Нигяр Нариманбекова: Прямо из аэропорта нас увезли на карантин

Известный художник Нигяр Нариманбекова готовит череду приятных сюрпризов своим бакинским поклонникам. После окончания карантина в одной из столичных галерей состоится ее первая персональная выставка в Азербайджане. На этом долгожданном событии мастер преподнесет еще один сюрприз: впервые и именно в Баку ценители искусства смогут приобрести ее потрясающие картины! Прежде художник, ни при каких условиях, не соглашалась на продажу своих работ.

 

Об этом и другом Нигяр Нариманбекова рассказывает в интервью #:

 

— Карантин вы проводите в родном Баку, хотя в последние годы больше находитесь в Париже, где у вас насыщенная творческая жизнь. Это было ваше решение приехать на Родину в этот сложный период?

— Я уже долгие годы живу фактически на два моих любимых города, Париж и Баку. В Париже у меня очень интенсивная творческая жизнь, я пишу картины, делаю выставки, участвую в самых престижных арт проектах. Дело в том, что в моих жилах текут две великие крови, азербайджанская и французская. Как я уже рассказывала моя бабушка Ирма Лярудэ коренная француженка, уроженка юга Франции, Госкони, родины Д Артаньяна и Генриха Наваррского. А дедушка Фарман Ягуб Нариманбеков азербайджанец, потомок древнего аристократического рода из Карабаха, из Шуши. Поэтому Франция мне настолько же родная, как и мой любимый Азербайджан. В Париже я являюсь членом французской Ассоциации Стелла Арт Интернешнл, это очень известная ассоциация, объединяющая знаменитых художников со всего мира. У меня в год проходит много крупных экспозиций, также уже было несколько персональных выставок в центральных парижских галереях. Но пробыв в Париже три-четыре месяца, я непременно должна приехать в родной Баку хотя бы на пару недель, чтобы почерпнуть вдохновение, надышаться апшеронским воздухом, увидеть родных и близких друзей.

Подпитавшись ароматом и духом родного Баку, я вновь возвращаюсь в Париж и выплескиваю на холст апшеронский колорит и ностальгию по любимому городу. В этот раз я купила билет из Парижа в Баку на 15 марта, словно предчувствуя, что это будет последний рейс перед страшной волной пандемии, разразившейся в мире.

 

— Каким вам запомнился тот день?

— В аэропорту Шарль Де Голль было очень пустынно, было ощущение надвигающейся беды, не работали магазины и кафе. До последней минуты казалось, что самолета не будет. Тревога витала в воздухе. Но, наконец, нас посадили в самолет и мы взлетели. Я была счастлива, ведь я везла на Родину свои картины, которые давно обещала привезти, чтобы  устроить персональную выставку. Это была лишь малая часть из моих знаменитых, уже полюбившихся парижской публике картин, но их так давно ждали мои поклонники в Баку.

И лишь прилетев Баку, я поняла, что пандемия достигла и Азербайджана.

 

— Вас отправили на карантин?

 

— Прямо из аэропорта нас увезли на 14-дневный карантин в Масаллы. Было поначалу немного страшно от вида врачей в костюмах космонавтов, от невозможности выхода на воздух, от регулярных тестов на коронавирус. Тем более, что это было накануне праздника Новруз, и было грустно провести его в изоляции. Но постепенно доброе отношение ко всем пассажирам нашего парижского рейса медицинского персонала, забота и прекрасные условия масаллинской центральной больницы и ее главного врача растопили мою тревогу. Нам устроили настоящий праздник с хончей, когалами и ханским пловом. Вообще, хочу отметить прекрасные условия, в которых содержатся пассажиры на карантине. Это теплые, светлые оборудованные по последнему слову медицины палаты, прекрасное питание, свежий горный воздух, которым дышишь, распахивая окна, выходящие в парк. К счастью, все наши парижане оказались здоровыми, с отрицательным тестом.

— Чем вы занимались, будучи на карантине в Масаллы?

 

— Я как всегда не выпускала из рук свой блокнот и в промежутках между медицинскими обследованиями делала зарисовки для будущих картин, ну, и конечно, писала свои вечные стихи. Сейчас уже три месяца я нахожусь в родном Баку, это первое мое столь длительное пребывание в нашем прекрасном городе. Страна борется с пандемией, самолеты в Европу не летают, и я воспринимаю это как божий промысел. Значит, в этот тяжелый момент я должна быть здесь, со своим народом. Все будет хорошо, мы победим этот страшный вирус!

 

— Многие известные творческие люди признаются, что самоизоляция стала для них толчком для реализация новых идей. А в вашем случае?

 

— Я верю в Бога, и все происходящее считаю испытанием, которое приведет нас к победе над этой страшной болезнью. Надо только перетерпеть карантин, следовать указаниям правительства, государства. А период изоляции художнику только на пользу.

Когда еще можно остановиться на бегу, перевести дух, заглянуть в свою душу, прислушаться к своему сердцу. Это прекрасный момент для создания новых, совершенно неожиданных картин.

Так получилось и у меня: я вдруг ощутила ностальгию по любимому Парижу! Посмотрела на этот город с расстояния 3000 километров, и начала серию картин, которую назвала « Париж, я люблю тебя». Накупив красок и холстов, я погрузилась в волшебный мир сказок о Париже. Было такое впечатление, что все это было надиктовано мне свыше, что Бог водит моей кистью по полотнам. Картины буквально рождались на глазах, работая без передышки всю ночь. К утру я, вся перепачканная краской, отступала от холста и изумлялась удивительным персонажам и пейзажам, проступившим на полотнах. Это и Арлекины, и дамы с масками, и феи, летающие над городом, Эйфелева Башня, проступающая в области сердца и Собор Парижской Богоматери под дождем, и река Сена на фоне тоскующей по любви девушки, держащей в ладонях маленьких эльфов, хранителей города. Париж выплеснулся на холсты и разлился своей сказочной магией.

