Нормандский тупик

Как и предполагалось, видеоконференция министров иностранных дел стран Нормандского формата закончилась безрезультатно. Причина проста и очевидна — полная несовместимость позиций России и Украины.

Стороны достигли согласия только в одном пункте — обмен пленными и задержанными. И то далеко не в полном объеме. Все остальное не выполняется и не может быть выполнено.

Украина настаивает на безусловном выполнении мер по безопасности и возвращения контроля над границей с Россией. Москва же хочет сначала закрепления так называемого особого статуса оккупированных территорий в украинской конституции, а до этого прямых переговоров Киева с назначенными Кремлем гауляйтерами в Донецке и Луганске. Конечно, никакое уважающее себя государство не будет вступать даже в разговоры с марионетками иностранного агрессора.

Возникает вполне естественный вопрос. Зачем было собирать конференцию министров, если она по определению не могла дать хоть каких-то результатов. Здесь может быть несколько ответов и цели у столиц разные.

Президенту Украины Владимиру Зеленскому очень важно по внутренним причинам показать стремление достичь хоть каких-то результатов в донбасском конфликте. Есть и чисто гуманитарная составляющая — вернуть пленных и задержанных украинских граждан не только на Донбассе, но также из аннексированного Крыма. О последнем Россия даже говорить не хочет, но в международном плане это очень важно. Вот почему в Киеве используют любую возможность, чтобы возвращать украинских граждан из российских тюрем и плена сепаратистов. Нормандский формат представляет для этого удобную площадку, так как российской дипломатии в этом гуманитарном вопросе сложнее маневрировать.

Германия, в какой-то мере Франция, хотят продвижения процесса и достижения хоть каких-то результатов. И в Берлине, и в Париже не хотели бы отдавать инициативу Вашингтону в этом вопросе. В первую очередь из-за последующего общего снижения веса и возможностей европейской дипломатии. Уже некоторое время ось мировой политики находится в отношениях США и Китая. Европа отодвинута на Ближнем Востоке, в Персидском заливе и несколько теряет свои позиции даже на севере Африки. В частности, в Ливии.

Немаловажным для западных стран является усиливающаяся зависимость России от Китая. Российская нефть продается в китайском направлении по долгосрочным контрактам и сейчас это для Москвы особенно важно. На европейском рынке она сталкивается с ближневосточными поставками и все больше вытесняется из своего традиционного ареала.

Хотя Китай и уменьшил поставки российской нефти, но это фактор временный. По мере выхода из эпидемии и экономического оживления поставки нефти увеличатся к московскому удовлетворению. Еще семь лет назад доля Китая в торговом обороте России была 10%, а в прошлом она уже составила 19%. Пекин все больше пытается получить пакеты акций в ключевых или интересных российских компаниях.

В Европе хотели бы изменить этот тренд и отсюда разговоры о желательности переговоров с Москвой. В том числе и в Нормандском формате.

У России самое сложное положение. Несмотря на байки на федеральных каналах о животворности санкций, действительность оказалась совершенно другой. Нефтяная война вкупе с пандемией наглядно показали уязвимость и слабость не только нефтяной и газовой отраслей, но и всего государства российского.

Не случайно Москва всеми силами добивается снятия или смягчения санкций. Развернута большая кампания в левой и правой прессе с привлечением открытых и менее явных клиентов Кремля в европейских странах. При этом вроде бы в Белокаменной выступают в защиту Венесуэлы и Ирана, а о себе говорят, что им ничего не нужно.

И вдруг председатель комитета Государственной думы России по международным делам Леонид Слуцкий направляет президенту комиссии по иностранным делам сената Италии Вито Петрочелли письмо с просьбой посодействовать отмене санкций в ответ на гуманитарную помощь в борьбе с коронавирусом.

Видимо сильно допекли санкции, если Слуцкий буквально умоляет своего коллегу. При этом авторитетная итальянская газета La Stampa писала, что 80% российской помощи или бесполезна, или малополезна. Через две недели издание опубликовало расследование, что «помощь РФ для борьбы с COVID-19» оказалась военной разведывательной операцией.

В таких условиях Москва просто обязана была обозначить хоть какие-то телодвижения в Нормандском формате и попытаться переложить ответственность за тупик на переговорах в Минске на Украину и западных партнеров. Они вроде бы не могут заставить Киев пойти на прямые переговоры с сепаратистами. То ли российская дипломатия стала жертвой пропаганды, то ли налицо обычное кремлевское лицемерие. Там просто не могут поверить в то, что Украина имеет собственную внешнюю политику и не стоит перед Берлином и Парижем вопрос заставлять Киев капитулировать перед Москвой.

Кремлю приходится найти равнодействующую двух противоположно направленных политических векторов. Первый — экспансионистский требует и дальше осуществлять давление на Украину, Молдову, Грузию, поддерживать сепаратистские образования на Донбассе, в Приднестровье, Абхазию и Южную Осетию, помогать Армении и тормозить процесс урегулирования вокруг Нагорного Карабаха. И вообще продвигать так называемый русский мир вплоть до Балкан, стран Балтии и даже Польши.

Второй — экономический и финансовый просто вопиет о необходимости срочного выхода из изоляции и всех этих игр типа импортозамещения и самодостаточности. Надо сказать, что нефтяной и газовый обвалы существенно подкрепили позиции сторонников второго направления. Инвестиции в добычу нефти в этом году уменьшатся на 30% или даже больше, нефть становится все более тяжело доступной, поэтому новейшие технологии добычи также критически нужны, иначе в последующие годы будет постоянное снижение добычи. Не только из-за договоренностей ОПЕК+, но по объективным причинам. Без Запада добыча энергоресурсов в России будет сначала стагнировать, что сейчас и происходит, а потом падать. Соответственно и поступления в бюджет.

Тем не менее, пока доминирующим оказывается первый вектор и так будет продолжаться до тех пор, пока еще хватает накопленных ранее запасов, которые в России любят называть подушкой безопасности. В просторечии просто кубышкой.

Последний фактор пока не позволяет учитывать очевидную необходимость для России находить выход из создавшегося тупика.

Чего же следует ожидать.

Первый вариант. Пока в Кремле будет Путин и его группировка никакого продвижения в урегулировании конфликтов на постсоветском пространстве ожидать не приходится. Они будут продолжать такие действия до полного исчерпания своих финансовых возможностей или ухода по каким-то причинам из сферы политики.

Вариант второй. Происходит непредсказуемый экономический обвал и вхождение в мировой финансовый кризис невиданных масштабов. В один момент для спасения страны будет просто необходимо бросить всех марионеток и сепаратистских содержанок без всяких условий и желания сохранить лицо.

Второй вариант пока представляется маловероятным, но полностью исключать его нельзя.

Украине ничего не остается делать, как ждать изменений в Москве. К сожалению, не только ей. Выход из тупика не просматривается.

| 2020-05-04T01:49:11+04:00 4 мая 2020, 10:20|12345 (Пока оценок нет)
|