Иран между аятоллами и КСИР

Последние несколько дней в иранских правящих кругах в какой-то мере господствовала нервозность. Было много слухов о том, что уходящий президент Дональд Трамп захочет перед 20 января хлопнуть дверью и санкционировать вместе с Израилем и Саудовской Аравией военную акцию против Тегерана.

Трудно сказать чего в этом нагнетании напряженности было больше. То ли пропагандистского запала, то ли реального ожидания нападения. Тем не менее, налицо явная подготовка иранских военных к какому-то нападению. Об этом говорит целая серия маневров и ракетных испытаний иранской армии и спецслужб.

На побережье Меркан в Аравийском море на юго-востоке Ирана начались крупномасштабные военные учения. Как передает государственное телевидение Ирана, в учениях принимают участие силы специального назначения и бригады спасателей.

Как передает агентство Anadolu, 5 января прошли масштабные учения с использованием сотен беспилотных летательных аппаратов на северо-востоке Ирана. Иранская армия 13 января провела масштабные учения с военно-морскими кораблями, подводными лодками и ракетами на обширной территории, охватывающей Аравийское море и Индийский океан.

Примерно в то же время 15 января Корпус стражей исламской революции (КСИР) провел масштабные учения в районе пустыни Деште-Кевир в центральной части Ирана. В рамках учений были испытаны баллистические ракеты большой дальности. При этом руководители КСИР признали существование у них еще одной секретной стартовой площадки крылатых ракет «где-то вблизи побережья Персидского залива».

Агентство Tasnim пишет, что на маневрах «Великий пророк – 15» были использованы «баллистические ракеты дальнего радиуса действия различных классов», которые поразили «условные цели противника, расположенные в северной части Индийского океана на расстоянии 1800 км».

Кстати, условность целей в иранском понимании. Американский телеканал Fox News передавал, что одна из иранских ракет  в Индийском океане не долетела всего 30 км до торгового судна. Американская ударная военно-морская группировка, в состав которой входит атомный авианосец Nimitz, два крейсера, три эсминца и ударная подлодка находились «на расстоянии примерно 100 миль (180 км) от того места, где после удара об воду взорвались минимум две иранские баллистические ракеты.

Кто-то в Тегеране явно играл с огнем, так как отмеченная группировка имеет на вооружении суммарно 92 крылатые ракеты Tomahawk с дальностью действия 2500 км. Малейшая угроза американским кораблям могла вызвать ответные пуски если не 92, то минимум 40 ракет, которые в состоянии поразить практически любой объект на территории Ирана.

Все эти воинственные игрища происходят на фоне приближающегося и неизбежного транзита власти в Тегеране. Еще одной крайне важной составляющей является сложное внутреннее положение Ирана. В первую очередь, экономическое и финансовое и, как следствие, социально-политическое.

В результате американских санкций, потребление в Иране упало примерно на четверть. Инфляция в минувшем году достигла 40%, а по некоторым данным даже 60%, падение производства составило, по разным оценкам, примерно 6-8%. В стране огромная безработица, среди молодежи она достигает 30-35%. Добавим к этому постоянный рост цен, от которого в первую очередь страдают самые незащищенные слои населения.

В последние годы чаще всего с протестами на улицы выходили люди из очень бедных. До недавнего времени государство помогало им относительно дешевыми продуктами питания, какой-то одеждой, медикаментами и другой гуманитарной помощью. Однако эти времена прошли. В бюджете дефицит, импорт продовольствия так или иначе сократился, так как доходы от продажи нефти резко упали. Результат — рост цен. Практически на все.

Отсюда упомянутые протесты и уменьшение социальной поддержки власти. Протесты проходили бурно и сопровождались захватами государственных учреждений. Они жестоко подавлялись, но от этого недовольство никуда не делось. Относительное спокойствие на улицах иранских городов — это результат пандемии COVID-19. Люди боятся собираться в большие толпы, но это фактор временный.

Как только пандемия пойдет на спад. То ли в результате вакцинации, то ли по естественным причинам, то ли из-за сочетания всех факторов, протесты и достаточно мощные неизбежно возобновятся. Здесь необходимо отметить важную деталь, проявившуюся в последние годы. Протесты бедняков все чаще поддерживаются как студентами, а они не из бедных слоев, так и представителями бизнеса, мелкого и среднего. Такое соединение делает внутриполитическую ситуацию в Иране крайне нестабильной.

В таких внутренних и внешних условиях предстоящий транзит власти представляет очень сложную задачу для иранской элиты. К тому же расколотой и фрагментированной.

Высшему руководителю Али Хаменеи уже 81 год, у него очень плохо со здоровьем. При этом дело не столько в персональной замене, а в выборе структуры власти в стране.

После так называемой Исламской революции высшая власть в Иране стала теократической. Политика, экономика, социальная сфера в той или иной мере приобрели религиозные одежды. Под такими лозунгами проводилась внешняя политика, международная экспансия и противостояние с США, Израилем, монархиями Персидского залива, в какой-то мере Турцией.

С тех пор очень многое изменилось. Сейчас в Иране все чаще говорят, что «власть высасывается людьми в сапогах у людей в чалмах». При этом в виду имеется не собственно армия, а именно КСИР.

В свое время исламское духовенство во власти не доверяло армейскому офицерскому корпусу, как ставленникам шахского режима и предпочитало опираться на революционное шиитское ополчение. По этим лекалам создаются подобные ополчения в других странах. Большим специалистом в таких делах был генерал Касем Сулеймани, около года назад убитого американской ракетой в Ираке.

Сейчас КСИР является полноценной второй армией, численностью более 120 тыс. человек и обладающей политической независимостью. Как внутри страны, так и вовне.

Еще один важнейший фактор. КСИР — огромная экономическая корпорация. Ее руководство контролирует треть промышленности, оборонные, ракетные и ядерные программы.

Американские санкции способствовали усилению влияния КСИР. Почти вся иранская торговля стала контрабандной, и в этих условиях Корпус и особенно подразделения «Аль-Кодс», которыми в прошлом командовал Сулеймани, обеспечивают не только поддержку сетей проиранских ополченцев по всему Ближнему Востоку, но и контрабандную торговлю.

Не удивительно, что руководство КСИР занимает самые жесткие позиции в возможных переговорах с США, например, по ядерной программе. Для них санкции только на пользу. Как при этом остальной стране, совсем другой вопрос.

Не вызывает удивления и то, что руководство КСИР хочет использовать свои экономические и военные возможности в политической сфере. На прошлых парламентских выборах они отстранили от участия в них либеральных реформистов и провели в меджлис своих людей.

Летом предстоят президентские выборы и можно ожидать, что руководство КСИР захочет провести в президенты своего человека. Для нагнетания обстановки им необходимо противостояние с США и Израилем, обстановка осажденной крепости и всего с этим связанного.

Все это результат ослабления теократов и слабости оппозиционного лагеря. Все сходится на нарастающей нестабильности и усилением противостояния в верхних эшелонах власти. Политические амбиции руководителей КСИР далеко не всех радуют, поэтому усиливается угроза общей разбалансировки власти, что неизбежно отразится на очень чувствительном регионе Персидского залива и далее на всем Ближнем Востоке. Есть опасность, что и другим достанется.

| 2021-01-21T10:00:44+04:00 21 января 2021, 12:01|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|