Банковская импотенция

Или отчет по результатам стояния в банковских очередях

 

Импотенция, дорогие сограждане, чтобы вы знали, это не когда не стоит то, что должно находиться в стоячем положении, а когда НЕ МОЖЕТ! Потому что в нашем случае стоят все. В очереди. Той самой, возникновение которой в период пандемии и объявленного жесткого карантинного режима, должно было быть предотвращено. Так что народ – стоит, а банки – не могут. Вот это и есть признак самой настоящей банковской импотенции.

Как и положено по нашей ментальности, импотенция – это стыдно, и признавать ее никто не хочет. В частности, банки, которым государство поручило выплатить гражданам страховые компенсации за их же деньги, к которым граждане потеряли доступ в период пандемии из-за крайне «мудрого» и невероятно «своевременного» решения ЦБ закрыть аж целых четыре частных банка. Это сарказм, если что! Народ у нас терпеливый, однако, как показывают последние события, терпение это — далеко не безгранично. И если само закрытие банков и весь «геморрой» с доступом к своим деньгам в этот сложнейший период вызвало ропот и возмущение «в кулак» (ну, или в маску), то весь последующий процесс можно назвать чуть ли не откровенной провокацией народного недовольства.

Ну, тут надо быть честным – провокация тут не совсем умышленная, и вызвана не потому, что так захотели, а потому что тупо – НЕ МОГУТ (смотрим на заголовок и ухмыляемся… ну, или плачем!). Ибо…

ЖАДНОСТЬ ФРАЕРА ГУБИТ!

Международный банк Азербайджана, признаем честно, структура, которая среди населения пользуется симпатией весьма условной. Стоя в очередях за своими деньгами все эти дни, чего только не наслышался от граждан – бывших вкладчиков банков «AGBank» и «NBC», привыкших к нормальному сервису, и вдруг оказавшихся вынужденными столкнуться с сервисом организации, похожей на классического азербайджанского чиновника, точно знающего, что его никогда не накажут за некомпетентность или халатность. Нет такой традиции у нас, здесь госслужащих наказывают только за нелояльность (забывая, что верный но глупый и некомпетентный порой гораздо опаснее для правителей, история это хорошо показала, да кто ж у ней учится, у истории?).

Чего только народ не припомнил за эти дни: от лондонских шопингов Замиры Гаджиевой, и до безбожных расценок за самые элементарные услуги. Люди говорили об этом много, и со все растущей злостью, потому что невозможно не злиться, когда ты:

А) рискуешь попасть на штраф, ибо вышел в жесткий карантинный режим по смс и попросту боишься,

Б) тратишь практически весь свой день на это стояние, потому как многие отпрашивались с работы, или приезжали с дачных участков, где заперлись, дабы не оказаться в изоляции в летнюю пору в условиях городской квартиры,

В) боишься заразиться проклятым вирусом, в конце концов!

Кстати, заметьте, страх заражения я поставил в конце, потому что согласитесь, сложно людям, чье образование и так испорчено за последние двадцать пять лет коллективным когнитивным диссонансом, поверить в вирус, и принять серьезность карантинных требований, когда государственные структуры (а МБА – государственный банк, напомню) таким вот образом создают условия для их соблюдения.

Так вот МБА, видимо, из-за классической жадности, свойственной государственным финансистам, взялся кушать кусок пирога, явно превышающий возможности этого «колосса на глиняных ногах», все это время выплывавшего из множества передряг исключительно благодаря деньгам налогоплательщиков. То бишь государственным дотациям (помним, что у государства нет и не может быть своих денег, это деньги налогоплательщиков). Потому что обслуживание очереди шло ООООЧЕНЬ МЕЕЕДЛЕННОООО! (читать с затяжным подвыванием, потому как нам, в той очереди стоявшим, хотелось уже выть).

Вой медленно, но верно, переходил в ропот. Когда стало ясно, что все мы, уже который день приходившие и уходившие не солоно хлебавши потому как обслуживать нас не успевали, будем вынуждены прийти ОПЯТЬ… Винт соскочил с резьбы, и я попросил встречи с директором филиала. В моем случае это был Бакихановский филиал МБА. И вот тут маленькое лирическое отступление. Знаете, почему люди не могут понять, отчего закрыли наши банки, а МБА еще продолжает существовать? Ну потому, например, что наш филиал в Каспиане, при меньшей квадратуре, количестве работников и простите, понтах, как-то умудрялся без проблем и напряга обслуживать гораздо больше людей, и мы были довольны. Вкладчики NBC так же чуть ли не со слезами вспоминали почти европейский сервис частного банка, ибо все познается в сравнении. То есть КАК получается, что при рыночной экономике банк, оказывающий лучший сервис, закрывается, а вот это вот финансовое чудо-юдо, замаравшееся во всех возможных международных финансовых скандалах, от Казахстана и до Лондона, еще на ногах? То есть, можно вбухать колоссальные деньги в имиджевые евроигры, но простить такого вот «шалунишку»? Тут лирическое отступление заканчиваем.

