По условиям трехстороннего соглашения, армянская сторона 1 декабря освободила Лачин. Тем самым полностью освобождены из-под армянской оккупации все прилегающие к Нагорному Карабаху районы. На решение каких оставшихся вопросов должны быть направлены следующие шаги?

На тему будущего развития ситуации в Карабахе # побеседовало с американским экспертом Эндрю Корыбко.

— После освобождения Лачина остается решить вопрос о полном присоединении оставшегося региона к Азербайджану. Временное пятилетнее развертывание миротворческих сил России, которое может быть продлено с согласия обеих стран, если одна из них не откажется сделать это в течение шести месяцев после истечения срока его действия, предназначено для стабилизации центра этой территории, где проживает большая часть армянского меньшинства Азербайджана. В промежуточный период этот регион должен постепенно реинтегрироваться обратно в правовую, образовательную и другие системы Азербайджана, прежде чем он вернется в политическую и военную системы после окончательного вывода миротворцев.

— Есть ли шансы реализовать такой сценарий, по которому все жители Карабаха – и армяне, и азербайджанцы – будут иметь единые паспорта? Срок пребывания там российских миротворцев всего 5 лет, и закончится он быстро. А потом? Что нужно делать в этом направлении?

— Азербайджан должен дискретно сообщить России, что он не будет продлевать соглашение по истечении пяти лет. Поэтому Москва должна уже сейчас начать работать с Баку, чтобы облегчить реинкорпорацию жителей Нагорного Карабаха в страну до момента прекращения полномочий миротворцев, чтобы все шло гладко. Это в интересах всех, чтобы армянская часть азербайджанского народа могла немедленно начать пользоваться своим гражданством. Детали того, как это будет работать, еще не определены, но, надеюсь, должны быть согласованы где-то в начале следующего года в лучшем случае.

Президент Ильхам Алиев не раз говорил о том, что никакого статуса не будет, а в выступлениях президента России постоянно проскальзывает тема статуса. Как можно разъяснить это, на первый взгляд, противоречие?

— Нет никаких сомнений в том, что будущий политический статус Нагорного Карабаха не был упомянут в трехстороннем соглашении, но именно здесь, похоже, возникли две различные интерпретации. Азербайджан считает, что это окончательно решает вопрос и что никаких дальнейших обсуждений не требуется, в то время как Россия, похоже, подразумевает, что вопрос до сих пор не решен. Тем не менее, Нагорный Карабах повсеместно признан неотъемлемой частью Азербайджана, поэтому его окончательный статус зависит от Баку, а не от Москвы. Тем не менее, вполне возможно, что Россия предлагает предоставить региону какой-то особый статус, возможно, культурную автономию, как некоторые предлагали, чтобы заверить Москву в том, что права местных жителей будут соблюдаться.

Чтобы то ни было, Азербайджану не нужно отчитываться перед кем-либо, чтобы кого-то успокоить относительно своих действий в пределах своих границ. Но внутри России может быть некоторое общественное давление, чтобы в конечном итоге вывод миротворцев оставил какое-то осязаемое наследие. Лидеры стран могут указать на успех, который был бы невозможен без их участия, каким бы символическим он ни был. Кроме того, не исключено, что Россия в отношении этого вопроса на самом деле поддерживает тот же подход, что и Азербайджан, но ей просто нужно поддерживать видимость в отношении Армении, которая переживает период интенсивных внутренних беспорядков в момент после подписания трехстороннего соглашения.

В картах оперативного штаба российских миротворцев продолжает использоваться название «Степанакерт», а не Ханкенди? Если это территория Азербайджана, по словам Путина, то как можно объяснить использование этого казуса?

— В предыдущем вопросе я упомянул о двух причинах. Во-первых, Россия подразумевает, что до вывода ее миротворцев должен быть реализован какой-то особый статус, пусть даже только культурная автономия, в то время как второй может заключаться в том, что это делается только в целях успокоить разгневанные армянские массы в Ереване, создавая впечатление, будто Москва все еще поддерживает некоторые из их интересов, даже если это не так. Трудно сказать, какое из этих двух объяснений является наиболее точным на данный момент, но следует иметь в виду оба, поскольку, скорее всего, это одно из двух.

— Согласно трехстороннему соглашению из Ханкенди будет построен за счет средств Азербайджана транспортный коридор в сторону Армении. Какое значение эта дорога будет иметь как для Азербайджана и Армении, так и региона?

— Региональная интеграция — это глобальная тенденция, и пора сделать следующий шаг вперед на Южном Кавказе. Пока что единственными двумя региональными коридорами сообщения были Азербайджан-Грузия-Турция и Иран-Азербайджан-Россия, но создание третьего коридора через Армению поможет связать регион, ближе привязать страны друг к другу и к общему будущему. Возникшая в результате система сложной взаимозависимости, которая может вскоре начать процветать, может послужить мощным сдерживающим фактором для любой будущей агрессии Армении, поскольку страна, не имеющая выхода к морю, рискует быть навсегда отрезанной от торговых коридоров, если не перестанет прибегать к региональной враждебности.

Она и так уже в значительной степени изолирована, хотя армяне волей-неволей научились справляться с этим, но они могут не столь хорошо осознавать, что их ситуация улучшится после успешного внедрения этого коридора, но затем их могут внезапно отрезать от региональных проектов их же лидеры со своей регионально враждебной политикой. Другими словами, транспортный коридор улучшит уровень жизни всех людей, а в случае будущей армянской агрессии рискует быть закрытым, и тогда уже армянский народ может восстать против своего правительства, чтобы остановить его, поскольку он не захочет обнищать снова, как это было уже почти три десятилетия.

— Согласно армянским СМИ, азербайджанские военнослужащие вместе с российскими миротворцами спокойно заходят в Ханкенди (Степанакерт), который пока что остается под контролем армян. Они спокойно отовариваются там. Можно ли говорить о том, что Россия потихоньку приучает армян к постоянному присутствию азербайджанцев? И что таким образом Москва дает понять, что азербайджанские территории ОБЯЗАТЕЛЬНО вернутся под контроль Баку, хочет кто-то этого или нет?

— Россия никогда открыто не поддерживала самопровозглашенную «независимость» Нагорного Карабаха и всегда подтверждала свою приверженность тем четырем резолюциям Совета Безопасности ООН, за которые она голосовала в 1993 году, поэтому никогда не возникало и речи о том, чтобы она выступала против возможного возвращения региона под контроль Баку. Приведенный пример является положительным и доказывает, что Россия начинает приучать армян к неизбежному возвращению на эту территорию азербайджанцев. Это также предполагает, что Россия будет тесно сотрудничать с Азербайджаном, чтобы обеспечить беспрепятственную реинтеграцию жителей региона обратно на свою родину после возможного вывода миротворцев как минимум через 5 лет. Единственная неопределенность заключается в том, предпочтет ли Москва, чтобы Баку предоставил этому региону особый статус, такой как культурная автономия до этого, но, в любом случае, Россия не может навязать это Азербайджану, и все, что она может сделать, это сигнализировать о своей поддержке этого сценария.

Заур Мехтиев, специально для «Зеркало»

(Пока оценок нет)