Угроза детству: правозащитник рассказал о наказании педофилов

Дети вследствие своей наивности и беззащитности крайне уязвимы и являются легкой мишенью для извращенцев, рассматривающих их, как объект своих сексуальных желаний. Так, на днях, как сообщает News24.az, в суде по особо тяжким преступлениям города Гянджи начался суд над мужчиной, изнасиловавшим в прошлом году 11-ти летнюю школьницу в селе Юхары Ейсюзлю Товузского района. В случае доказательства вины, ему грозит мера пресечения в виде ареста от 8 до 15 лет.

Достаточное ли это наказание за сломанное детство? На данный и другие вопросы # ответил глава Правозащитного Центра Азербайджана Эльдар Зейналов.

– Не слишком ли мягко наказывают педофилов?

– Педофилия — широкое понятие, куда входит не только собственно сексуальное насилие в отношении несовершеннолетних, но и домогательство, разного рода развратные действия, травмирующие тело или психику ребенка. Такого рода действия могут составлять различные уголовные преступления и, соответственно, по-разному наказываться.

Так, изнасилование девочки моложе 16 лет наказуемо по статье 149.2.3 Уголовного Кодекса Азербайджана влечет лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. Если же девочка моложе 14 лет, то наказание увеличивается до 10-15 лет.  За изнасилование несовершеннолетнего мальчика по ст. 150.2.3 УК насильнику грозит от 5 до 8 лет лишения свободы, а если ребенок моложе 14 лет — от 8 до 15 лет.

Сроки в 8-15 лет соизмеримы с наказанием за умышленное убийство и потому такое наказание не считается мягким. Но бывает, что преступнику дают куда меньший срок. Так, в случае половой связи с ребенком важно, была ли она добровольной. В этом случае, если девочка моложе 16 лет, наказание составляет от 3 месяцев до 3 лет. Если речь о девочке моложе 14 лет, то срок от 3 до 6 лет. То есть намного меньше, чем если имело место принуждение. Именно этот момент и вызывает основные споры. Насильник пытается убедить, что жертва сама его провоцировала, была согласна на сексуальные отношения, в доказательство ссылается на ее «аморальное» поведение, отсутствие следов побоев и т.д.

Причем «не добровольность» сексуальных отношений отнюдь не означает обязательного применения физической силы. Жертву могут просто припугнуть ее применением, например, показав нож, могут пригрозить применить силу к другим лицам (скажем, членам семьи), либо использовать беспомощное состояние (опьянение, сонное состояние, болезнь и т.п.). Возможно и использование материальной или иной зависимости от насильника, например, отца, шантажиста, учителя и т.п.

Имеет значение и наличие в деле обстоятельств, отягчающих и смягчающих вину. При наличии смягчающих обстоятельств можно ожидать, что наказание будет ниже верхнего предела, а при отягчающих обстоятельствах не назначат минимальный срок. Хотя, на мой взгляд, в случае педофилии такие «смягчающие» обстоятельства, как наличие у насильника малолетних детей, аморальные действия потерпевшего (ребенка!), примирение с потерпевшим вряд ли стоит принимать во внимание.

При назначении наказания за несколько «педофильских» преступлений имеет также значение предел наказания за самое серьезное из преступлений.

Если он свыше 7 лет (тяжкие и особо тяжкие преступления), то наказания по отдельным статьям складываются, но общее наказание не должно превышать 20 лет для взрослых  и 10 лет для несовершеннолетних преступников (в возрасте от 14 до 18 лет). Если по самой серьезной статье верхний предел наказания ниже 7 лет, то более строгое наказание поглощает менее тяжкое.

Нередко, чтобы «скрыть позор», семья жертвы склоняет ее к даче выгодных для насильника показаний. Вспомним хотя бы скандальный случай в одном из южных районов, когда ученица моложе 16 лет забеременела от своего учителя, который благодаря показаниям отца превратился в «жениха» жертвы, причем якобы с младенческого возраста.

— А если партнер жертвы сам несовершеннолетний?

В таких случаях имеет значение разница в возрасте. Ответственность за добровольную половую связь или развратные действия возникает, если разница в возрасте составляет 2 года или более. В случае насильственных действий, ответственность насильника возникает с 14-летнего возраста.

– Действительно ли  в местах заключения к педофилам относятся хуже, чем к остальным преступникам?

– Да, в уголовной среде насильники вообще и педофилы, в частности, унижаются и зачастую насилуются сокамерниками. Скрыть свое преступление в тюремных условиях невозможно: о каждом новичке уголовники наводят справки. Это и опасно для жизни, потому что каждый, общающийся с таким заключенным, делящий с ним еду, считается запачканным и теряет свой статус в уголовном мире. А за это могут даже убить.

