«Путин заинтересован в увеличении числа своего контингента» —  Итоги Второй Карабахской войны с Мэтью Брайзой

Свое видение ситуации вокруг идущих процессов в Нагорном Карабахе после прекращения военных действий представил в интервью американской журналистке Джоан Лисоски аналитик Атлантического совета, экс-посол США в Азербайджане, бывший сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза.

# представляет часть размещенного в Youtube интервью с Мэтью Брайзой:

 

— Бесспорно, одной из самых важных политических событий уходящего года стало освобождение захваченных Арменией около 30 лет назад территорий в Нагорно-Карабахском регионе Азербайджана в результате военной операции Азербайджанской армии. Как вы считаете, что выиграли Азербайджан и другие страны региона по итогам Второй Карабахской войны, кто проиграл и в чем?

— Азербайджан в этой войне одержал триумфальную победу, для Армении же она стала самым крупным поражением со времени прихода власти большевиков в этот регион. Это самая большая военная победа в истории Азербайджана. Для Баку трехстороннее соглашение о прекращении огня можно считать положительным решением, поскольку тем самым были возвращены семь оккупированных Арменией районов, Баку получил дополнительный коридор – Мегринский, что является новой геополитической ситуацией и открывает для Азербайджана новые широкие возможности. Считаю это соглашение справедливым для Азербайджана решением вопроса, поскольку это же предусматривалось Мадридскими принципами, которые согласовали азербайджанский и армянский лидеры в январе 2009 года.

Азербайджан победитель еще и потому, что продемонстрировал волю остановить наступление в преддверии окончательного триумфа. Ведь азербайджанская общественность настаивала на продолжении наступательной операции до полного освобождения Нагорного Карабаха, возвращения под контроль Ханкенди и других районов бывшей автономии, но Азербайджан после взятия самой стратегически важной точки – города Шуша, остановился на подступах к этим территориям. Считаю, что это было верным и своевременным решением. И международная общественность должна оценить этот мудрый, гуманитарный поступок азербайджанской стороны. Тем самым были предотвращены потери в живой силе как с одной, так и с другой стороны.

Конечно же, Азербайджан по итогам этой войны оказался в большом выигрыше, но следует констатировать, что в выигрыше также Турция, а значит и НАТО. Хотя сегодня в Вашингтоне и других столицах стран-членов НАТО этот факт все еще не нашел достойной оценки.

Присутствие турецкой армии в этом регионе означает и присутствие там миротворческих сил НАТО. Следует признать, что это реально большая геостратегическая победа Турции и НАТО. Ведь военного присутствия Турции в этом регионе не было более чем сто лет. Со временем и страны НАТО признают степень значимости этого факта.

Что касается Москвы – она и в выигрыше, и в проигрыше. Ее репутации среди армянского общества нанесен непоправимый ущерб. Однако у армян в качестве протектора кроме России другой альтернативы нет. Но Россия оказалась и в выигрыше, осуществив свою многолетнюю мечту – она разместила свои миротворческие силы в Азербайджане. Естественно, что на этих территориях должны присутствовать силы для размежевания сторон конфликта. Надеюсь, что армяне останутся жить в Нагорном Карабахе, тем более что они доверяют российской армии. Вообще-то, проживание армян в Нагорном Карабахе представляет важность для Азербайджана, потому что это переводит военный триумф одновременно в категорию морально-нравственной победы.

Другая региональная держава – Иран оказался в проигрыше, поскольку никакой ее посреднической роли в процессе военных действий и мирных переговоров не было, и постфактум Тегеран ничего не предлагает относительно дальнейшего сотрудничества. После же открытия Мегринского коридора престиж Ирана еще более понизится.

Армения же потерпела сокрушительное, драматическое поражение. После чего, я думал, что Пашиняну не удастся остаться у власти, однако он все еще на своем посту. К новым выборам уже призывает даже армянский президент, что означает свержение Пашиняна. Складывается ироническая ситуация – Путин сейчас для реализации соглашения от 10 ноября нуждается в Пашиняне.

— Как, по-вашему, повысила ли репутацию действующей азербайджанкой власти эта война?

— Разумеется. Президент Ильхам Алиев популярен, как никогда. Даже оппозиционные лидеры отдают должное его победе.

— И это несмотря на то, что Ильхам Алиев остановил наступательную операцию…

— Да. Это было непопулярное решение, но оно было мудрым, стратегическим ходом. И сейчас уже уныние среди азербайджанской общественности в связи с таким решением относительно уменьшилось. Кстати, легко так было рассуждать, сидя в Баку, рисковали же жизнью не они. К примеру, один из моих друзей в Азербайджане принял участие в военных действиях в качестве добровольца. То есть, если кто-то считал, что надо было идти до конца, то почему не записался в армию?

— Поговорим про Армению. Поражение в войне стало шоком для армян. Страну охватили протесты против действующей власти, армяне отказываются от турецкой продукции. Каковы будут последствия этой войны для Армении?

