Бывали пандемии пострашнее…

Коронавирус расширяет географию. Пандемия захватила страны и континенты, растет число заболевших и, как следствие, страх перед заболеванием. Складывается впечатление, что такой масштабной пандемии в истории человечества не было. Как следствие, иногда состояние близкое к панике. Им подвержены не только простые люди, но все чаще политики. Отсюда некоторые драматические меры не только медицинского, но больше социального и организационного порядка.

Тем не менее, нынешняя пандемия далеко не самая масштабная, по крайней мере, пока по сравнению с теми, что переживало человечество в прошлом. Кстати, не таким уже и далеким. Опыт, полученный тогда, в полной мере применим и сегодня.

Люди болели всегда и часто очень тяжело. Список болезней весьма длинный, но среди них наиболее тяжелыми оказались те, которые потом назвали инфекционными.

Чума (pestis лат. — зараза) — подлинное бедствие человечества. Это острое инфекционное заболевание, протекающее очень тяжело. Характеризуется высокой летальностью и заразностью. Возбудитель чумы Yersinia pestis — чумная палочка был открыт только в 1894 году французским бактериологом Александром Иерсеном и японским врачом Китасато Сибасабуро.

До этого открытия врачи практически не знали, как лечить людей от этой страшной болезни и в полной мере не владели средствами ее профилактики и предотвращения заболеваемости.

Насколько чума была распространена в древности сказать сложно, так как письменных свидетельств практически не осталось, а то, что известно не позволяет в полной мере идентифицировать отрывочно описанную болезнь как чуму.

Первая известная нам достаточно достоверно пандемия — это так называемая Юстиниановая чума. Она пришлась на период правления византийского императора Юстиниана и названа его именем. Ее первая волна продолжалась примерно 60 лет (530–589). В пик пандемии в 542-543 гг. в Константинополе умирало до 5 тыс. человек в день, а временами эта цифра достигала 10 тыс.

Достаточно подробное описание происходившего в Византии, Италии и Северной Африке оставил историк Прокопий Кесарийский. Занимая высокие посты в византийской военной и гражданской администрации, он имел доступ к государственному архиву и определенным данным статистики. В том числе и по смертности. В значительной мере по его трудам ученые смогли идентифицировать болезнь как бубонную чуму.

Пандемия буквально опустошила Европу, Азию и Северную Африку. Византия потеряла 50% населения, другие страны от 20% до 40%. По разным подсчетам умерло 50-100 млн. человек.

Ситуацию усугубляли климатические изменения. В 536 году начался позднеантичный ледниковый период, продолжавшийся до 660 года. Температура резко снизилась, и как результат упали урожаи. Практически везде наступил голод, что привело к значительной миграции, часто целых народов. В свою очередь начались или возникли новые войны, что еще больше разрушало хозяйственную жизнь.

Конечно, прямой связи между похолоданием и пандемией чумы нет, но разразившийся голод и хозяйственная разруха из-за военных действий, движение больших масс людей приводили к распространению заболевания. Недостаток еды снижал иммунные возможности организма и делал его более восприимчивым к заражению. Большие территории обезлюдели, многие города и поселения полностью вымерли и уже никогда не возродились.

Значительны были и социальные последствия. В Византии начался продолжительный внутренний конфликт — иконоборчество.

Юстиниановая чума уходила несколькими волнами, каждый раз охватывая меньшие территории. Практически полностью она прекратилась через 100 лет после начала.

Следующая пандемия чумы — Черная смерть началась в XIV веке. В острой фазе она продолжалась 1346-1353 годы, а повторные вспышки растянулись вплоть до начала XIX века. Значительная волна была во второй половине XVII века. Некоторые исследователи и историки склонны считать ее отдельной пандемией.

Началась пандемия в Китае. Далее она распространилась в Центральной Азии, а оттуда проникла на Ближний Восток и Северную Африку.

Мусульманские и арабские источники сообщают об очень большой смертности и быстром распространении чумы. В 1348 году она достигла Европы. И тогда погибло 15 млн. человек, примерно четверть населения континента. К 1352 году умерло уже 25 млн. человек, что составляло 30% населения. В русских княжествах, Польше, Италии, скандинавских странах были области, где умерло до 70% населения.

Как и в период Юстиниановой чумы 8 веками ранее, очередной пандемии предшествовали климатические изменения. Малый теплый и влажный малый климатический оптимум VIII-XIII веков сменился глобальным похолоданием. Следствием были гибельные засухи в Центральном Китае, ураганы и нашествия саранчи. Нехватка продуктов питания привела к большой миграции мелких грызунов, в первую очередь крыс ближе к местам обитания людей, что стало первой причиной распространения эпидемии.

Из-за недостатка питания ослабевала иммунная система людей. Как следствие, вновь появилась оспа, а вслед за ней проказа. Эпидемия последней приняла столь большие масштабы, что заболевших изолировали в специальные учреждения, по-итальянски lazaretti, отсюда лазареты. Отметим, что оспа с тех пор из Европы, в частности, не уходила. С ее эпидемией удалось справиться только во второй половине XIX века.

