Роли поменялись — «ненефтянка» в поисках инвестиций

В условиях пандемии коронавируса правительства многих стран стремятся привлечь и удержать иностранные инвестиции. И хотя отечественная «нефтянка» остается в фаворе у заморских инвесторов, глобальная экономическая турбулентность не оставляет надежд на привлекательность ненефтяного сектора.

Справедливости ради стоит отметить, что эта сфера, уповающая на государственные капиталовложения, и раньше не пользовалась интересом у заморского бизнеса. Все эти годы государство поднимало ненефтняные отрасли экономики, вкладывая средства, получаемые от продажи углеводородного сырья на мировых рынках. Но с падением цены на ключевой экспортный ресурс, старая «песня» о главном – о привлечении внутренних инвестиций, вернулась лейтмотивом на повестку дня.

Правительство и эксперты в унисон призывают предпринимателей вкладывать деньги в свою экономику, поскольку даже сухие цифры Госкомстата свидетельствуют о падении объемов финансовых вложений в неуглеводородные сферы. А вот ростом инвестиций в этом году мы по старинке обязаны нефтегазовому сектору. И если вложения в основной капитал в январе-июле составили 7 млрд. 588,3 млн. манатов, увеличившись на 2,6% к показателю отчетного времени минувшего года – это, конечно же, результат увеличения почти на четверть капиталовложений в нефтегазовый сектор. Из-за объективных обстоятельств инвестиции в ненефтяные отрасли, напротив, сократились на десятую часть.

Капвложения в нефтегазовый сектор экономики в отчетном периоде увеличились на 22,9%, а инвестиции в ненефтяной сектор за январь-июль, напротив, сократились на 9,6%.

По мнению опрошенных нами специалистов, «разбор» этой сферы требует особого внимания, поскольку в условиях удешевления нефти реальная экономика должна развиваться опережающими темпами. Несмотря на усиленную государственную поддержку стратегически важных отраслей, остро стоит вопрос повышения объемов частных внутренних инвестиций. По свидетельству экономиста Натига Джафарли, бюджетные вливания являются главным стимулом для развития зависящей от нефти местной ненефтяной экономики, а ключевым игроком в этом направлении остается государство. По словам собеседника #, инвестиционные расходы государства на различные проекты в сфере строительства и прочих направлениях обычно растут в годы высокой цены нефти, но стоит ключевому экспортному ресурсу упасть в цене, как вынужденно снижаются упомянутые статьи в государственной казне.

Ведь если вспомнить недавнюю историю падения цены нефти, в 2016 году бюджетные расходы на инвестиционные проекты сократились аж на 4 млрд. манатов! Результат — катастрофическое падение ВВП страны на 3%. «Это был наихудший показатель среди стран СНГ», — говорит Джафарли. Для наглядности недвусмысленной корреляции инвестиционной «щедрости» и высоких нефтяных доходов достаточно вспомнить, как расходы казны на всевозможные инвестиционные проекты достигли своего пика в годы устойчиво высокой стоимости углеводородов. По мере роста потока нефтедолларов в 2012 году эта статья бюджета составила 6 млрд. 960 млн. 700 тыс. В 2013 расходы народного кошелька на инвестиционные проекты даже приблизились к семи миллиардам, но уже через год, в переломном 2014 году сократились до 6 млрд. 259 млн. манатов. Прошедшие на волне падения нефтяных индексов 2015-2017 гг. запомнились не только заявлениями о начале постнефтяной эпохи и диверсификации экономики, но также резким сокращением этой статьи бюджетных расходов. В 2015 году средства на инвестиционные проекты сократились до 4 млрд. 994 млн. 400 тыс. манатов; 2016 – 2 млрд. 707 млн. манатов ; 2017 – 2 млрд. 712 млн. манатов. Позапрошлый год запомнился благоприятной нефтяной конъюнктурой и ростом государственных инвестиционных вливаний.

По свидетельству экономиста, в сложившейся ситуации единственный выход — это рассчитывать на экономическую активность посредством бюджетных вливаний в строительные и прочие проекты. О приоритетах строительного сектора говорят данные Госкомстата. Так, из общего объема инвестиций за отчетный период 4 млрд. 703,9 млн. манатов, или 62% всех инвестиций, было направлено на строительно-монтажные работы. В то же время 5 млрд. 104,7 млн. манатов (67,3% всего портфеля инвестиций) финансово поддержали объекты производственного значения, а 1 млрд. 745,9 млн. манатов пошли на строительство объектов сферы услуг. Кроме того, 737,7 млн. манатов были направлены в сферу строительства жилого фонда.

Другой эксперт, доктор экономических наук, профессор UNEC Эльшад Мамедов настаивает на необходимости привлечения внутреннего кредитования и частных инвестиций. Поскольку, говорит он, в сегодняшних условиях никакая страна не может рассчитывать на прирост иностранных инвестиций. По мнению ученого, необходима реализация проектов, связанных с внедрением инноваций в те сферы нашей национальной экономики, которые смогут обеспечить импортозамещение.

«Это очень важный момент с точки зрения стабилизации на валютном рынке. С помощью увеличения инвестиций мы можем выйти на показатели прироста национальной экономики уже к концу года. Это даст возможность реализовывать задачи по бюджетному процессу и стабилизировать ситуацию на валютном рынке. Пока Центральный банк удерживает ситуацию, но при нынешнем тренде делать это долго просто невозможно. Думаю, что сегодня крайне необходимы решения в сфере денежно-кредитной политики. Центральному банку стоит задуматься о внедрении валютных ограничений и о сдерживании негативных процессов, таких как возможная утечка капитала из страны», — считает ученый. Ведь если не будет наращивания инвестиционных потоков, добиться устойчивых результатов невозможно.

 

| 2020-09-09T08:33:35+04:00 9 сентября 2020, 10:51|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|