Орган конституционного правосудия рассмотрел проблему вкладчиков, как обычный суд

Накануне Конституционный суд вынес ожидаемый вердикт по двум вопросам, которые вынес на повестку органа конституционного правосудия Фонд страхования вкладов. Речь о депозитах, принятых банками, несмотря на запрет органов надзора финансовых рынков – Палаты надзора и Центробанка, а также вкладах в Atabank. Эта финансовая структура переводила срочные депозиты вкладчиков из филиала в филиал, меняя дату вклада. А поскольку предельная ставка страхования менялась, Фонд поставил вопрос о защищенности вкладчиков.

В прошлой нашей беседе с банковским юристом Акрамом Гасановым уже отмечалось, что решения по этим двум вопросам настолько очевидны, что выносить их на рассмотрение Конституционного суда не имело смысла – решение суда было заведомо в пользу граждан. Так оно и случилось.  Конституционный суд АР накануне постановил компенсировать вкладчикам ликвидированных банков их сбережения, а также считать заключенный с банком договор по вкладу основным документом с даты его подписания.

Договор банковского вклада считается заключенным с момента передачи вклада вкладчиком банку и должен быть принят в качестве первичного (основного) договора. Дата миграции сберегательных договоров не может считаться временем заключения договора вклада. Таково решение Конституционного суда Азербайджана, рассмотревшего запрос Кабинета министров АР. В решении говорится, что с учетом статьи 12 Конституции Азербайджанской Республики, в соответствии со статьей 2.1.2.6 Закона Азербайджанской Республики «О страховании вкладов», статьями 47 и 48 Закона Азербайджанской Республики «О банках» вклады, которые были приняты после применения корректировки, объем которых был увеличен и условия которых были изменены, считаются защищенными.

В соответствии со статьей 944.1 Гражданского кодекса Азербайджанской Республики, договор банковского вклада считается заключенным с момента передачи вклада вкладчиком банку и должен быть принят в качестве первичного (основного) договора. Дата миграции сберегательных договоров не может считаться временем заключения договора вклада. А теперь обратимся к оценке этого вердикта нашим экспертом.

«Почему-то в начале решения сказано, что все эти банки были объявлены судом банкротами 30 апреля, хотя это актуально только для Amrahbank и Atabank, что же касается AGBank и  NBC Bank – судебные решения были приняты в мае, — говорит Гасанов. – Эта ошибка показательна в контексте отношения КС к своей работе. Решение суда было объявлено 10 августа, несмотря на то, что первый зампред Центробанка Алим Гулиев 30 июля сообщил вкладчикам, что оно будет принято в течение 10-ти дней, а КС принял определился на 11-ый день, показав тем самым свою независимость. Но решение принято в пользу граждан, как и предсказывал первый зампред ЦБА».

Документ состоит из двух частей, поскольку обращение Кабмина в КС тоже состояло из двух вопросов, говорит эксперт. Первая – как уже говорилось, касается того, что трем банкам Atabank, NBC Bank и AGBank орган надзора финансовых рынков запретил принимать вклады, но банки не подчинились. В этой связи Фонд страхования признал эти вклады незаконными и отказывал в компенсации. В решении КС говорится, что такие вклады считаются застрахованными и Фонд страхования должен их компенсировать. Свое решение КС обосновал тем, что органу банковского надзора, в данном случае Центробанку не следовало ограничиваться применением мер, но также контролировать их соблюдение. ЦБА ввел ограничение, но не следил за его исполнением.

Центробанк должен так контролировать банки, чтобы кредитно-финансовые организации не могли в нарушение всех запретов принимать вклады. В то же время КС напомнил, что согласно закону «О страховании вкладов» ст. 21 и 30, орган надзора финансовых рынков после ограничения права банка на принятие вкладов должен тут же, в течение одного рабочего дня сообщить об этом в Фонд страхования вкладов, и в течение трех дней опубликовать информацию в прессе. Но Палата надзора и Центробанк этого не сделали, т. е. не выполнили свою обязанность. В довесок этому, упомянутые структуры не контролировали исполнение данного ограничения банками.

Примечательно, что КС не дал оценку упомянутых обстоятельств, а только напомнил про действующее законодательство.

«Тем самым остался открытым вопрос – из решения КС вытекает, что, если бы даже орган финансового надзора объявил в прессе про запрет на прием вкладов, вклады все равно считались бы застрахованными, — продолжил собеседник. – Здесь теряется однозначность, поскольку лично я считал эти вклады застрахованными именно по причине отсутствия соответствующего извещения со стороны Палаты надзора и Центробанка. Вкладчики не виноваты, поскольку не знали, что вкладывать в эти банки нельзя. Иначе, т.е. в случае извещения граждан о запрете, возникает вопрос к вкладчикам– почему они вкладывали в эти банки?»

