Национальное, общественное или государственное — чье же достояние?

Кабинет министров Азербайджана принял решение об утверждении «Правил объявления произведений государственным достоянием» и «Список авторов, произведения которых объявлены государственным достоянием, и фильмов, объявленных государственным достоянием».

Соответствующее решение подписал премьер Новруз Мамедов.

В соответствии с решением, специальные выплаты на уровне авторского гонорара за использование произведений, объявленных государственным достоянием, будут подсчитываться в соответствии с тарифными ставками, указанными в «Минимальной сумме авторского гонорара за массовое использование произведений литературы и искусства», утвержденных решением Кабинета министров от 2 мая 1997 года «О вопросах в связи с применением закона «Об авторском праве и смежных правах», и перечисляться пользователями на казначейский счет Агентства по интеллектуальной собственности.

Оплата подсчитывается в размере 2% от общей суммы тиража для издания произведений. Агентству по интеллектуальной собственности поручено обеспечить перевод средств, поступивших на казначейский счет за использование произведений, объявленных государственным достоянием, в государственный бюджет.

В список вошли произведения 35 авторов и 11 фильмов.

Во всем мире, с правовой точки зрения, право на интеллектуальную собственность принадлежит самим авторам, а после их смерти — родственникам и наследникам.

Оплата труда авторов драматических и музыкальных произведений складывается главным образом из процентных отчислений со сборов за публичное исполнение произведений.

Действующая в настоящее время в России система процентных отчислений предусматривает выплату драматургам, переводчикам и инсценировщикам за публичное исполнение их произведений 1,5 процента со сбора за каждый акт пьесы, идущей в театрах РФ, независимо от общего количества осуществленных постановок. В среднем за пьесу автор получает от 4,5 до 7,5 процента с валового сбора. Оперным композиторам в большинстве республик за четырёхтактную оперу выплачивается 5,25 процента от сбора, либреттистам — 2,75 процента; авторам симфонических и камерных произведений — 2 процента, авторам текстов и музыки массовых песен — по 1,5 процента. Такие отчисления авторы получают пожизненно, а после их смерти отчисления в течение 70 лет (после внесения поправок) получают наследники…

Установленное пожизненное (с правом наследования) процентное отчисление дает возможность некоторым авторам получать в течение многих лет большие суммы гонорара за одно и то же произведение.

Правовой статус наследников авторских прав всегда связан с содержанием их субъективных прав и обязанностей. Очевидно, что к наследнику переходит исключительное право использования произведения, распоряжения правами на него, а также право на защиту личных неимущественных прав и возможность использовать иные права. Наследник, также как и автор, может заключать договоры по отчуждению исключительного права, выдавать лицензии на использование произведения определенным способом, иным образом использовать произведение, например, разрешить его перевод, внести произведение в качестве вклада в уставный капитал или отдать в залог имущественные права на это произведение.

Юридический эксперт Самира Агаева говорит, что интеллектуальная собственность регистрируется в Агентстве по интеллектуальной собственности. «Первая задача этой структуры — защита прав владельца интеллектуальной собственности, то есть автора. Финансируется Агентство из нескольких источников: пошлины, выплаты, членские взносы, гранты. Все это указывается в уставе. То, что говорится в решении премьер-министра, это новшество», — считает юрист.

Кинорежиссер Таир Таирович также высказался по поводу включения ряда произведений в список государственного достояния. «Безусловно, что вошедшие в список произведения и фильмы являются достоянием народа. Не только эти фильмы, а все те фильмы, которые были сняты в период СССР, являются историей, примером кинематографического мастерства. Конечно, фильмы, снятые после восстановления независимости также очень дороги и важны. Защищать вошедшие в список произведения от азербайджанского режиссера, телевизионщика, от самого азербайджанского народа — я не могу все это принять. Я имею в виду, что брать деньги за тиражирование произведений Низами с местных издательств неправильно. Такая защита должна применяться на зарубежные страны, иностранные компании. К примеру, если азербайджанский кинорежиссер хочет использовать кадры из кинофильма «Алмаз» для документальной картины и должен платить деньги за это или за показ фильма из списка на каком-то местном телеканале… Честно говоря, я не могу воспринимать такую данность положительно», — говорит он.

Т.Таирович отмечает, что ему непонятна такая необходимость в «защите» этих произведений и фильмов: «Гильдия Профессиональных Кинорежиссеров Азербайджана и так защищала фильмы азербайджанских авторов. Я сам получаю гонорары от гильдии: каждый раз, когда мои документальные фильмы демонстрируют на телеканалах, мне выплачивается определенная сумма. Гильдия защищает права всех авторов, режиссеров».

