Ирина Эльдарова:  Если за Муслима я выходила замуж осмысленно, то за Баку – вслепую

Заслуженный художник Азербайджана Ирина Эльдарова – мастер, к творчеству которого невозможно быть равнодушным. Эта невероятно женственная, хрупкая, красивая женщина только одним своим голосом несет мир и добро, а яркий мир ее картин возносит художника в ранг светил современной азербайджанской живописи.

«Гялин» народного художника Азербайджана Омара Эльдарова, москвичка Ирина навсегда связала себя с городом Баку, а привела ее сюда – чистая, светлая и большая любовь.

В интервью корреспонденту # Ирина Эльдарова рассказала о романтической истории любви с единственным мужчиной ее жизни, и о том, что побудило ее вернуться в активную творческую жизнь:

— Что вы считаете главным жизненным выбором, определившим вашу судьбу?

— Мой главный жизненный выбор – это любовь. Любовь между мной и Муслимом. И за ним я поехала бы куда угодно: на северный полюс, в тайгу, в тундру, в степь. Все прекрасно, когда у тебя в душе счастье.  И если за Муслима я выходила замуж осмысленно, то за Баку — вслепую.  Для меня само понятие уже какое-то космическое. Я очень люблю этот город. Это море. Я люблю этот ветер, хотя очень долго привыкала к местному климату. Я очень люблю людей, которые здесь живут, веселых,  талантливых, добрых, красивых.  Я во многих городах могла бы жить, мне нравятся Москва, Питер, Лондон. Но Баку — это мой дом. И этим все сказано.

— Когда вы познакомились с будущим супругом, вы уже знали что он — сын выдающегося азербайджанского скульптора Омара Эльдарова?

— Мы учились вместе в Академии художеств в Санкт – Петербурге, и наши отношения и яркая любовь вспыхнули в конце второго курса. Поэтому, да. К этому периоду все студенты знают друг о друге абсолютно все.

— Но, и сам Муслим Эльдаров был гордостью своего народа. Его заслуги в пропаганде азербайджанского искусства неоценимы, его вклад в прорыв Азербайджана на мировую арену огромен…

— В первую очередь, Муслим был достойным сыном своего отца и своей выдающейся мамы – Эрны  Эльдаровой. Она была замечательным педагогом, и до сих пор я часто встречаю на улице людей, которые восхищаются моей свекровью. Это невероятные ощущения!  С детства мы несем в душе то, что составляет впоследствии стержень нашей жизни, это также могут быть и такие положительные образы людей, которые поддерживают тебя всю жизнь . Эрна Эльдарова была именно таким человеком. Она сыграла важную роль в становлении Муслима.

— А чем Муслим поразил вас?

— Рядом с ним все становились мелкими озерами, реками, а он был океаном!  И это загадка, как получаются такие личности. Он с самого раннего возраста был выдающейся личностью. Он умел согревать друзей, был очень общительный, веселый. Его смех был невероятно заразительный. Когда мы сидели в компании, я с невероятным удовольствием слушала его рассказы, истории, некоторые из которых уже знала наизусть, но каждый раз с наслаждением впитывала каждую фразу. Это были веселые, добрые рассказы. Муслим был юмористом, и вокруг него собирались такие же люди. Вокруг него всегда был коллектив. Он сам был человеком коллектива.

Муслим — был настоящим продуктом Азербайджана, человек внутренней силы, благородства, фантастически добрый…  Личность складывается из различных нюансов , но есть нечто главное: это то, что человек выбирает для себя. Муслим всегда  отдавал, согревал, объединял людей вокруг своих замечательных идей, он всегда двигался вперед и вел за собой других.

— А каким он был мужем?

— Говорить о Муслиме как о муже я могу лишь в широком контексте, потому что он был удивительным всех отношениях. В доме, он,  безусловно, был главным. Никогда не говорила ему – «купи картошку», «принеси воду»: все получалось само собой, легко, и без распределения обязанностей.