Итак, девушка на рецепшн заявила, что директор филиала клиентов не принимает. Пришлось снять видео с обращением к руководству МБА и страны (поскольку банк, напоминаю еще раз – государственный), где показал и очередь, и задал вопрос: вы же, господа межбанковцы, за обслуживание нас из Фонда Страхования Вкладчиков деньги получаете. И с нас, на минуточку, деньги берете. Так что же мы за эти деньги не можем сервиса получить?! Выложил видео на фейсбук, и реакция последовала: директор филиала пригласил в кабинет, чтобы выслушать жалобу.

Жалоба состояла из следующих вопросов:

  • Почему в период карантина, когда нужно избегать возникновения очередей, ускорять процесс обслуживания и учитывать, что люди ограничены во времени, в филиале из восьми операторских мест заняты только четыре? Причем конкретно по операциям работают только два, остальные – по кредитам.
  • Почему нет онлайн бронирования очереди на обслуживание, дабы люди могли эффективнее распоряжаться своим временем?
  • Почему нет сервиса по онлайн оформлению и последующей доставке карт со средствами по адресу клиента, в то время как доставка по адресу у многих банков есть, и вообще существует распоряжение Кабмина еще с марта месяца о том, что организации должны оптимизировать свою деятельность под условия карантина?

Ответы директора филиала по смыслу были таковы: людей столько, сколько предусмотрено штатом. Онлайн сервис? Однажды конечно же будет! Работаем над этим. Доставка карт? Извините, нет у нас такого. На мой резюмирующий вопрос, признает ли он, что его филиал не имеет потенциала для выполнения поручения государства в текущих условиях, то бишь, попросту НЕ МОЖЕТ, он ответил – ничего подобного! Можем! В обычных условиях – можем. Пытаюсь напомнить – условия НЕ обычные. Потом понимаю, что спор, собственно, носит риторический характер. Есть ли жизнь на Марсе, и в чем вообще смысл жизни человеков, можно ли познать вселенную и почему у государственных банков сервис хуже, чем у частных, но они все равно берутся есть кусок пирога, который им явно не по зубам – все это вопросы риторические, из одного списка. Но по последнему можно хотя бы вспомнить старую мудрость, что жадность фраера губит. И порой, пытаясь скушать больше, чем можешь – можешь подавиться!

ПОЗДНЕЕ ЗАЖИГАНИЕ

В результате что мы получили? Директор филиала объявил, что ВСЕ, кто пришел сегодня и стоят в очереди, будут обслужены, даже если рабочий день закончится. То есть, за организационную импотенцию структуры отдувались простые банковские клерки, вынужденные обслуживать нас, вместо того чтобы идти домой по завершению рабочего дня. И это на самом деле не есть хорошо не по гуманистическим причинам, а вот почему.

За этот период пандемических плясок наших госструктур случилась очень нехорошая вещь. Людям (народу, пиплу, гражданам) противопоставили госслужащих (полицию, клерков, чиновников всех рангов). Нас раскололи на государство и народ по  разные стороны еще не существующих, слава Богу, баррикад. И все происходящее на самом деле – сигнал. Знак, клятая стигмата на дергающихся в беспорядочном треморе исполнительных конечностях государства, страны, и показывающая болезнь похуже любого Ковид 19. Это – болезнь тотальной некомпетентности, вызванная тем, что я уже упоминал вначале. У нас очень поздно начали наказывать чиновников за некомпетентность. Не только за коррупцию, но именно что за неспособность делать свою работу. Результаты некомпетентности, по факту, стали преподносится народу по принципу «огурца». Который «хошь ешь, а хошь не ешь». А это, очень мягко выражаясь, раздражает. И если подобные мне интеллигенты дискутируют, апеллируя к решениям того же Кабмина, то те, другие, чье образование уже испорчено, и кто верит в чипирование больше, чем в вакцинирование – те уже кидают пластиковые бутылки. Я не хочу, чтобы в мою полицию кидали бутылки. Я хочу как тогда, когда я мог спокойно подойти к человеку в погонах и спросить дорогу, например. У меня, как у представителя среднего класса, не было той антипатии, которую сейчас нагнетают некомпетентные решения чиновников, привыкших, что за бездарность и халатность, за ошибки не политические, но служебные (которые в результате могут привести к худшим политическим последствиям из-за игнора социальных процессов), они останутся безнаказанными.

С этим надо что-то делать. Импотенцию можно, и нужно лечить. И не только потому, что стыдно. Но потому, что когда одни не могут, а другие не хотят, любовь заканчивается. И это еще очень мягко описывает крайне неприятные исторические события. Которых мы, конечно же, не хотим. Надеюсь, те, кто могут в этой стране что-то изменить – тоже.

ПыСы. И да, есть еще один отвратительный результат происшедшего. Люди в массе своей перестали доверять после случившегося банкам. Одна фраза из очереди запомнилась лучше всего: «Выходит, если ты положил деньги в банк, то деньги в азербайджанском банке – уже и не твои деньги!». Как мы теперь из всего этого выбираться будем?

| 2020-06-23T21:28:27+04:00 23 июня 2020, 16:10|12345 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|