На вопрос, применялась ли подобная защита от иностранных, зарубежных компаний, кинорежиссер сказал, что не припоминает подобного. Но… «Я помню, что работал над двумя лентами с турецкими компаниями. Крупная турецкая компания Dada Produktion обратилась к нам, так как хотела использовать песню Рашида Бехбудова «Küçələrə su səpmişəm». Мы, в свою очередь, обратились к семье Рашида Бехбудова и получили разрешение. Но, это не значит, что все зарубежные кинематографисты подчиняются этим правилам. Я еще раз повторюсь, что мы должны охранять Низами Гянджеви, как автора, «Аршын мал алан» как произведение за пределами нашей страны. Так же, как мы много лет доказываем, что «Сары гялин» —  наша народная песня, защищая ее от армян, которые пытаются ее присвоить. А борьба внутри страны мне кажется неправильной», — говорит Таир Таирович.

Режиссер отмечает, что и сам использует фрагменты музыкальных произведений любимого композитора Акшина Ализаде. «Но, я получил на это разрешение его наследника — сына композитора, Фуада Ализаде. Так что, у каждого произведения есть наследники. Если вдруг завтра с меня начнут требовать налоги за использование какой-то кантаты Акшина Ализаде, я не приму этого. Но, я  за то, чтобы проценты или доходы от произведений получали прямые наследники авторов. Именно так поступает Гильдия Профессиональных Кинорежиссеров: после смерти автора, платит гонорары его семье», — подытожил Таир Таирович.

Медиа-эксперт, председатель Объединения журналистов Азербайджана «Yeni Nəsil» Ариф Алиев говорит, что услышав эту информацию, первым делом, решил, что, возможно, перевод неверный, и речь идет именно об общественном достоянии. «Общественное достояние — это совокупность творческих произведений, имущественные авторские права на которые истекли или никогда не существовали. Распространять и использовать общественное достояние могут все без ограничений, с соблюдением авторских прав. Эта практика есть везде. Нет такой практики, чтобы за использование продукта, произведения, люди должны были  платить государству», — отметил эксперт.

Кстати, в список вошли фильмы «Севиль» (1929 год), «Лятиф» (1930 год), «Исмет» (1934 год), «У самого синего моря» (1935 год), «Алмаз»(1936 год), «Бакинцы»( 1938 год), «Сельчане» (1939 год), «Сабухи» (снят в 1941 году), «Одна семья» (1943 год), «Аршин мал алан» (1945 год),  «Встреча» (1955 год). Авторы, чьи произведения объявлены государственным достоянием Гатран Тебризи, Мехсети Гянджеви, Афзаладдин Хагани, Низами Гянджеви, Гази Бурханаддин, Имадеддин Насими, Ашуг Гурбани, Шах Исмаил Хатаи, Мухаммед Физули, Ашуг Аббас Туфарганлы, Молла Панах Вагиф, Молла Вели Видади, Гасым бек Закир, Мирза Фатали Ахундзаде, Гасан бек Зардаби, Сеид Азим Ширвани, Хуршудбану Натаван, Мирза Алекпер Сабир, Наджаф бек Везиров, Ашуг Алескер, Джалил Мамедкулизаде, Абдуррагим бек Ахвердиев, Джафар Джаббарлы, Ахмед Джавад, Микаил Мушфиг, Ахмед бек Агаев, Али бек Гусейнзаде, Нариман Нариманов, Мамед Саид Ордубади, Гусейн Джавид, Азим Азимзаде, Юсиф Везир Чеменземинли, Узеир Гаджибеков, Самед Вургун, Алиага Вахид.

Мы связались с потомками и представителями вошедших в список авторов и спросили их мнение по поводу решения Кабмина.

Главный хранитель фонда дома-музея Самеда Вургуна Ханым Шадлинская говорит, что полностью поддерживает решение правительства о включении поэта в список государственного достояния. «Да, я не родственница и не наследница, но я 32 года проработала в доме-музее. Когда я только увидела это распоряжение, я очень обрадовалась. Я не знаю, есть ли похожая система в мировой практике, но я считаю, что инициатива очень хорошая. Потом я стала искать имя Самеда Вургуна в списке, а когда нашла, то обрадовалась еще больше. Я поддерживаю это решение правительства», — заявила Х.Шадлинская.

Внучка Джафара Джаббарлы, Гямяр Багирова также высказалась по этому поводу. «С одной стороны мне нравится, что собрали избранных авторов в этот список, объявив их государственным наследием. В любом случае, семья Джафара Джаббарлы уже 50 лет как не получает никаких дивидендов от его произведений. Поэтому, мы радуемся хотя бы тому, что сами авторы и их произведения будут под защитой государства. К сожалению, авторское право не у нас. Поэтому, при публикации его произведений и театральных постановках, у нас никто не спрашивает, с нами не советуются. А так, этот контроль будет по праву у государства, в качестве избранного достояния», —  говорит Гямяр ханум.