 

— Интересно получается: картины, созданные вами во Франции, пропитаны любовью к Баку, Каспию, Ичери шехер. А сейчас все наоборот…

— Да, это очень странно. Я сама заметила, что когда подолгу нахожусь во Франции, я испытываю ностальгию по любимому Баку и пишу картины, отражающие мое сказочное видение нашего Ичери Шехер, нашего седого Каспия, легенд и сказаний, пронизывающих историю нашей страны. Тут рождались и русалки, населяющие наше глубокое и суровое море, и лесные нимфы, живущие в горных лесах, и эльфы, летающие между звезд, куполом накрывающих нашу мирную бухту.

Но сегодня, проведя в Баку уже несколько месяцев, я испытываю вдохновенную грусть по Парижу, и у меня рождаются живописные сновидения по этому городу, пронизанному поэзией и музыкой. Наверно так и должно быть, ведь это два моих самых любимых города. Они очень похожи, и там и тут вдохновение буквально витает в воздухе. Эти города, пропитанные живописью, и их древние теплые стены Старого города, Девичьей Башни, Лувра, Версаля, Нотр Дама так и просятся на холст. И там и тут живут самые приветливые и добрые люди, ценящие искусство и улыбающиеся тебе, и понимающие мое творчество, любящие мои картины и ждущие мои новые выставки.

 

— В отличие от европейских зрителей, ваши азербайджанские поклонники не имеют возможности насладиться вашим творчеством воочию. Свои работы вы не продаете, и вся надежда только на персональную выставку. Когда ее ждать?

 

— Как я уже отметила выше, я привезла из Парижа несколько картин, получивших признание в Европе, представленных на крупных арт проектах и выставках во Франции, Монако, России и др. Я их представлю на персональной выставке в Баку, ведь эту выставку действительно очень давно ждут. Мне много писали о том, что хотят увидеть воочию мои картины, и я решила сделать камерную экспозицию в одной из центральных бакинских галерей. Это будет предвестником большой персональной выставки, на которую я хочу привезти все мои многочисленные картины. Привезти их все сразу не получилось, ведь это порядка 50-ти картин из трех серий «Игрушки Любви», «Сны Детства» и «Баку, я люблю тебя». Они все в особых рамах и для их транспортировки нужна помощь на уровне государства, на которую я очень надеюсь.

— А что мы увидим на вашей предстоящей камерной выставке?

— Там будут представлены отдельные картины из этих серий, отмеченные престижными дипломами и участвовавшие в таких арт проектах, как «Художники мира» в Монако и в Каннах, в Салоне Бизнес Арт в Центре Пьера Кардена в Париже, Салоне Бизнес Арт в музейном комплексе Лувра, в Российском Духовно — Культурном Центре при Свято Троицком Соборе в Париже, Карусель Дю Лувр. Ну, и конечно, будут картины из частных коллекций, хранящиеся в Баку, а также вся новая серия «Париж. Я люблю тебя», которая будет экспонироваться впервые в Баку и которая впоследствии планируется к экспозиции на крупных проектах в Париже. Да, вы правы, я не продавала свои картины, как бы меня об этом не просили в связи с тем, что знала, что их должны увидеть в родном Баку и нельзя утратить ни одну из них. Но на будущей камерной персональной выставке в Баку я сделаю исключение, и, может быть, разрешу приобрести картины людям, которые очень их любят и мечтают о них уже давно. Ведь надо чтобы мечты исполнялись. Куратором и организатором выставки будет моя дочь Лейла Агамалова – Нариманбекова.

 

— Новая серия «Париж, я люблю тебя» выдержана в вашем излюбленном стиле — онирический хроматизм, или в этот раз не обошлось без экспериментов?

— Все мои работы пропитаны этим стилем, который я сама и открыла. Это цветные сны и сновидения. Но все равно в каждой картине есть доля эксперимента. Например, в новой серии вы увидите совершенно новые персонажи, которые пришли в мои фантазии и поселились в моей душе, совсем новый колорит, и новые материалы, с которыми я работала впервые. Не буду раскрывать все секреты, пусть это будет сюрпризом.  Увидев мои новые картины, зритель погрузится в волшебный мир сказок и фантазий. Я всегда говорю, что работать надо так, чтобы твое произведения обволакивало публику, и, чтобы взяв человека за руку, поднять его над землей и вместе с ним взлететь к моим небесам, к моим звездам и сверху, затаив дыхание, любоваться моим волшебным миром, помещающимся в теплые ладошки и в то же время простирающимся до горизонта.

— Что вы чувствуете накануне долгожданной встречи с бакинским зрителем?

— От этой встречи, к которой я так долго шла, я жду взаимной и бесконечной любви. И я уверена, что мои работы проникнут в сердце каждого, кто придет на выставку, и я навсегда останусь в душе своего зрителя, вместе со своими сказками.

Хочу устроить настоящий волшебный праздник, который запомнится надолго.

Приоткрою завесу тайны и скажу, что на вернисаже под звуки скрипки я буду читать свои стихи на фоне картин. Надеюсь, что все задуманное случится очень скоро. Надо лишь дождаться окончания карантина и победы над коронавирусом. И мы встретимся на сказочном празднике моего творчества.

 

 

 

| 2020-06-23T12:21:28+04:00 23 июня 2020, 12:26|12345 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|