Наряду с климатическими факторами к распространению пандемии чумы приводили социально-экономические проблемы. Во Франции шла война, потом названная Столетней. В Италии враждовали гибеллины и гвельфы, что позже нашло отражение в драме Шекспира «Ромео и Джульетта», в Испании шли гражданские войны.

Нищета, как следствие хозяйственной разрухи, беженцы из разрушенных территорий, передвижение многочисленных армий способствовали распространению эпидемии. Добавим увеличившуюся плотность населения в городах, которое пыталось укрыться за крепостными стенами от войны.

Санитарное состояние городов было ужасным. Улицы захламлены мусором, отходы по канавам стекали в реки, откуда брали воду для питья. Кипятили ее крайне редко. Понимание необходимости этого простого действия приходило очень медленно. Достаточно сказать, что композитор Петр Чайковский в конце XIX века в дорогом ресторане Санкт-Петербурга выпил сырую воду и назавтра умер от другой инфекционной болезни — холеры. Пандемии последней, а их только в XIX веке было пять, дополняли всю сложность и опасность этих, как и других опасных болезней.

Согласно «Кембриджской всемирной истории болезней», только на пике пандемии чумы умерло 60 млн. человек. С учетом того, что она продолжалась волнами вплоть до XIX века можно говорить о 100-160 млн. Отметим, что чума никогда полностью не уходила. В Азии, в частности, в Индии, Китае, Центральной Азии вспышки болезни были вплоть до 1950-х гг.

Черная смерть имела далеко идущие социально-политические последствия. Из-за резкого сокращения населения и недостатка рабочей силы феодальные отношения дали трещину. Замкнутые цехи были вынуждены принимать новых людей. Расширились медицинские факультеты университетов.

На запустевшие земли приходили новые хозяева и начался рост и формирование среднего класса — третьего сословия. Его самовыражение нашло отражение в Английской революции XVII века и Великой французской революции.

Мы уже говорили о пандемии холеры в XIX веке. Большие или меньшие масштабы были у эпидемий малярии, тифа, дифтерии, сибирской язвы, кори и других болезней.

В 1918-1919 гг. мир охватила страшная пандемия гриппа, названного испанкой. Началась она в апреле 1918 года в США и быстро проникла в Европу, но во время Первой мировой войны цензура воющих стран запрещала о ней писать. Публикации были только в прессе нейтральной Испании, отсюда и название. Тогда испанкой заболело более 550 млн. человек, 41 млн. умерли. Это больше, чем потери воюющих стран вместе взятых. Конечно, на такие последствия испанки оказали влияние война и разруха вместе с голодом не только в Европе, но и на других континентах. К тому же не был тогда выявлен носитель болезни. Это произошло позже.

Неизвестно как бы развивалось человечество, но в конце XVIII века наступила эпоха вакцин и сывороток. Английский врач и натуралист Эдвард Дженнер 3(14) мая 1796 года продемонстрировал действие вакцины от оспы. Она была результатом наблюдений и экспериментов. Теория отсутствовала.

Прорыв наступил, когда французский химик и микробиолог Луи Пастер начал разрабатывать теоретические основы микробиологии и на этой основе создал вакцину против бешенства, а потом и сибирской язвы.

Молодой ученый из Одессы Владимир Хавкин на основе учения Пастера создал  вакцину от холеры. Политический эмигрант он тогда работал в институте Пастера в скромной должности помощника библиотекаря. В июле 1892 года она была опробована на людях, в эксперименте участвовал и сам Хавкин.

Ни во Франции, ни в России, а это время пятой пандемии холеры, к открытию Хавкина интереса не проявили. В Лондоне откликнулись на письмо Пастера и назначили государственным бактериологом Индии, тогда британской колонии.

Хавкин отправляется в Калькутту и начинает подвижническую деятельность. Он лично сделал более 42 тыс. прививок и спас от смерти тысячи людей. Ему организовали небольшую лабораторию, где он начал выпускать свою вакцину.

Однако в Бомбее (теперь Мумбаи) началась эпидемия чумы. И Хавкин отправляется в ее центр для создания вакцины. В это трудно поверить, но она была им создана за считанные месяцы.

В 1897 году доктор был возведен королевой в рыцари и награжден одним из высших орденов Британской империи. В Бомбее был создан крупный исследовательский центр бактериологии и эпидемиологии. С 1925 года он носит название Институт имени Хавкина.

Великий ученый доктор Хавкин долго оставался практически неизвестным в России и СССР. И только в независимой Украине его имя возвращается на родину. В Одессе и Бердянске, где родился, жил и учился будущий ученый его именем названы улицы, а на домах установлены мемориальные таблички.

Теперь вакцины создают на основе генных технологий. Это позволяет уменьшить время их разработок и испытаний. Вот почему есть надежда, что защита от коронавируса будет готова уже в этом году и человечество больше не будет переживать трагедии пандемий прошлого.

| 2020-03-28T22:05:34+04:00 29 марта 2020, 09:04|12345 (Пока оценок нет)
|