8 февраля Национальный совет по электронным СМИ (NEPLP) Латвии решил на год запретить трансляцию телеканала «Россия РТР» на территории страны.

Поводом для запрета послужили четыре выпуска передач, которые, как отметил регулятор, разжигали ненависть и содержали призывы к войне.

Речь, в частности, идет о трех выпусках программы «60 минут». Участники ток-шоу называли Украину террористическим государством, призывали присоединить к России постсоветские республики, уничтожить и отстроить заново Киев и Брюссель, а также повесить в центре Минска экс-кандидата в президенты Беларуси Светлану Тихановскую.

Кроме того, один из гостей программы «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» заявил, что нужно восстановить границы СССР, существовавшие до 1 января 1990 года. Ведущий же говорил украинским гостям: «Вы — нацистские мрази», — и предлагал ввести против этой страны санкции, чтобы украинцы «реально задрожали».

В МИД России решение о запрете ретрансляции канала тут же назвали «политическим демаршем».

А представители «РТР России» во время обсуждения ситуации с NEPLP заявили, что высказанные в программах утверждения «демонстрируют разнообразие мнений».

Весьма милое объяснение, называть оскорбления и разжигание розни «разнообразием мнений».

А уже 9 февраля Национальный совет по радио- и телевещанию Латвии (NEPLP) принял решение о запрете на ретрансляцию в стране еще 16 российских телеканалов. Об этом сообщил глава регулятора Ивар Аболиньш в Twitter.

В релизе, опубликованном на сайте NEPLP указано, что под запрет попали: REN TV Baltic, NTV Mir Baltic, Karusel International, «НТВ Сериал», «НТВ Стиль», «НТВ право», «Киномикс», «Наше новое кино», «Родное кино», «Индийское кино», «Кинокомедия», «Киносерия», КВН ТВ, «Кухня ТВ», «Бокс ТВ» и HD Life.

По словам Аболиньша, решение приняли, так как не удалось установить, кто представляет эти каналы в Латвии. Оно вступит в силу 10 февраля.

Бывший правообладатель SIA «TEM LV» сообщил, что с 1 февраля у него больше нет прав на ретрансляцию этих телеканалов, такую ​​информацию также предоставили кабельные операторы.

NEPLP обратился к возможному новому представителю по распространению программ с просьбой представить Совету подтверждающие документы о правах на распространение вышеуказанных программ на территории Латвии, но никаких документов, подтверждающих такие права, получено не было.

«В целях защиты латвийского информационного пространства NEPLP активизирует проверку всех программ в реестре ретранслируемых программ в Латвии и, если будут выявлены подобные случаи, будет действовать соответствующим образом», – отметил он.

Эти решения национального регулятора прокомментировал # политаналитик, доктор филологических наук, независимый журналист Алекс Григорьевс (Латвия):

— Признаюсь честно, моя первая реакция на эти запреты — радость. Наконец-то хоть что-то предпринято, чтобы ограничить совершенно беспардонный шабаш российской пропаганды на территории Латвии. И не так важно, какая называется причина в каждом отдельном случае. Важен сам факт.

Но это всего лишь первая реакция. Эмоции остаются теми же, но появляется интерес, а достаточно ли юридически точно и безупречно все обосновано? Хотелось бы, чтобы было именно так. И чтобы причины назывались как можно ближе к реальным, а не являлись юридическими придирками. Российская пропаганда ведет к войне, является преступной и должна быть такою и названа. Почему-то на Нюрнбергском процессе суд мог приговорить тоже якобы журналиста Юлиуса Штрейхера за призывы уничтожать евреев, а про то, что Владимир Соловьев за свою якобы журналистскую деятельность вполне наработал на пожизненное, как-то не принято говорить. А говорить надо.

И третье. Что же будут смотреть те люди, которые смотрели все эти каналы? Во время пандемии телевизор очень многим заменяет общение. Не так уж мало людей, которые не пользуются интернетом, а если пользуются, то не для того, чтобы находить там информацию и развлечение. Многие из моих знакомых смотрят сериалы, на мой взгляд, тоже ниже всякой критики, но вкусы бывают разные. На русском языке остаются Настоящее Время, Дождь, Евроньюс, и чуть-чуть латвийского вещания на русском. Этого явно недостаточно. Можно сделать доступными больше украинских каналов, в том числе на украинском, а также польских. В конце концов, в свое время мы массово слушали польское радио. Но главное – подойти к этому вопросу системно. Закрыть источники зловредной пропаганды — нужный, но всего лишь первый шаг. За ним должно последовать много других. Иначе легко навредить, и только усилить влияние российской пропаганды. Запретный плод сладок, особенно если других плодов все равно нет.

(Пока оценок нет)