— Не думаю, что решение отказаться от турецких товаров мудрое. Армяне в какой-то момент поймут, что соглашение от 10 ноября предотвратило большую катастрофу для армянского государства и создало для них возможность важного стратегического выбора. Как указано в 9-м пункте соглашения, будут разблокированы все экономические и транспортные связи в регионе – т.е., Армении с Азербайджаном и Турцией. Я сам в 2009 году был участником переговоров по нормализации отношений между Турцией и Арменией. Это было одним из приоритетных направлений политики президента Обамы. Об этом было известно малому кругу политиков, но Турция настаивала на том, что нормализует отношения с Арменией только и только в случае продвижения в вопросе урегулирования конфликта. Турция заявляла, что никогда не нанесет удар в спину Азербайджану. Они наделись на конструктивную позицию Армении в ходе переговоров, чего, к сожалению, не произошло.

И вот, наконец, соглашение достигнуто, и оно справедливое, соответствует основным, ранее согласованным между Азербайджаном и Арменией, принципам. Единственная разница в том, что не определен статус Нагорного Карабаха. Обе стороны конфликта были согласны, что какой-то статус будет. Несколько недель назад, кажется, 27 октября, Владимир Путин на одной из видеоконференций обратился к Пашиняну, чтобы он остановил войну и приступил к мирным переговорам с Алиевым на основе прежних принципов, которого уже убедил прекратить наступление. Среди этих принципов был и статус Нагорного Карабаха. Тогда Азербайджанская армия уже шла в направлении Шуши. Однако Пашинян отказался, в результате – проиграл. И теперь главная проблема для Армении состоит в том, что уже Алиев не согласится ни с каким статусом Нагорного Карабаха, кроме как в составе Азербайджана. Поскольку Азербайджан победитель этой войны, поэтому будет против статуса. Посмотрим, как будут развиваться события. Мне интересно, каково будет отношение президента Джо Байдена к этому вопросу.

Сейчас Армения переживает чрезвычайно большие внутриполитические потрясения. Существуют разные мнения. Так, экс-советник первого президента Армении Жирайр Липаритян говорит, что «мы -армяне в чрезмерной степени понадеялись на Москву и Вашингтон», «мы жили иллюзиями относительно своих возможностей и своего будущего», а теперь должны «пробудиться». Но есть и другие, просто страшные мнения. Я прочитал пост в соцсети проживающего в США армянина, который предлагает собрать ядерные отходы Мецаморской АЭС, создать атомную бомбу и сбросить на Баку. Армяне должны оставить в истории свои гнев и ненависть, и смотреть уже вперед.

— Что вы думаете относительно ответа Путина на вопрос корреспондента ТАСС о вероятности увеличения российского контингента в Карабахе? Путин допустил такую возможность с оговоркой – «но только по договоренности со всеми сторонами, в том числе с азербайджанской стороной». Каковы намерения Путина по-вашему?

— Я искренне верю в то, что ввод миротворческих сил был необходим для прекращения военных действий. Была цель подписать соглашение, наиболее приближенное к Мадридским принципам. Не утверждаю, что Москва не имела других побуждений, но действительно, Путин хотел добиться справедливого мира для сторон конфликта. Конечно, Мадридские принципы, вокруг которых многие годы велись переговоры, предполагали лишь рамочные соглашения, и они должны были дорабатываться. Но сейчас все уже произошло, это финиш. Президент Путин считает, что его миротворческий контингент достаточно сильный, чтобы добиться мира на этих территориях. Возможно, он думает, что де-факто может переформатировать свою миротворческую миссию в протекторат России, как это есть в Южной Осетии и Абхазии. Если обращаемся к примеру Грузии, то следует упомянуть, что Путин ненавидел тогдашнего грузинского президента Михаила Саакашвили, он не считал, что должен получить одобрение грузинского лидера. Главная же цель Путина в 2008 году заключалась в воспрепятствовании движения Грузии к НАТО. С Азербайджаном совершенно другая картина – Ильхам Алиев неоднократно заявлял об отсутствии намерений вступать в НАТО, приоритетным направлением своей внешней политики, как, впрочем, это было и при Гейдаре Алиеве, объявил Россию, хотя Трансатлантическую интеграцию тоже не отвергает. Путин считает, что получил за все предыдущие годы от Еревана все, что возможно – Армения в Таможенном союзе, в ЕврАзЭС, в ОДКБ, там российские военные базы, Объединенная группировка войск, погранвойска, сильные экономические связи, общее небо и пр. А в Азербайджане большие перспективы для интеграции.  Поэтому, конечно, он заинтересован в увеличении числа своего контингента. Но у Алиева есть рычаги для влияния на эти процессы. Однако, как будут развиваться события, покажет время.

| 2020-12-23T21:49:21+04:00 23 декабря 2020, 23:04|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|