Без Грузии…

Еще одним последствием мирного процесса вокруг урегулирования карабахского конфликта можно считать уменьшение роли Грузии как главного коммуникационного коридора, которым пользовались как азербайджанцы, так и армяне.

По итогам карабахской войны, т.е. по итогам подписанных главами Азербайджана, России и Армении соглашений от 10 ноября 2010 года  и 11 января 2021 года после разблокирования транспортных коридоров появляется альтернативный путь, в связи с чем роль Грузии в значительной степени падает.

Азербайджан получает более короткий транспортный путь в Турцию через Нахчыван, Армения – еще одно прямое сообщение с Россией через территорию Азербайджана, правда оно длиннее грузинского пути. Россия получит возможность выхода на Турцию и далее в Европейские страны через Азербайджан, но самую большую выгоду получает Турция, перед которой открываются пути не только в Азербайджан, Армению и Россию, но и в страны Центральной Азии и далее в Китай.

Таким образом, для всех стран-подписантов этих соглашений восстанавливаются и открываются новые транспортные маршруты, включая даже Иран, никаких дивидендов не получает только Грузия, более того, в перспективе открытие коридоров даст России лишний довод для оказания давления при реализации своей грузинской политики.

Как отразится разблокирование транспортных сообщений между Азербайджаном, Арменией и Турцией на Грузии, территория которой, как известно, до сих пор являлась единственным путем, связывающим Азербайджан с Турцией и наоборот, и Россию с Арменией. Не получит ли Россия дополнительный козырь против Грузии и для оказания политического  давления на нее в дальнейшем? Каков вообще взгляд из Грузии на эти соглашения? И как Грузия относится к прозвучавшему ранее предложению о создании новой платформы по сотрудничеству в регионе  в формате «шести» — Азербайджан, Армения, Россия, Иран, Турция, Грузия?

На эти вопросы # ответили известные грузинские эксперты.

Ведущий эксперт Грузинского Центра Стратегического Анализа (GSAC) Гела Васадзе:

— Как отразится разблокировка путей сообщения на Грузии? Думаю, особо никак. Крайне сомнительно, что в Баку решат строить новый нефтепровод или газопровод через территорию Армении. Экономическая выгода от энергетических маршрутов для Грузии не очень велика, но они имеют важное политическое значение.

Что касается железной дороги, то БТК изначально планировалась как железная дорога между Азербайджаном и Турцией, и то, насколько она будет загружена, зависит от тарифной политики Азербайджана и договоренности между Грузией и Азербайджаном по скорейшей полноценной эксплуатации этой дороги. Пока прибыли от неё ноль, как для Грузии, так и для Азербайджана, и вопрос о привлечении грузов из стран Центральной Азии не решается.

В остальном Грузия продолжает оставаться единственным путем из Турции в Азербайджан, не находящимся под контролем России. Думаю, важность последней оговорки понятна.

Что же касается возможностей РФ оказывать давление на Грузию, то пока два региона Грузии оккупированы, эти возможности весьма ограничены. Конечно, Грузия будет сотрудничать со всеми странами региона, но все-таки необходимо понимать, что если говорить о форматах, наш главный формат это отношения с нашими стратегическими партнерами — США, Евросоюзом, НАТО. Эти отношения институционализированы и закреплены в многочисленных международных договорах. Не думаю, что возможно участие Грузии в одном формате с Российской Федерацией, по крайней мере, до тех пор, пока оккупированы Абхазия и Цхинвальский регион. Поэтому в данном формате придется обойтись без нас по объективным, так сказать, причинам.

Руководитель Школы международных отношений Грузинского института общественных дел, профессор Торнике Шарашенидзе:

Во-первых, есть понимание, что вечно паразитировать Грузия на конфликте между Азербайджаном и Арменией не может. Во-вторых, у Грузии есть уникальные преимущества — она состоит в хороших взаимоотношениях как с Азербайджаном, так и с Арменией, и имеет выход к морю. Если Грузия будет развивать свою инфраструктуру — достраивать автобан, расширять порт в Поти или достраивать в Анаклии, то она сохранит свое значение транзитной страны. А по поводу платформы «шести», официальный Тбилиси заявил, что в одном формате с Россией можно работать только после того, как она выполнит свои международные обязательства относительно оккупированных  Южной Осетии и Абхазии.

 

| 2021-01-13T21:20:19+04:00 13 января 2021, 20:12|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|