Никол -джан вновь показал, что благополучие карабахских армян его не интересует

Недавний армянский политический маскарад, именуемый «двух туровыми выборами», что-то значил только для премьера Никола Пашиняна и возможно для Кремля. Для остального мира происходящее в Нагорном Карабахе вообще не имело никакой значимости.

Неслучайно, что еще после «первого тура» псевдо-выборов подавляющее большинство стран и международных институтов выступили с ззаявлениями, в которых отмечалось, что они не признают ни «Нагорно-Карабахскую республику», ни проведенные там выборы.

Конечно, были и молчащие международные субъекты, но не отправив своих наблюдателей на «выборы», молчуны (например, Парламентская Ассамблея Совета Европы, т.е. ПАСЕ!) также дали понять сепаратистам и всему миру, что для них не существовуют, т.н. парламентские и президентские выборы в Нагорном Карабахе…

Что же касается Пашиняна, стоит отметить, что т.н. прошедшие выборы выявили его истинное отношение к карабахским армянам: нормальный политик, вообще, нормальный руководитель во время пандемии больше думал бы о здоровье людей, нежели о своих близких и дальних политических планах.

Но Никол -джан в очередной раз продемонстрировал, что здоровье, вообще, благополучие карабахских армян его интересует, как собственный «тринадцатый палец» – главное, он хотел добиться, что бы в Нагорном Карабахе установилась хотя бы лояльная ему политическая власть, а не продолжалась бы эпоха соратников экс -президента Кочаряна и Саакяна.

По этой причине, Пашинян заставил карабахских армян пойти на второй тур, хотя на этой территории уже проявились первые признаки пандемии.

А что, собственно говоря, побудило Пашиняна к этому? Понятное дело, что до тех пор, пока Нагорный Карабах остается под контролем криминального и военизированного карабахского клана, армянский премьер не мог спокойно спать. Изначально карабахский клан хотел дистанцироваться от происходящих в Ереване процессов. Даже когда в Ереване люди Пашиняна свергли Саргсяна, нагорнокарабахский криминальный вожак Бако Саакян не стал совать свой нос в дела центра. Но это продолжалось до определенного времени, т.е. до тех пор, пока Пашинян начал юридические преследования против высших представителей карабахского политического клана, особенно, против Кочаряна.

Поэтому вопрос смены власти в Нагорном Карабахе был для Пашиняна жизненно важным. Можно сказать, что он частично добился намеченной цели. Правда, теперешний «президент» — Араик Арутюнян также не является «стопроцентным человеком» или кадром Пашиняна, но он никогда не выступал ни против нового армянского премьера, ни против его «бархатной» революции. Вдобавок, он не является типичным кадром карабахского политического клана или «псом войны»; если не ошибаемся, очередной «президент» марионеточного «НКР» является представителем не политической и дипломатической сфер, а фигурой предпринимательской, т.е. бизнесменом. По этой причине, все ожидают, что он будет довольно лояльным к власти Пашиняна.

Понятно, что пандемический период некоторое время будет консервировать или же покрывать политические противоречия не только в самой Арменией, но и между Арменией и Нагорным Карабахом. После того, как будет покончено с пандемией и все вернется на круги своя, станет ясно, насколько ровные отношения между правительством Армении и новой «властью НКР»? Напомним, что армянские СМИ и эксперты довольно часто обращают внимание: после прихода Пашиняна к власти остатки карабахского политического клана и нагорнокарабахская политическая элита мешают ему проводить собственную политику.

Правда ли это или нет? В очередной раз заметим, что на этот вопрос можно будет точно ответить только после пандемии. Но чувствуется, что Пашинян не намерен ждать окончания этой страшной эпидемии и уже начал борьбу против еще одного крыла оппозиции — лидеров армянской церкви и духовенства. В принципе, эта борьба стартовала в первые дни революции, но тогда ее завершить не удалось. Заметим, что и тут есть свой резон: если основной духовный институт страны, претендующий на роль совести общества, в трудные дни не поддерживает его, не стоит рядом с ним, имеет ли права называться духовным наставником общества или народа?..

Да, мы живем в 21-м веке, почти каждый ребенок может спеть «главные ноты супер-модернистского секульяризма», заметив, что в настоящее время церковь или же религия отделены от государства. Да, так и есть, но они не отделены от общества, от его забот и чаяний! Если религиозные лидеры не выступают против деспотии и деспотов, имеют ли они претендовать на роль духовных лидеров страны?..

Конечно же, нет. Армянская церковь была свидетелем насилия и узурпации власти в стране, религиозная элита была очевидцем тех политических преступлений, в которых обвиняется теперь Кочарян и его сторонники. Но они молчали! Поэтому Пашинян в определенном смысле прав, и, если его претензии к армянской церкви базируются на этих фактах, еще раз заметим, что он конечно, прав.

Но тут есть и другое весьма важное обстоятельство. Пашинян уже третий год стремится распространить свою революцию во все сферы Армении и только после того, как будут завершены эти процессы, мы наконец -то, сможем ответить на вопрос: «Зачем же все это Николу Воваевичу?» …

| 2020-04-20T19:49:44+04:00 20 апреля 2020, 12:11|12345 (Пока оценок нет)
|