И вновь продолжается бой

Российские протесты удивили очень многих. И тех, кто предсказывал, что никто в поддержку Навального не выйдет, и тех, кто не предполагал, что выйдет так много людей.

В России давно такого не помнят. В отличие от прошлого в чем-то поражает география, вернее ее широта, протестов. Они охватили по самым скромным подсчетам более 70 городов. От Калининграда до Владивостока и от Якутска до крымских Севастополя и Симферополя. Даже в Дубне на севере Московской области в городе атомщиков вышло несколько сотен человек, такого здесь вообще никогда не было.

Всего вышло от 150 до 250 тыс. человек. Что особенно поражает, так митинги в северных и восточных городах. В Якутске 1,5 тыс. человек собрались на главной площади при температуре минус 52 градуса и при влажности в 100%. Владивосток побил своего рода собственный рекорд — 10 тыс., Хабаровск — 3 тыс. при температуре 25 градусов мороза, Иркутск — 10 тыс. и будьте уверены там тоже далеко не тепло. В Южно-Сахалинске на акцию вышло около 1,4 тыс. человек. И это точно первый раз в истории.

Что еще очень важно относительно сибирских и восточных регионов. В Чите ОМОН вообще не решился на разгон, а в Улан-Удэ протестующие всех задержанных отбили, пообещав омоновцам в противном случае, мягко говоря, нелегкую жизнь. Пришлось всех отпустить.

Второй очень важный фактор. В Москве и Санкт-Петербурге, как, впрочем, и в других городах протестующие не побоялись вступать в драку с полицейскими и росгвардейцами. Их забрасывали снежками, били палками, запускали в них фаеры. Это не совсем мирные акции, к которым все привыкли, и на что рассчитывала власть. По кремлевским представлениям  люди запуганы и не посмеют оказывать сопротивление откровенному и ничем не обоснованному винтилову. На этот раз посмели.

Конечно, очень много задержанных и надо полагать, что последуют уголовные дела как по печально известному «болотному делу». Смысл очень простой. По белорусскому примеру массовыми репрессиями запугать и тем самым сбить протестную волну. Все должны уяснить, что власть ничего не боится и способна на любые действия для своего самосохранения.

Здесь нужно отметить, что так называемое белорусское спокойствие весьма относительное и по всем признакам протесты в Минске нисколько не утихают. Люди выходят, хотя опасения из-за пандемии сказываются. Это фактор временный и Беларусь далека от спокойствия.

Следует также сказать, что в Москве и Санкт-Петербурге среди собравшихся было много людей с белорусскими бело-красно-белыми флагами. Эта солидарность дорогого стоит. Она лишний раз подчеркивает, как связана свобода в России и Беларуси.

Вернемся к географии. Хотя это очень важный политический фактор. По традиции протесты ограничивались двумя столицами. Причем Петербург по всем показателям серьезно отставал от Москвы. На этот раз было иначе. Количество вышедших в северной столице пропорционально было не меньше, а даже больше, чем в Белокаменной. Более того, люди не только дважды прорывали кольца омоновцев на Невском проспекте, но и прорвались на Сенатскую площадь, что уже приобретает символический смысл. Для Владимира Путина особенно.

Тот факт, что протесты из столиц разлились по всей России, также является достаточно новым. Он говорит о возрастающем недовольстве людей, которые уже не хотят бояться, и настроены все более решительно.

Провинция уже не такая сонная и инертная, как иногда представляется, а готова даже не столько поддерживать столицы, сколько действовать самостоятельно. Пример Хабаровска не прошел бесследно, как некоторым в Москве казалось. На самом деле он наглядно показал возможности многочисленных протестов. Хотя прямого результата в Хабаровске пока добиться не удалось, но начало положено, и этот пример еще будет востребован.

Теперь немного о демографии, вернее о возрасте протестующих. Медиана составляет 30-31 год. И это очень важно для понимания происходящего. Когда-то в английской литературе было понятие «рассерженные молодые люди». Так называли тех, кто не мог найти себе место в жизни после мировой войны или других сложных испытаний.

В каком-то смысле это понятие можно применить к тем, кто вышел с протестами на улицы и площади городов России. И это принципиально меняет всю парадигму дальнейших событий.

Мало того, что они рассержены, можно сказать, злые. Они готовы отвечать силой на полицейский и судебный произвол. Не задумываясь они вступили в драку с ними, пока снежками и фаерами, но есть все основания полагать, что это только начало. Чем жестче власть будет разгонять и подавлять протесты, тем сильнее противодействие. И здесь очень тонкая грань отделяет мирный протест от немирного, в том числе вооруженного.

В Минске руководители оппозиции возлагают надежды на внешнее давление на режим Лукашенко и поэтому настаивают на исключительно мирном характере протестов. В России на такое рассчитывать не приходится, да и возможностей для репрессий и подавления у российской власти гораздо больше. Так что перед протестующими образовалась вилка в виде расходящихся направлений дальнейших действий.

И тут проявляется очень важный фактор выявившейся слабости или даже отсутствия организации протестов. Причем в России он проявляется в гораздо большей степени, чем в Беларуси.

Телеграм-канал NEXTA и другие, находящиеся на территории Польши и Литвы фактически играют роль организующих центров белорусских протестов. От них исходят инструкции, где и когда собираться, куда двигаться и какими колоннами. Механизм отработан и выполняется с большой точностью. Отсюда проблемы у милиции, когда протесты в Минске распадаются на фрагменты, которые сложно отследить и поэтому выматывающие омоновцев в погоне за участниками акций по всему городу.

Ничего подобного, в частности, в Москве не было. Давно известно, что винтилово осуществляется только над небольшими группами протестующих, а когда их собирается много, то никого не задерживают, либо удается отбить уже схваченных. Должен быть руководящий центр, который бы отслеживал ситуацию и направлял большие группы на помощь тем, кто оказался под ударами.

Если посмотреть на кадры протестов, то не покидает ощущение, что люди вышли, покричали, а дальше не знают что делать. Кто-то начинает расходиться, кто-то наоборот идет к «Матросской тишине» то ли освобождать Навального, то ли просто постоять и покричать что-то против Путина.

Без организации не только протестов, но всего движения за перемены, без четко артикулированной цели на день, неделю, месяц и даже год ничего не выйдет. Толку, что в 2011 году в Москве на улицы вышло несколько сотен тысяч людей. Без организации и цели все слилось, и наступили времена черной реакции.

Можно сколько угодно смеяться, но серьезные изменения в структуре государственной власти невозможны без четко сформулированной идеологии перемен и способов их достижения. Так было всегда и везде. И это отличает революцию от обыкновенного бунта со всеми вытекающими.

Российская правящая верхушка добровольно от власти не уйдет. Есть только два пути. Во-первых, привычный по истории государственный переворот с заменой персон, но без изменений по существу. Вполне возможно, но это только временная мера, так как не затрагивает принципиальных основ, против которых выступают люди.

Во-вторых, революционные изменения. Их характер — мирный или немирный — определяется степенью противостояния с властью. Сложно даже представить себе, что может произойти в России, если события пойдут по немирному пути. Достанется всем и соседям в том числе.

Россия вступила в полосу турбулентности, и хотелось бы, чтобы она прошла ее с минимальными потерями.

| 2021-01-25T09:20:12+04:00 25 января 2021, 12:34|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|