долги, специально проигрывая процессы в судах. Во всяком случае, практика дарения долга у Фонда имеется, по Bank Standard ликвидатор дарит миллионы. Что нужно делать? Комитету кредиторов должны представить список всех судебных дел по кредитам и перечень всех заемщиков, чтобы он мог контролировать – кто сколько взял, и как фонд собирается возвращать.

Отсюда видно, насколько важна активность кредиторов, ведь речь идет об их деньгах, а варианты самоуправства этим не исчерпаны.

Фонд за откаты может незаконно, вне очереди возвращать деньги каких-то отдельных кредиторов – это могут быть деньги Центробанка, Фонда развития предпринимательства и пр. Такая практика тоже имела место, и отдельные кредиторы оказываются в привилегированном положении. Для этих целей также используется механизм взаимозачета, когда иные заемщики прибегают к взаимозачету с кредиторами. Например, у заемщика долг перед банков в 1 млн. манатов, у кредитора – вклад на 1 млн. манатов. Якобы кредитор дарит свои деньги заемщику и фонд производит взаимозачет этих средств, фактически ликвидируя долг перед банком. Были незаконные, скажем прямо, позорные решения судов, фактически освобождавшие заемщиков от выплаты долга, и это ставило в худшее положение остальных кредиторов.

Взаимозачет на законном основании может производиться только если долг и вклад принадлежат одному лицу. Во избежание таких негативных практик фонду следует представить комитету кредиторов реестр кредиторов, но это не делается, а в большинстве банков комитеты кредиторов даже не созданы, сообщил банковский юрист:

— В условиях бесконтрольности Фонд страхования также может искусственно завышать свои расходы – трудоустраивать мертвые души, брать на работу родственников, не брезговать откатами за покупку товаров и услуг. Все это должно происходить через тендер под контролем комитета кредиторов. Все расходы фонда должны быть подконтрольны, а деятельность ликвидатора – оперативной, но фонд заинтересован тянуть ликвидационный процесс годами. Государство тоже страдает от такой практики, поскольку даже на компенсацию 681 млн. застрахованных вкладов четырех банков у фонда денег нет. Значит, кредит на эти цели даст государство, а если ликвидатор не сможет вернуть эти деньги, теряет государство в том числе.

Комитеты кредиторов, которые должны контролировать деятельность Фонда страхования, создаются в соответствии с законом «О банках». Для этого фонд при поддержке Центробанка обращается в Бакинский Апелляционный суд, выносящий решение о создании комитета в обанкротившейся финансовой структуре. Упомянутая процедура, несмотря на ее законность, абсурдна и не имеет прецедентов нигде в мире, поскольку комитеты кредиторов создаются автоматически и уж тем более не по инициативе ликвидатора, контролируемого кредиторами. Ведь кому захочется иметь над собой контроль, тем более, если речь идет о деньгах? Однако в нашем законодательстве комитеты находятся в зависимом положении.  А потому не удивительно, что из ликвидированных за последние годы 12-ти банков комитеты кредиторов были созданы только в 5-ти финансовых структурах.

— Налицо нежелание Фонда страхования создавать комитеты, — сказал эксперт. – Мне, как бывшему председателю комитета кредиторов Bank Standard приходилось постоянно сталкиваться с тем, как фонд восставал в суде против незначительного контроля со стороны кредиторов. По этой причине комитеты должны создаваться сразу для нормального процесса контроля над деятельностью ликвидатора. В нашей практике комитеты создавались через несколько лет после объявления банкротства банка. Фонд не представлял необходимую информацию, хотя руководитель Вугар Абдуллаев неоднократно давал мне слово делать это, но, по сути, обманывал.

Наконец, и сами кредиторы были недостаточно активны и едины, находились в ожидании манны небесной. Необходимо действовать самим, контролировать действия Фонда, брать в свои руки процесс и не верить обещаниям. Советую всем кредиторам немедленно письменно обратиться в Фонд страхования вкладов и Центробанк с требованием создать комитеты в обанкротившихся банках. Для этого можно написать коллективное обращение. Не нужно, как это часто делают, подавать иски в суды, вести какие-то ненужные судебные процессы и терять на этом время. И уж тем более не нужно искать окольных путей – это пустая трата времени.

На днях глава государства назначил нового руководителя Фонда страхования. Наш собеседник надеется, что новоназначенный исполнительный директор Турал Пириев будет осуществлять процесс ликвидации более грамотно, честно и прозрачно. Ведь для ликвидатора, желающего быть честным в этом вопросе, лучшей помощи, чем комитет кредиторов, просто нет. Только недобросовестные, корыстные цели приводят к избеганию деятельности комитетов.

— Скажу на примере AGBank. Дело в том, что адвокатское бюро «Акрам Гасанов и партнеры» тоже является кредитором этого банка. У нас там осталась небольшая сумма, всего 91 манат 44 копейки. Не из-за денег, но в силу гражданского долга наше адвокатское бюро намерено принять участие в работе комитета кредиторов этого банка.  Кроме того, ликвидационный процесс в AGBank представляет особую важность, поскольку у бизнеса в четырех банках осталось 105 млн. манатов из них примерно 85 млн. манатов приходятся на долю AGBank. Наибольшее число кредиторов, которые могут пострадать, находятся именно в этом корпоративном банке. В этом банке всего 140 млн. манатов вкладов физических лиц и все они застрахованы, а потому фонд в первую очередь возьмет из банка эту сумму. В то же время кредитный портфель банка насчитывает 230 млн. манатов.

Это значит, что если вернуть все кредиты, денег с лихвой хватит не только на возврат расходов фонда по вкладам физических лиц, но и вернуть деньги бизнеса. В довесок этому у банка имеется движимое и недвижимое имущество, т.е. денег намного больше, чем может достаться всем кредиторам. Я готов участвовать в процессе, связанном с этим банком, чтобы не дать разворовать эти деньги, но честно вернуть кредиты. Тем самым мы докажем Центробанку, что банк не был банкротом. Но для этого нужна деятельность комитета кредиторов. Я лично готов помочь кредиторам, не желающим отпускать процесс ликвидации банка на самотек в создании инициативных групп в этом и прочих банках.

 

 

| 2020-05-20T19:57:16+04:00 20 мая 2020, 21:32|12345 (Пока оценок нет)
|