Санкции объявлены. Будет ли продолжение?

Глава МИД России Сергей Лавров выступил на ежегодной сессии Совета ООН по правам человека. Как и следовало ожидать, значительную часть своего видеопослания он посвятил критике ситуации с правами человека в США, Европе и в Украине.

Именно в западных странах все плохо с правами человека. По его мнению, об этом свидетельствуют последние события вокруг здания американского парламента в Вашингтоне и массовыми демонстрациями в странах Европы.

И, конечно, преследование национальных меньшинств в странах Балтии и Украине. Среди всех видов преследований особо выделяется так называемый языковой вопрос. Что особенно возмущает московских высших чиновников, так это защита национальных языков в ущерб, как представляется, великому и могучему. При этом российский министр не удосужился даже вникнуть в существо вопроса. Однако на весь мир начал кричать, что в странах Балтии и Украине закрывают русскоязычные телеканалы.

Миру не привыкать к потоку откровенной лжи, которая распространяется из Москвы, в том числе на самом высоком уровне.

Во-первых, в Латвии действительно прекращено вещание 16 каналов. Как сообщил руководитель Национального совета по электронным СМИ (NEPLP) Иварс Аболиньш, «Учитывая, что нам не удалось получить доказательств того, что эти телеканалы в Латвии кто-либо представляет, они были исключены из списка ретранслируемых в Латвии». Другими словами, не выполнена норма закона, вот и последствия.

Во-вторых, каналы не латвийские русскоязычные, а российские. Это очень важно. Вещающие на русском языке радиостанции и каналы не закрываются, если они выполняют соответствующие нормы закона.

В-третьих, закрытые в Украине телеканалы кума Путина Медведчука не были русскоязычными. Они вещали на украинском языке. Претензии к ним ни в коем случае не были связаны с языками вещания, наряду с украинским использовался и русский, а с содержанием передач и  финансированием каналов.

Можно еще долго разоблачать московскую ложь, но, как представляется, в Кремле лихорадочно ищут хоть какой-то способ ответа на все возрастающую угрозу западных санкций.

Уже очевидно, что Евросоюз примет санкции против ряда российских чиновников. По мнению Брюсселя, они причастны к преследованию Алексея Навального. Предусмотренные рестрикции носят персональный характер и отсюда определенное разочарование, как российской оппозиции, так и в Украине, Молдове и других странах.

В самом деле. Фонд борьбы с коррупцией (ФБК), основанный Навальным, передал в Брюссель и Вашингтон список из 35 российских олигархов, которые считаются хранителями финансовых ресурсов Путина. Несмотря на грозную риторику, в Европе не решились замахнуться на них и поэтому задекларированные санкции считаются малоэффективными.

Второй многих настораживающий факт. Новая американская администрация на самом высоком уровне обещала серьезные санкции против России, в том числе и с учетом списка, переданного сотрудниками Навального. Однако пока мы видим и слышим только слова и обещания. Более того, администрация откровенно саботирует выполнение уже принятых законов по наказанию России, что вызвало возмущение сенаторов из обеих партий. Тем не менее, санкции обещают только через несколько недель.

Все эти и ряд других фактов приводят Кремль к мысли, что Запад боится идти на серьезную конфронтацию и поэтому никаких ограничительных красных линий не существует.

В чем-то это так. Европа в большей степени, США в несколько меньшей страдают мюнхенским синдромом. При этом Германия, а с ней и Франция идут в авангарде течения Putinversteher — понимания Путина. Критикуем за арест Навального, но никаких серьезных мер против российского режима не принимаем. К тому же в европейских столицах с удовольствием следуют в фарватере американской политики. Пусть Вашингтон делает, а мы вслед за ним из евроатлантической солидарности.

С другой стороны, санкции санкциям рознь. Если говорить о рестрикциях из-за преследования Навального, то принять их против российских олигархов не так просто. Европа состоит из правовых государств и обиженные российские олигархи тут же с армией юристов ринутся в суды. И тогда властям придется в юридической плоскости доказывать связь  того или иного олигарха с преследованием Навального и вообще с нарушениями прав человека. Очевидно, что доказать это крайне сложно, если вообще на данном этапе возможно. С чиновниками проще. У них очерченные обязанности и их нарушение легко доказывается.

В США сейчас обсуждают санкции, как ответ России на кибератаки против американских ведомств. Тут тоже не все ясно. Запрещать тем или иным офицерам российских спецслужб посещать США и блокировать их собственность там дело громкое, но совершенно бесполезное. За океан они в обозримое время и так не поедут, так как засвечены, да и собственности у них там, если и была, то давно нет.

Вот почему Запад стоит перед важнейшей проблемой — начать реальную борьбу с отмыванием грязных денег и заинтересоваться происхождением огромных богатств российских чиновников и особенно олигархов из близкого окружения Путина.

Как сказал оппозиционный политик и бывший депутат Государственной думы России Геннадий Гудков, «Руководство силовых ведомств России, как и часть их подчиненных, уже находятся под санкциями и не могут посещать ту же Европу. Однако это не решение проблемы. Запад тратит огромные деньги на сдерживание диктатур и одновременно пренебрегает самым простым и дешевым средством, которое по своей эффективности намного превосходит все остальное — расследованием природы образования капиталов бенефициаров авторитарных режимов. Необходимо совместить режим персональных санкций с финансовым расследованием происхождения коррупционных капиталов как главным инструментом борьбы с диктаторскими режимами».

И здесь мы сталкиваемся с двумя большими проблемами, которые часто либо останавливают Запад, либо служат прикрытием нежелания и даже просто боязни слишком злить российский режим.

Первое. Коррупционные и награбленные средства российских олигархов уже давно стали частью западной экономики и не так просто их из нее изъять. Наложили санкции на российского олигарха Олега Дерипаску, а потом оказалось, что под угрозой значительная часть американской алюминиевой промышленности. Пришлось санкции частично снимать.

В Европе ситуация еще хуже. Там этих денег гораздо больше и трудности с ними на порядок выше. Да и переплетение российского и местного капитала тоже больше. Соответственно лоббистов Putinversteher тоже очень много и их влияние на выработку политических решений тоже следует учитывать.

Второе. В Европе более откровенно, в США меньше, но серьезно боятся непредсказуемых действий Путина. В частности, в Берлине и Париже, а также в Брюсселе (в ЕС) очень опасаются, что Россия предпримет агрессивные действия против Украины, а потом, чем черт не шутит, и в отношении стран Балтии и Польши. Последнее менее вероятно, но не исключено.

Это старая западная болезнь. Там не хотят видеть, что перспектива масштабного конфликта Путина и его окружение пугает настолько, что он смел на словах и против более слабого противника. В Карабахе, когда Турция недвусмысленно выступила на стороне Азербайджана, в Москве тут же поджали хвост и предпочли не вмешиваться до поры до времени и только после согласия Баку и Анкары. Так стоит ли бояться и поддаваться откровенному шантажу?

Есть мнение, что декларируемые санкции есть последнее предупреждение Москве. Хорошо если так, но сомнения и вполне обоснованные остаются.

| 2021-02-26T19:51:47+04:00 26 февраля 2021, 21:04|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|