Навальніца над Беларусью и Россией

Белорусское слово навальніца переводится как гроза. Даже если отвлечься от некоторого созвучия с фамилией Навального, можно точно отметить, что гроза уже разразилась над Беларусью, а в России уже слышны раскаты политического грома.

Как только начались протесты в Беларуси, в Москве серьезно забеспокоились. Уж очень сильно два режима похожи друг на друга. Во многом происходящее в России зеркально отражается в Беларуси и наоборот. При этом, как и в действительности, отображение в зеркале не в полной мере идентично оригиналу. Две страны и у каждой есть свои особенности. Тем не менее, все понимают, что Минск и Москва связаны как сообщающиеся сосуды и малейшее движение сразу почувствуют в другой стране.

Политический кризис в Беларуси продолжается уже шестой месяц и конца ему не видно. И хотя руководители оппозиции предложили на два месяца прекратить шествия и демонстрации, протестная волна не схлынула, а принимает несколько другие формы.

Традиционно протестные акции в белорусских городах происходили в воскресенье. На этот раз белорусские оппозиционеры сместили их на субботу для некоторой синхронизации с теми, кто в российских городах вышел для поддержки Навального.

«От Хабаровска до Бреста диктатуре нету места», — скандировали в Минске. В руках у некоторых протестующих можно было увидеть транспаранты со словами «Свободу Алексею Навальному». В социальных сетях белорусы с радостью распространяли ролик из Иркутска, где протестующие скандировали «Жыве Беларусь» и «Далучайся» (рус. присоединяйся). Во многих российских городах люди выходили с белорусскими бело-красно-белыми флагами — символами оппозиции.

Как сказал белорусский политолог Валерий Карбалевич, «Демократический протест в России стал поддержкой демократии в Беларуси. Для протестующего белорусского общества это надежда на то, что победа российского народа над режимом Путина станет основой и поддержкой для белорусского народа, который сражается с авторитарным режимом Лукашенко».

И вот два зеркальных отражения двух режимов. Лукашенко удерживает власть только за счет поддержки со стороны силовиков. Он при каждом удобном случае демонстрирует, что власть будет защищать их так же, как они ее. Уже недалеко до того, что граждан будут судить за нелицеприятные высказывания или даже за кому-то показавшийся косой взгляд в их сторону. Житель города Сморгонь Ромуальд Улан получил принудительные работы с отселением за то, что сфотографировал и разместил на своей странице в социальной сети кем-то напечатанную листовку с обвинениями в коррупции и лжесвидетельствовании в адрес местных милиционеров. И таких репрессированных становится все больше.

В России маховик репрессий раскручивается также. Количество задержанных превзошло в несколько раз по сравнению с предыдущими протестами. Запретительные законы в России множатся подобно вирусам ковида и эта работа не останавливается.

Все идет к тому, что будет нарушен основополагающий принцип cogitationis poenam nemo patitur — никто не несет ответственности за свои мысли. Владимир Путин рекомендовал, а фактически дал задание, депутатам Государственной думы подготовить законопроект, который установит запрет на публичное отождествление роли СССР и нацистской Германии в период Второй мировой войны. То есть даже исторические события нельзя интерпретировать по своему усмотрению, а только следовать официальной точке зрения. Вроде бы не до истории, но это не так. История есть политика, обращенная в прошлое. На такой основе формируется настоящее и ближайшее будущее.

Эксперты отметили заимствование тактики белорусских протестов российской оппозицией. Не той, что официальная, а реальной и антипутинской.

Налицо желание воплотить в России белорусский формат в виде постоянного протеста, когда люди выходят на улицы в определенные дни и часы. Такое было опробовано в Хабаровске, еще до развертывания акций в Минске, теперь будет во многих российских городах.

Можно не сомневаться, что воплощение такого замысла приведет к радикализации протестов. В Хабаровске очень быстро перешли от защиты бывшего губернатора Фургала к антивластным и откровенно антипутинским призывам. Нечто подобное произошло в Беларуси, только этот период занял всего два дня. После разгонов и избиений люди стали выходить против Лукашенко и теперь ситуация вошла в клинч. Без его ухода протесты в стране не стихнут, более того, они все больше принимают далеко немирный характер.

Российская власть в лице силовиков требует разгонять и сажать. Как и в Беларуси государственная пропаганда полностью провалилась. Намеки, что все призывы в поддержку Навального есть происки врагов народа, агентов Государственного департамента, американских и британских спецслужб молодые люди — главная движущая сила протестов — совершенно проигнорировали. Они в эти пропагандистские сказки не верят и их с помощью телевизора невозможно переубедить. Во-первых, они его не смотрят и, во-вторых, многие в состоянии получить информацию из интернета, социальных сетей и на иностранных языках. При этом власть продолжает верить в возможность с помощью телевизора как-то перехватить инициативу и погасить все возрастающее пламя протестов. Украина, Беларусь и теперь Россия показывают тщетность таких надежд и усилий.

Вообще тактика властей, что белорусских, что российских даже несколько странная. Такое впечатление, что специально производятся действия, прямо ведущие к радикализации и возбуждению общественной атмосферы.

Студенты и учащиеся в ноябре 2013 года практически решили уйти с Майдана Независимости в Киеве и их протест так и закончился бы без каких-то в тот момент видимых последствий. Нет, власть устроила их разгон, были пострадавшие и, конечно, родители возмутились таким обращением с детьми. Что за этим последовало хорошо известно, как и судьба тогдашнего президента Украины Виктора Януковича.

Никогда и нигде репрессии не могут надолго сдержать рост недовольства. При этом власть сама своими дурацкими действиями повышает градус общественного недовольства и способствует переходу к более радикальным действиям. Тут один шаг до начала применения оружия чего бы очень не хотелось.

Тем не менее, зеркальные отражения Беларуси и России все-таки разные.

Во-первых, среди белорусской молодежи гораздо больше тех, кто бывал в Европе, видел жизнь в странах Балтии и Польше. Они тоже хотят так жить и отчетливо понимают, что преградой этому является режим Лукашенко.

В Беларуси нет страха перед возможным возвратом в «лихие 90-е» у старшей части населения. На протесты выходят и пенсионеры. В России, особенно в глубокой провинции у многих, часто независимо от возраста, есть страх потерять то, что уже имеется. Именно возврата времен неуверенности и непонимания ситуации. Отсюда пока относительно меньший охват протестами разных групп населения и серьезная разница между крупными городами и небольшими населенными пунктами. Тем более, что в них люди привыкли выживать, пусть и в плохих условиях, за счет огородов и подсобных хозяйств и просто ждут как поведут себя протестующие и власть. Так получилось, что от перемен люди не ждут ничего хорошего и откровенно их боятся.

Во-вторых,  российская власть, в отличие от белорусской, не везде ведет себя однообразно. Репрессии сильно разнятся в региональном аспекте. В Москве и ряде городов возбуждают уголовные дела, в то время как в Санкт-Петербурге, где градус протестов был даже выше московского,  большинству задержанных выписали лишь штрафы за нарушение эпидемических ограничений. Не факт, что в дальнейшем там репрессии не усилятся, но пока так.

Вот такое изображение в зеркалах протестов в России и Беларуси.

| 2021-01-27T10:31:03+04:00 27 января 2021, 11:41|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|