Иван Преображенский: «Это вынужденное решение Владимира Путина»

Интервью # с политологом, экспертом  по странам Центральной и Восточной Европы Иваном Преображенским

 — Рейтинг доверия к президенту России Владимиру Путина опустился до 25%. Таковы цифры последнего опроса «Левада-центра» Насколько эти цифры отражают реальный рейтинг президента РФ?

— Сейчас очень трудно говорить о реальном рейтинге Владимира Путина и вообще социологии в России. Даже если оставить за скобками общее недоверие к данным опросов, проведенных в закрытом обществе, где чрезвычайно высок процент отказов отвечать вообще, остаются другие проблемы. В период «карантина» все опросы в России стали телефонными и это в значительной мере — городские номера, не мобильные. То есть, происходит очень существенное «смещение» выборки, а у респондента психологически сильнее ощущение, что у него полностью отсутствует анонимность.
С другой стороны, Владимир Путин остается практически безальтернативным лидером. Население России, в массе своей, по-прежнему не видит, кем бы его можно было заменить. При этом рейтинги «симпатии», «доверия» и электоральные очень серьезно отличаются друг от друга по значениям.

В целом, я полагаю, что 25% при этом достаточно адекватно отражает реальный электоральный рейтинг Владимира Путина. Россияне на карантине и накануне его резко осознали, как, на фоне падения уровня жизни, устали от бессменного президента. Это не значит, что Владимир Путин обязательно проиграл бы на президентских выборах, если бы они случились прямо сейчас. Но если бы был обеспечен хотя бы свободный доступ к СМИ для системной и несистемной оппозиции, то у него бы точно появились прямо по ходу избирательной кампании сильные конкуренты. Многие россияне голосовали бы по принципу «за кого угодно, только против Путина».

— Согласно тому же опросу, а его участникам было предложено назвать 5-6 политиков, которым они больше всего доверяют, 16% опрошенных заявили, что не доверяют никому, а 33% затруднились с ответом. Говорит ли это о том, что и веры в российскую оппозицию у граждан РФ нет?

— Население смутно представляет себе российскую оппозицию. О ней ничего не известно, большая часть населения, которая попадает особенно в выборки социологов при телефонных опросах, никогда этой оппозиции не видела, не слышала и не читала. При этом оппозиция и правда до сих пор не способна объединиться даже по таким ключевым вопросам, как проведение незаконного плебисцита по «путинской Конституции» 1 июля.

Поэтому данный опрос опять же в целом отражает отношение пассивного большинства российского общества к оппозиции. Но это состояние легко может измениться во время предвыборной кампании, когда недовольство своим уровнем жизни и бессменностью власти внезапно трансформируется в протестное голосование.

— Президент России Владимир Путин назначил 1 июля датой проведения голосования по поправкам к Конституции. Соответствующий указ он подписал 1 июня. Согласны ли Вы с доводами той части экспертов, которые утверждают, что данное решение, в условиях ежедневной статистики о тысячах заболевших коронавирусом россиян, говорит о спешке Владимира Путина?

— Это вынужденное решение Владимира Путина. Из-за коронакризиса российские власти, начавшие конституционный переворот, потому что иначе юридически этот процесс не назовешь, попали в ловушку. В шахматах такая ситуация называется цугцванг, когда любой ход ухудшает твое положение.

Придумав всероссийское голосование, которого нет в Конституции, Кремль явно рассчитывал быстро и легко легитимизировать право Владимира Путина переизбраться в 2024 году и многие другие свои политические проекты. Однако голосование пришлось отложить, а с ним и законы, которые планировалось принять сразу после изменения Конституции. При этом начался рост протестных настроений.

В итоге, самым простым вариантом к концу мая стало отменить это голосование вовсе и признать поправки вступившими в силу автоматически, в соответствии со старой Конституцией. Но это бы значило отказаться от всенародной легитимации «обнуления» президентских сроков Владимира Путина и превратилось бы в демонстрацию слабости власти, которая боится проводить голосование.

В итоге, дата была назначена. Это противоречит реальной эпидемиологической ситуации в стране. Власти спешат, пока протест не начал зашкаливать. Но интереса к этому голосованию со стороны населения практически нет. Так что Кремлю придется неизбежно идти на масштабные фальсификации. И это помешает голосованию чтобы то ни было легитимизировать.

— Какими будут итоги этого голосования?

— Итогов этого голосования будет несколько. Конституцию, безусловно, заменят. Легитимизировать «обнуление» Владимира Путина не удастся. По уровню фальсификаций, которые будут так масштабны, что их не удастся скрыть (недаром власти избавились от любого контроля на этом голосовании, как со стороны независимых наблюдателей, так и СМИ и ввели новые экзотические формы голосования), население поймет, что власть слабее, чем пытается убедить граждан. Это приведет к публичным протестам, но с отложенным эффектом. Я полагаю, что они начнутся уже в 2021 году и формально связаны могут быть, например, с выборами в Госдуму.

— Какими Вам видятся будущие российско-американские отношения и о чем говорит то, что президент Российской Федерации Владимир Путин подписал указ, утверждающий основы государственной политики в области ядерного сдерживания?

— При Владимире Путине и шире, до смены поколений политиков в России и в США отношения Москвы и Вашингтона будут оставаться не просто плохими, а ужасными. Самыми худшими с момента окончания «Холодной войны». Разумеется, если обстоятельства не вынудят Россию в конфликте США и Китая отказаться от союза с Пекином. Это могло бы случиться по экономическим соображениям. Но США ничего не предлагают России взамен, а российские власти все чаще принимают решения исходя не из экономических, а из неких, ими самими придуманных, часто слабо связанных с реальностью, геополитических соображений.

— Каким Вам видится место России в глобальном мире в ближайшие 10 лет?

— Если в России не случится трансформация правящего режима, что вполне возможно в ближайшие 3-4 года, она будет оставаться одним из главных «торговцев страхами» и организатором угроз в мировом масштабе. Это стиль нынешнего руководства страны. Впрочем, даже после трансформации политического режима, Россия вряд ли сразу перестанет быть как основой стабильности, так, одновременно, и главным организатором угроз на постсоветском пространстве и в Центральной и Восточной Европе. При этом реальная угроза со стороны России будет оставаться серьезно преувеличенной, как и ее ментальный отрыв от западного мира, к которому она, на самом деле, заметно ближе, чем хотелось бы нынешним российским властям, реализующим изоляционистскую милитаристскую политику.

| 2020-06-11T07:29:00+04:00 11 июня 2020, 10:10|12345 (Пока оценок нет)
|