Эксперт напомнил, что решение КС не вердикт по конкретному вопросу, но комментирование и толкование закона. В нашем же случае получается, что, если завтра какой-то банк, несмотря на обнародованный запрет, будет принимать вклады, эти вклады будут считаться застрахованным. Такие выводы следуют из решения Конституционного суда и выглядит это странно. «Полагаю, что цель этого — оградить от обвинений высокопоставленных лиц Палаты надзора финрынков и Центробанка. Ведь если бы КС сделал акцент на том, что считает вклады застрахованными, поскольку о запрете не известили общество, а не просто по факту, что вклады принимались, должностные лица этих структур должны были понести наказание не только за преступную халатность. Они понесли бы материальную ответственность перед Фондом страхования вкладов. Именно поэтому было принято такое решение, а вопросы остаются».

Что же касается второй части вердикта КС, заведомо было известно, что решение по вкладам в Atabank будет принято в пользу вкладчиков. «Датой принятия вклада является время подписания договора с вкладчиком, следует из решения суда. То, что банк менял даты вкладов в своей внутренней системе, клиентов не касается. Это было ясно и без вердикта последней судебной инстанции, — считает Гасанов. – Словом, оба решения были ожидаемы и в пользу граждан. Странно, что эти вопросы вынесли на повестку КС, тогда как действительно спорные моменты там не обсуждались». Как уже говорилось, на повестку вынесли только те вопросы, ответы по которым были известны. В результате гражданам, у которых с Фондом страхования по вкладам имеются другие проблемы, скажем, связанные с довкладами, следует отдельно подавать в суд.

Эксперт остановился на вопросе, весьма интересном с точки зрения конституционного правосудия. Само наименование решения КС именуется как «Толкование статьи 2.1.2.6 закона «О страховании вкладов» с точки зрения статей 47 и 48 закона «О банках»». «Из названия следует полагать, что в этом решении должно было быть толкование нормы закона «О страховании вкладов» с точки зрения соответствующих статей закона «О банках».

Упомянутые статьи закона «О банках» посвящены тому, как орган банковского надзора применяет меры в отношении банков, в данном случае по ограничению принятия вкладов. Что же касается статьи2.1.2.6 закона «О страховании вкладов», в ней говорится о том, что вклад, принятый по ставке выше установленной Фондом страхования вкладов, считается незастрахованным. В настоящее время ставка страхуемого манатного вклада не превышает 12%, раньше она была на уровне 10%, до этого – 15%.

«В названии речь идет об этом положении закона, — говорит собеседник. – Но разве в решении КС где-то есть комментирование этой нормы? Несмотря на название, в самом решении нет толкования статьи 2.1.2.6. И это нонсенс. Там затрагиваются совершенно другие вопросы. Скажем, в части решения о том, что банки принимали вклады, несмотря на запрет, упомянутый момент не затрагивают. То же касается миграции вкладов Atabank, где КС рассмотрел вопрос о дате заключения договора. Во всех этих решениях нет и речи о страхуемой процентной ставке. И тем не менее почему –то само название посвящено этой проблеме. Я даже не знаю, как назвать эту странность.

Если бы это решение назвали толкованием статьи 30.2 закона «О страховании вкладов с точки зрения закона «О банках», и КС комментировал бы нормы закона страхования вкладов о том, что Центробанк и Палата должны были известить общество, но не сделали этого – это было бы понятно. Но не об этом идет речь, не на это сделан акцент даже по названию. Одну из причин – почему КС не акцентирует внимание на упущении органа надзора, мы уже упомянули выше. В этом случае высокопоставленные лица Палаты надзора финансовых рынков и Центробанка должны были понести наказание. И КС ушел от этой темы, а в итоге получилась несуразица. Тут уже под угрозу поставлено само конституционное правосудие».

Согласно Конституции АР и закону «О Конституционном суде», КС может давать только толкование нормам закона. В данном же случае КС никакую норму не истолковал, подчеркнул Гасанов. В названии говорится о статье 2.1.2.6 закона «О страховании вкладов», но в самом тексте нет толкования.

Из этого следует, говорит собеседник, что КС, на самом деле вопреки Конституции и законам, рассмотрел обычный спор между лицами: «Иначе это не назовешь. Орган конституционного правосудия рассмотрел это дело подобно обычному суду, завуалировав под толкование закона. А произошло это потому, что, опять-таки в КС понимают – упомянутые вопросы не стоило выносить на его рассмотрение. Там нет предмета толкования норм. И суду просто ничего не оставалось… Хотя, на самом-то деле следовало отказать Кабмину за отсутствием вопроса в рамках полномочий конституционного правосудия. Я пребываю в шоке от происходящего. По факту Конституционный суд взял и рассмотрел какой-то конкретный спор по запросу Кабмина, и это полная дискредитация конституционного правосудия», — заключил Гасанов.

 

 

| 2020-08-14T13:41:59+04:00 14 августа 2020, 14:01|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|