Безусловно, Муслим был очень внимательным. Помню, он приехал из ФРГ,  1986 год, его первая зарубежная поездка. Он привез мне большую сумку подарков, в ней была разная одежда. Это все было куплено не в ФРГ, у него там совсем не было свободного времени, а деньги, которые у него там были, пошли на то, чтобы пить кофе. Возвращался он через Москву и восполнил все от души, это было очень мило. Муслим все делал артистично, красиво и легко.

Как-то в Лондоне у меня поднялась высокая температура. До сих пор помню испуганное выражение его глаз. Он всегда очень расстраивался,  даже если у меня просто болела голова. Это доставляло ему настоящие страдания. Температура была у меня всего один вечер, даже не знаю, что это могло быть. На следующий день Муслим повел меня в дорогой магазин и хотел купить мне абсолютно все! Я люблю красивую одежду, но понимала размеры нашего кошелька. Поэтому пришлось схитрить и сделать вид, что мне мало что нравится. В тот вечер я выбрала всего 2 — 3 вещи, которые до сих пор висят у меня в шкафу…

— Поговорим о творчестве. Ваш масштабный и грандиозный проект «Девушки предпочитают нефтяников» как-то связан с личной историей?

— Если поставить вместо нефтяника Муслима, а вместо Мерлин меня, то будет понятно, что самое главное в этом проекте – это нежное отношение между мужчиной и женщиной. Но на азербайджанской почве, потому что нефть — это наша кровь. «Девушки выбирают нефтяников» — это совершенно особенный проект в моем творчестве.  Он появился в 2012 году.

Когда не стало Муслима, я начала очень активно заниматься творчеством. Отчасти от того, что невозможно было смириться с его уходом.  Вместе с тем, я никогда не могла себе позволить ходить с постным видом. Мы очень мало знаем, но глупо было думать о том, что жизнь как понятие ограничивается 70-ю или  80-ю годами нашего пребывания на Земле.  Она есть и в других пространствах.

Я очень не люблю слово «вдова». Нет, я — жена Муслима. Нельзя тех, кто от нас уходит держать на ниточке, притягивая  своими  слезами. Это просто непорядочно! Другое дело, что ты уже никогда не станешь той прежней, которой была до того, как повстречала свою судьбу. И все эти мои внутренние метания, этот ядерный взрыв в моей душе, вылился в мои картины. В ту же самую серию «Девушки предпочитают нефтяников». Это очень азербайджанская тема, и одновременно, очень личная…

— Над чем вы сейчас работаете?

— После первой выставки «Девушки предпочитают нефтяников» в 2013 году я дополнила эту серию и приступила к новому проекту – «Мужчина как бренд». Потом был проект «Искусственное дыхание».  К каждому из этих проектов я могу возвращаться: до тех пор, пока этим темы будут меня волновать, я буду в них работать. И они будут пополняться, потому что это все — грани моей души, моего внутреннего состояния.

Сейчас работаю над новой темой – «Я тоже хочу».  Эта история о праве человека: на голубое небо, на воздух, которым так хочется дышать полной грудью, на берег Каспия, когда идешь ногами по фантастическому золотому песочку,  заходишь в воду, и маленькие рыбки снуют вокруг твоих ног…

Помимо этого, я очень люблю делать натюрморты и иллюстрации к детским книгам. Сейчас как раз работаю над книгой «Дверь» автора Лалы Агаевой – Ламберт.

— Все мы переживаем непростой период жизни. Каким будет мир после пандемии?

— Поначалу я воспринимала фразу «Мир уже никогда не будет прежним после пандемии» как громкие слова. Но все оказалось не так просто. У меня такое ощущение, что с этим невидимым врагом столкнется каждый человек в той или иной форме.

Каким будет мир?

Он будет новым. Я надеюсь, что человечество наконец-то научится ценить свой общий дом — Землю. И перестанут таять ледники, мы не будем свидетелями страшных экологических катастроф, не будем выливать в чистую воду отходы. Нельзя оставлять за собой мусор! Мы должны быть очень внимательными по отношению к природе и  друг к другу.  Должны произойти революционные изменения. Ведь эта ситуация показала нам, что несмотря на все достижения, человек остается песчинкой перед стихией природы…

 

| 2020-06-23T19:45:14+04:00 23 июня 2020, 23:44|12345 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|