На вопрос, не хотели  бы они, чтобы доходы от использования произведений их предка перечислялись им, внучка основоположника советской азербайджанской драматургии отметила, что естественно, это было бы очень хорошо. «Почему бы и нет?! Если бы был принят такой закон, было бы очень даже хорошо. Правда, сейчас, нас больше волнует моральная сторона вопроса. Было бы очень хорошо, если при издании и инсценировке его произведений, советовались с потомками авторов. Но и материальная сторона также не была бы лишней», — сказала Гямяр Багирова.

Всемирно известный писатель, секретарь Союза писателей Азербайджана, Чингиз Абдуллаев считает, что наследники и так получают проценты от тиражирования произведений предков. «А что касается распоряжения, оно подчеркивает значимость этих писателей. Из современных в список вошли только Самед Вургун и Алиага Вахид. Поэтому, я не думаю, что будут обижены их наследники. Считаю, что никаких проблем с этим нет.  Я бы добавил в этот список еще несколько человек, двадцатый век, все-таки. Государство делает это не для того, чтобы отнять деньги у наследников, а для того, чтобы подчеркнуть значимость этих писателей, объявив их государственным достоянием. А если, кто попало будет брать произведения и использовать их?», — вопросил народный писатель.

На вопрос о том, что подобной практики в мире не было, нет такого понятия, как государственное достояние, Чингиз Абдуллаев отметил, что скорее всего, во время перевода была допущена ошибка. «Я боюсь, что это еще и проблема перевода (речь идет о переводе решения кабмина с азербайджанского языка на русский. Прим. автора)», — говорит он.

Российский юрист Анна Дорохина говорит, что Интеллектуальная собственность является результатом творения человеческого разума. «К объектам Интеллектуальной Собственности относятся изобретения, литературные и художественные произведения, символика, названия и изображения, используемые в коммерческих целях. Существует еще такое понятие, как патентное право. Получить патент на произведение, которое охраняется авторским правом, невозможно. Авторское право действует в течение 70 лет после смерти автора. Патент выдается сроком до 25 лет. Авторское право защищает не идею, а форму ее воплощения, то есть, сценарий, произведение живописи, компьютерную программу, оперу и прочее. Патентное право защищает техническое воплощение идеи, принцип действия, способ достижения результата. Патентное право действует на определенной территории, например, патент, зарегистрированный в РФ, не имеет силы в какой-либо другой стране и наоборот. Авторское право защищает интеллектуальную собственность повсеместно. А интеллектуальная собственность — это охраняемые законом результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Интеллектуальная собственность абсолютна, то есть одному лицу – правообладателю – противостоят все остальные лица, которые без разрешения правообладателя не вправе использовать объект интеллектуальной собственности. Причем отсутствие запрета использовать объект не считается разрешением. В мировой практике, чаще всего запатентовать или получить авторское право на тот или иной интеллектуальный объект означает, что правообладатель конкретное лицо. Если автор известен, то без судебного оспаривания этого права, никто не может претендовать на доходы от использования интеллектуальной собственности. Исходя из собственной практики, могу сказать, что во всем мире авторские права и интеллектуальная собственность защищаются структурой, регистрирующей права автора и, естественно, государством. В вашем случае, государство, фактически, забрало права себе», — считает юрист.

По ее словам, в мировой практике есть прецеденты, когда срок авторских прав даже после смерти авторов продлевался. Так, в 1998 году по Закону Сонни Боно (CTEA или Закон о Микки-Маусе) срок действия имущественных авторских прав в США был опять продлен до смерти автора и плюс 70 лет после смерти, в отношении корпоративных произведений — до смерти последнего из авторов плюс 95 лет. Закон повлиял на сроки действия копирайта для защищенных копирайтом работ, опубликованных до 1 января 1978 года, увеличив их на 20 лет, продлив срок охраны таких произведений до 2047 года.

«В большинстве стран срок действия авторского права зависит от продолжительности жизни автора. После его смерти, авторское право продлится еще как минимум на 50 лет. В большинстве стран этот срок составляет 70 лет после смерти автора. В Мексике срок охраны в настоящее время составляет 100 лет со смерти автора, а в Гондурасе и Кот-д’Ивуар — 75 лет.

В Бернской Конвенции предусматривается продолжительность срока охраны авторских прав — все время жизни автора плюс как минимум 50 лет после его смерти. Для некоторых категорий произведений, минимальная продолжительность защиты короче. Например, минимальный срок для прикладного искусства составляет 25 лет. Фильмы имеют минимальный срок 50 лет.

