«На каждую провокацию армян Баку должен отвечать ракетным обстрелом Ханкенди» — российский эксперт

Обострение на линии соприкосновения войск между Азербайджаном и Арменией создает новую реальность. Примечательный момент в этом вопросе заключается в том, что последнее обострение произошло не в карабахском направлении, а непосредственно на азербайджано-армянской границе, что может повлечь за собой реакцию ОДКБ.

О том, что происходит на линии соприкосновения войск, какую реакцию стоит ожидать от ОДКБ, а также можно ли ожидать дальнейшего обострения, рассказал в интервью #, российский политолог Олег Кузнецов.

— Как вы оцениваете последние столкновения, которые произошли даже не в карабахском направлении?

— Мне крайне сложно ответить на этот ваш вопрос объективно и со знанием дела, так как сейчас единственными источниками информации о боях 12 июля в Товузе, и не только для меня, являются информационные сообщения пресс-служб министерств обороны Азербайджана и Армении, а они крайне противоречивы и не содержат никакой конкретной информации о реальном положении дел в районах боестолкновений.

Судя по имеющейся у меня информации и в соответствии с наличием опыта участия в подобных заварухах, вчера днем была попытка армянской стороны атаковать силами до стрелковой роты при поддержке минометов передовой взводный пост или, как максимум, ротный опорный пункт азербайджанской армии из сил прикрытия государственной границы. Атака была отбита имеющимися в наличии силами и средствами передовой линии обороны при поддержке батареи или дивизиона ствольной артиллерии. Так как бронетехника и РСЗО ни одной из сторон не использовались, бой происходил на участке обороны батальона с каждой стороны и не более, масштабность ему придали средства массовой информации. Если бы не было потерь в личном составе, то инцидент был бы представлен как очередная перестрелка или минометная дуэль.

В любом случае, в моем понимании, личного присутствия в районе боестолкновений заместителя министра обороны для оценки и координации ситуации этот инцидент явно не заслуживал. Хотя, впрочем, все может быть с точностью до наоборот: именно присутствие заместителя министра обороны не позволило заурядному по большому счету инциденту перерасти в серьезный военно-политический кризис.

Резкое обострение ситуации случилось не на линии фронта в Карабахе, а на армяно-азербайджанской границе, географически вне формальной зоны карабахского конфликта, хотя всякому непредвзятому наблюдателю понятно, что армяно-азербайджанский конфликт одним Карабахом не ограничивается и всецело захватил и поглотил обе страны. Но есть его формально-правовая составляющая, и ее суть заключается в том, что воевать в формальной зоне конфликта можно, а на государственной границе уже нельзя, тогда это будет не территориальный спор, а двусторонняя война, и кто ее начнет, тот в глазах международного права проиграет. Это прекрасно знают и понимают, как в Ереване, так и в Баку, а поэтому от боев на границе противоборствующие стороны старались воздерживаться. Но не в этот раз.

Армения, прекрасно осознавая свою военно-политическую ущербность и военно-техническую слабость в сравнении с Азербайджаном, пытается интернационализировать нагорно-карабахский конфликт и вовлечь в него страны ОДКБ. Поэтому и провоцирует всеми силами и в меру своих скудных возможностей конфликт на границе за пределами Карабаха.

Азербайджан, в свою очередь, ответным огнем давит огневые точки противника, наносит удар по его полевым укреплениям, скоплениям живой силы и техники, но в наступление вглубь суверенной территории Армении не переходит, чтобы избежать военного вмешательства России (больше никто из стран ОДКБ руку помощи Армении не протянет по чисто политическим мотивам). Наверное, только для этого присутствие заместителя министра обороны в войсках было необходимо.

— Армения смогла добиться, созыва заседания ОДКБ. Как ОДКБ сможет воздействовать на данную ситуацию?

— Я думаю, что никак. В современном мире есть достаточно средств технической разведки, которые могут подтвердить или опровергнуть практически любую версию откровенной лжи и обмана. Есть средства радиоэлектронной, аэроакустической и прочей разведки, есть геостационарные спутники-шпионы, как российские, так и натовские, которые постоянно «висят» над Кавказом и  Карабахом и в онлайн режиме мониторят там ситуацию и боевую обстановку.

В этих условиях скрыть факт того, кто первым среди бела дня открыл огонь, практически невозможно. Понятно, что Армения будет настаивать на факте агрессии со стороны Азербайджана, так как на ее суверенной территории разорвались азербайджанские снаряды и мины. Но тут, как говорят в России, «палка о двух концах», так как для определения ущерба официальному Еревану придется раскрыть реальную статистику потерь в живой силе и технике, одними фотографиями воронок от разрывов мин и снарядов в данном случае не обойдешься. А делать это министерство обороны Армении категорически не хочет, значит, ему есть что скрывать. Но без реальной статистики потерь факта агрессии не доказать…

К тому же не следует упускать из вида и тот факт, что заседание ОДКБ в условиях коронавирусной пандемии и жесткого карантина в том же Казахстане будет крайне проблематично. Если заседание будет проводиться в режиме видеоконференции, без возможности общения делегаций в кулуарах и, соответственно, лоббирования, то оно превратится в фарс и балаган, который сыграет против официального Еревана, так как ему в он-лайн режиме придется представлять доказательства агрессии со стороны Азербайджана, которых у него нет, и сведения о собственных потерях, чего он делать точно не будет. Тогда сам по себе возникает вопрос, о чем, собственно, говорить?

— Ожидаете ли вы дальнейшие столкновения?

— Я не думаю, что ситуация далее будет развиваться в сторону дальнейшей эскалации, по крайней мере, в Товузе. Армянская сторона добилась своего, спровоцировав инцидент на государственной границе, создав тем самым прецедент для обращения в адрес ОДКБ. Этот эпизод ее власти в своих интересах выжали как лимон, ничего другого им больше не надо. Официальный Баку также не заинтересован в обострении ситуации именно в Товузе. Поэтому, я уверен, вскоре все успокоится, если уже не успокоилось.

И в этом заключается главное отличие событий июля 2020 от апреля 2016. Если сценарий войны 2016 года азербайджанской стороной и будет реализован, то точно не в Товузе, а где-нибудь в направлении Кельбаджара или в Физули, чтобы достичь максимального морально-психологического эффекта в случае своей победы. Обстрелы армянской стороной азербайджанских позиций в Карабахе в ночь на 13 июля дают для этого все необходимые предпосылки и основания.

Я вообще думаю, что на каждую провокацию армянской стороны на государственной границе азербайджанская сторона должна отвечать ракетным обстрелом Степанакерта/Ханкенди и армянских сел в его окрестностях, как делает это Израиль против арабских радикалов в Сирии и Ливане. Думаю, что после такого ответа вооруженные провокации на армяно-азербайджанской границе сразу же прекратятся.

| 2020-07-13T16:32:52+04:00 13 июля 2020, 15:35|12345 (Пока оценок нет)
|