Помню историю одного бывшего смертника по кличке «Малыш», который у себя в районе изнасиловал и убил маленькую девочку, свою родственницу. Отец убитого ребенка от горя умер. В тюрьме педофил попытался скрыть свое преступление, но был разоблачен и изнасилован («опущен»). Он приглянулся одному из уголовников, который поселил его у себя под нарами и сожительствовал с ним, дав женское имя. В конце концов, педофил вошел во вкус и превратился в настоящего пассивного гомосексуалиста, уже добровольно вступая с «мужем» в половые отношения. «Муж» потом был помилован и освободился, передав свою «пассию» кому-то по наследству.

Вспоминается история другого педофила — старика весьма преклонного возраста. Его поймали в момент, когда он насиловал соседскую девочку-инвалида, вытащив ее из инвалидной коляски.  Из-за возраста, в тюрьме его никто не стал трогать, но использовали его на грязных работах по хозяйству. Насколько я знаю, несмотря на его возраст, ему несколько раз отказывали в досрочном освобождении.

– Одно время говорили о необходимости химической кастрации педофилов. Нужна ли подобная мера наказания?

– В отличие от хирургической кастрации, химическая не предполагает никаких манипуляций с половыми органами. Педофилу просто регулярно вводят препарат, который подавляет сексуальное влечение.

Если он любил демонстрировать детям свои гениталии, то может делать это и после химической кастрации. Не исключено, что каким-то препаратом можно нейтрализовать эффект от ввода лекарства.

Более того, при перерыве в введении препарата сексуальное влечение возобновляется. Кто может гарантировать, что педофил не заплатит контролирующему врачу, чтобы ему отметили введение препарата, а сам не продолжит свои «шалости», но теперь уже имея на руках справку, которая даст ему алиби?

В свое время в прессе был описан случай, когда в одной из европейских стран педофил, чтобы досрочно выйти на свободу, попросил его кастрировать, причем хирургически (орхиэктомия). После этого, используя виагру, он насиловал детей, не оставляя следов в виде спермы. Причем несколько раз его по горячим следам задерживали во время облав, но выручала справка о кастрации и то, что дети его не видели (он нападал со спины). Ему было важно не сексуальное влечение, а причинение детям боли, а как раз этому кастрация не мешала. Таких рецидивистов среди хирургически кастрированных, насчитывается 2-5%.

К тому же применяемые в настоящее время препараты для химической кастрации могут вызвать побочные эффекты, например инфаркт, сахарный диабет, заболевания почек. Кто гарантирует, что при принудительной химической кастрации не найдется педофил, который поднимет эту проблему до уровня Евросуда как нарушение своих прав?

Отмечу и то, что от 1 до 10% педофилов — женщины. А в их случае такая мера наказания точно не поможет.

 – Сколько педофилов повторно совершает преступления такого рода, выйдя из тюрьмы?

– Мне такая статистика по Азербайджану не встречалась. Вообще, по-моему, в Азербайджане не приветствуются научные исследования и сбор статистики по таким «стыдным» темам, как педофилия, геронтофилия, зоофилия, гомосексуальность и т.п.

Знаю лишь, что среди работников пенитенциарной системы преобладает глубокий скепсис в отношении исправления таких осужденных. По этой причине, их весьма неохотно освобождают досрочно, даже при наличии хорошей характеристики.

 – Педофилы — больные или преступники?

– По Международной классификации болезней педофилия относится к психическим расстройствам. Поэтому тюрьма именно такого педофила не исправит. Да и психиатрия окажется бессильной, если у педофила не будет твердой, искренней установки на исправление.

Другое дело, что у части азербайджанских педофилов, особенно в сельской местности, сексуальное влечение к малолетним детям и гомосексуальность являются замещающим отношения со взрослыми женщинами. Попав в городскую среду и имея отношения с женщинами, такой педофил вполне может откорректировать свое поведение. Это, кстати, немаловажный аргумент в пользу легализации проституции.

– Можно ли говорить о росте педофилии в стране?

– Судя по информации в прессе, в Азербайджане нередки случаи инцеста. Также достаточно часто жертвами оказываются соседские дети, в школах — учащиеся младших классов. Есть и узаконенная педофилия в виде ранних браков с несовершеннолетними, которые заключаются по религиозным канонам и обнаруживаются лишь по беременностям малолетних матерей.

В отсутствии доступной статистики именно по педофилам трудно судить, ширится ли это явление или просто о нем стали больше говорить. Но то, что религиозные браки с малолетними стали более распространены, уже бросается в глаза, особенно на фоне их безнаказанности.

Кроме того, явно наметились две параллельные тенденции. С одной стороны, молодежь из села находит в крупных городах отдушину для своего сексуального влечения, которое в закрытом сельском общество толкало их на инцест или педофилию. Это должно снижать число «озабоченных», которые по своей психике не являются педофилами.

С другой стороны, настоящие педофилы с развитием интернета и порносайтов получают подпитку и развитие своих фантазий. Соцсети позволяют им находить малолетних партнеров, а правоохранительные  органы оказались не готовыми этому противостоять.

| 2019-04-16T14:24:39+00:00 16 апреля 2019, 16:40|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|