Новая битва за Атлантику

Атлантический океан в прошлом столетии стал ареной двух больших морских сражений. В годы Первой мировой войны в ней участвовали флоты с одной стороны Великобритании и Франции, потом к ним присоединился американский флот, с другой — германский Hochseeflotte — Флот Открытого Моря.

Во время Второй мировой войны участники остались практически теми же. Нацистская Германия и фашистская Италия пытались осуществить полный контроль над морскими коммуникациями. Флот второй действовал в основном в Средиземном море, правда без особого успеха.

Германский надводный флот Kriegsmarine после потопления в декабре 1939 года тяжелого крейсера «Адмирал граф Шпее» и линкора «Бисмарк» в мае 1941 года фактически проиграл сражение, и основная тяжесть его продолжения легла на подводный флот. Так называемые волчьи стаи немецких подводных лодок наносили союзникам довольно чувствительные удары, хотя и несли большие потери.

Битва была выиграна союзниками благодаря технологической и промышленной мощи американских судостроителей, а также новейшим технологиям в радиотехнике и средствах связи. Неоценима роль первых компьютеров, которые позволили расколоть военно-морские коды немецких и японских ВМС и обеспечить английское и американское военно-морское командование очень ценной информацией о противнике.

О значении северной части Атлантического океана, как кухни погоды говорит тот факт, что из-за отсутствия правильных метеопрогнозов немецкое командование фактически прозевало высадку союзников в Нормандии 6 июня 1944 года, не ожидая ее до конца месяца.

Стратегическое значение Атлантики возросло в годы холодной войны. Наступило соперничество американских, британских, немецких и кораблей других стран НАТО с советским военно-морским флотом. Напрягая все силы СССР пытался из прибрежного создать океанский ракетно-ядерный флот. Создавались базы в Египте, Ливии, но с большими кораблями вышла неувязка. Строить их советского промышленного потенциала оказалось недостаточно, поэтому упор был сделан на подводный флот. Десятки атомных многоцелевых подводных лодок и стратегических подводных ракетоносцев выходили в Атлантический океан, чтобы таким образом сдерживать американский флот.

После окончания Второй мировой войны в декабре 1945 года в американских ВМС был сформирован 8-й флот, который в январе 1947-го был переименован во 2-й оперативный флот, а в феврале 1950 года стал просто 2-м флотом ВМС США.

В зону его ответственности входило противостояние с советскими Балтийским, Северным и Черноморским флотами, хотя в силу стратегической важности в Средиземном море действовал известный американский 6-й флот.

Блокада Кубы в период Карибского кризиса в 1962 году и высадка на Гренаду в 1983, сражения в Персидском заливе в конце ХХ-начале XXI века — все это на счету 2-го флота ВМС США.

Когда наступила разрядка и распад СССР, российский флот вступил в полосу кризиса, и угроза с его стороны в Вашингтоне рассматривалась как прошедшая. По предложению министра обороны Роберта Гейтса с целью экономии ресурсов флота и денег 2-й флот был расформирован.

Как оказалось, это было весьма опрометчивое решение. Конечно, миллиарды сэкономили, часть кораблей списали, другие перевели на Тихий или Индийский океаны, либо в Средиземное море, но Атлантика, особенно ее северная часть, оказалась совершенно неприкрытой. Это уже граничило с военно-стратегической опасностью. Особенно тогда, когда агрессивность Москвы выплеснулась на просторы Атлантического океана.

По этой причине в Вашингтоне принято решение снова сформировать 2-й флот. Он будет подчиняться в оперативном отношении U.S. Fleet Forces Command (USFF) — Командованию сил флота ВМС США и приступит к операциям с 1 июля 2018 года.

Зоной ответственности нового большого соединения будет поверхность океана, прилегающая к восточному побережью США и Северная Атлантика.