Государства-члены Европейского Союза, следуя директиве ЕС, увеличили срок защиты — срок жизни автора и 70 лет после его смерти. Расширение срока применяется и задним числом. Произведения, которые оказались в общественном достоянии, поскольку автор умер 50 лет назад, получили дополнительно двадцать лет защиты».

В настоящее время, в соответствие с действующей нормой статьи 1281 ГК РФ «Исключительное право на произведение действует в течение всей жизни автора и 70 лет, считая с 1 января года», — говорит А.Дорохина.

Мы связались с кабинетом министров и попытались узнать, откуда появилась такая инициатива, и кто предложил «огосударствить» достояние в виде авторов и произведений. Пресс-секретарь кабмина Аяз Мирзоев отметил, что предложение поступило от Агентства интеллектуальной собственности.

Председатель правления Агентства интеллектуальной собственности Кямран Иманов отметил, что практика включения определенных объектов интеллектуальной собственности применяется еще со времен Советского Союза. «И тогда мы объявляли государственным достоянием многочисленные произведения советских авторов, срок охраны которых истек».

Комментируя то, что возможно случилась ошибка во время перевода, К.Иманов сказал, что подобное предположение можно выдвинуть при недостаточном знакомстве с авторско-правовым законодательством Азербайджана. «Там указано, что определенные объекты интеллектуальной собственности, то есть, произведения, которые перешли в общественное достояние, могут соответствующими распоряжениями правительства, переводиться в разряд государственного достояния. Как разделяются эти понятия: общественное достояние означает, что произведения могут свободно использоваться, при этом, обязательно указывать происхождение и авторов. Определенные объекты интеллектуальной собственности, имеющие особую значимость, могут быть переведены в государственное достояние. При этом, они более жестко охраняются государством. Объекты, вошедшие в список государственного достояния, могут использоваться с обязательной оплатой, так называемой культурной рентой. Эта практика применяется во многих странах Европы. При этом, к нарушителю применяются санкции, предусмотренные законодательством», — сказал председатель правления Агентства интеллектуальной собственности.

В статье 27 Закона Азербайджанской Республики «Об авторском праве и смежных правах» говорится, что истечение срока действия авторского права на произведение означает его переход в общественное достояние. Произведения, которым на территории Азербайджанской Республики никогда не представлялась охрана, также считаются перешедшими в общественное достояние. Произведения, перешедшие в общественное достояние, могут свободно использоваться без выплаты авторского вознаграждения, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 3 настоящей статьи. При этом должны соблюдаться личные права автора, предусмотренные статьей 14 настоящего Закона. В пункте 2 той же статьи говорится: «Произведения азербайджанских авторов, перешедшие в общественное достояние  в установленном соответствующим органом власти  порядке, могут объявляться государственным достоянием и за их использование могут устанавливаться специальные выплаты. Вознаграждение за использование произведений, объявленных государственным достоянием, вносится в государственный бюджет Азербайджанской Республики. И если раньше эти средства расходовались  для целей осуществления политики в области авторских прав, то, после внесения поправок, цели расходования не указываются, а соответственно, могут тратиться на что угодно».

На вопрос кто выдвинул подобную идею, К.Иманов сказал, что предложение подано агентством. «Проект был представлен нами. А список объектов составлен на основе мнений общественных организаций», — отметил он.

Какие организации, господин Иманов не отметил. Мы решили связаться с председателем Союза кинематографов Азербайджанской Республики Шафигой Мамедовой. К сожалению, она отказалась отвечать на вопросы.

Пресс-секретарь Союза писателей Азербайджана Хаял Рза же сказал, что инициатива исходила нет от их организации. «И список мы не составляли и не предлагали», — сказал он.

Итак, можно, пожалуй, и точку ставить в этой истории, но вопросы остаются. Какие вопросы, спросите вы? А вот какие. Первый вопрос – кто же все-таки составлял списки? Второй вопрос – куда будут тратиться средства от тиражирования государственного достояния? Третий вопрос – в чем логика данного действа? Нет, не закона, а именно действа. Чего хочет добиться агентство? Пополнить государственный бюджет и заодно свой? Вряд ли. Если средства и будут, то мизерные – особо не разживешься. Потому как фильмы из списка, нет не Шиндлера, а отечественного, практически не тиражируются и от того не имеют кассу. Да и от издания книг классиков, которым посчастливилось стать достоянием государства ждать особых финансовых дивидендов наивно. Однако, все покрыто завесой доморощенной тайны…

Единственное, что хотелось бы довести до сведения господ-чиновников, это то, что государство, точно также как и попавшие в списки фильмы и литераторы, является достоянием нации.

| 2019-05-22T14:58:23+00:00 20 мая 2019, 10:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (4 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|