Ясно, что сил для этого понадобится достаточно много. На момент расформирования 2-й флот имел в составе 126 боевых кораблей, примерно 4,5 тыс. самолетов и вертолетов и 90 тыс. человек личного состава. Навряд ли вновь сформированный флот будет иметь меньшие тактические и стратегические возможности.

За прошедшие 7 лет американский флот получил новые корабли, вооруженные самой современной системой вооружений. Можно говорить о том, что в составе 2-го флота будут эсминцы (destroyers) типа Arleigh Burke с управляемым ракетным вооружением (УРО). Они оснащены более эффективной радио-локационной системой (РЛС) типа AN/SPY-6 и новейшими образцами ракетного и торпедного оружия.

Готовится принятие на вооружение дальнобойной противокорабельной ракеты AGM-158C с дальностью пуска почти 1000 км, которую могут применять различные самолеты и надводные корабли, а также перспективные крылатые ракеты морского и воздушного базирования.

С учетом того, что президент Трамп поставил задачу серьезно обновить и увеличить состав американского военно-морского флота насыщение нового 2-го флота кораблями и самолетами с соответствующим личным составом проблемой не будет. Да и другие соединения в случае необходимости поделятся, как это не раз бывало в прошлом.

Кроме того, развертывается очень значительная реформа организации боевой службы флотов и отдельных боевых кораблей. В настоящее время боевая служба больших соединений, в частности, авианосных ударных групп, планируется как минимум за несколько месяцев, а то и лет. Как заявил министр обороны США Джеймс Мэттис на слушаниях в Конгрессе в прошлом месяце, «Это превосходный способ управлять судоходной компанией, но не то, как следует управлять военно-морскими силами». Реформа предполагает более гибкий подход к планированию действий кораблей и соединений, особенно крупных, что сделает их движение и выполнение боевых задач менее предсказуемым для противника.

Результаты такой реформы, а она по очевидным причинам не может быть одномоментной и быстрой, проявятся через определенное время, и только тогда можно будет говорить о ее успешности.

Если отойти от военно-морской составляющей, то политическая будет означать восстановление доминирования ВМС США, по крайней мере, в северной части Атлантического океана вплоть до Арктики. Кстати, последняя становится все больше полем напряжения и взаимных противоречий не только прилегающих к региону стран, но от полюса весьма далеких географически. Большой интерес к Арктике проявляют Китай, Индия, Япония, Южная Корея.

В связи с прогрессирующим глобальным потеплением стало большим пространство свободное ото льда, и возможность навигации увеличилась на 30-45 дней. Расстояние от японской Иокогамы в нидерландский Роттердам через Арктику 14,5 тыс. км, а через Тихий, Индийский океаны, Суэцкий канал и Атлантический океан — 23,5 тыс. км. Время плаванья в первом случае сокращается на 20 дней. Не удивительно, что Россия наращивает свое военное присутствие в Арктике и ответ США и Канады не заставил себя ждать. Восстановление 2-го флота в Атлантическом океане не в последнюю очередь связано и с этим фактором.

Еще одно обстоятельство. Российская военно-морская программа строительства кораблей фактически провалена. Много разговоров и показанных мультипликационных фильмов, а реальных результатов нет. Флот ветшает и в полной мере не может выполнять свои задачи. Адмиралы бьют тревогу, так как в нынешнем составе Черноморский флот обеспечивает российскую группировку в Сирии на пределе своих возможностей.

Близкий к анекдотичному поход тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» показал, что настоящие авианосцы просто не по плечу российской кораблестроительной отрасли.  Против американского флота выставить фактически нечего.

Конечно, беспокоящие полеты стратегических самолетов в Северной Атлантике Россия будет устраивать, но не больше. Меряться силами в стратегически важном регионе Мирового океана она не сможет. И политические последствия не замедлят последовать.

515 просмотров
| 2018-05-25T11:12:38+00:00 25 мая 2018, 11:12|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 7,00 из 10) Загрузка...|