«История войн не знает другого подобного предприятия»

К 75-летию высадки союзников во Франции

Союзники СССР по антигитлеровской коалиции Англия и США 6 июня 1944 года осуществили грандиозную десантную операцию на побережье Нормандии во Франции. Второй фронт, о котором так долго говорили и писали дипломаты и журналисты, обсуждали и планировали военные, стал действительностью.

Советская пропаганда всячески преуменьшала значение вклада союзников в дело победы над общим врагом. Многие факты замалчивались или искажались в угоду идеологическим стереотипам и догмам. Сейчас, когда становятся доступными прежде засекреченные документы того периода, на многое можно посмотреть другими глазами, отделив реальность от мифов. Враг был силен и его разгром требовал общих усилий всех участников антигитлеровской коалиции.

Большое событие и связанные с ним перипетии отражены в художественных произведениях, мемуарах государственных деятелей, политиков и военачальников. Название фильма американского режиссера Стивена Спилберга «Спасти рядового Райана», удостоенного пяти премий «Оскар», в определенной мере стало нарицательным.

 

  1. Дипломатия

 

В ходе подготовки к вторжению в СССР по плану «Барбаросса» правящими кругами Германии наряду с военными мероприятиями предпринимались шаги с целью дипломатической изоляции СССР. Прогнозируя возможную реакцию Великобритании и США ведомство Риббентропа подготовило аналитический доклад, в котором было высказано предположение, что союзников у Москвы не будет.

Черчилль и Рузвельт были известны как непримиримые противники коммунизма, кроме того, отношения с Англией и США были сильно испорчены фактическим союзом СССР и Германии после раздела Польши и агрессией Советского Союза против Финляндии.

В Лондоне прекрасно помнили, как в самый напряженный момент воздушной битвы за Англию в августе-октябре 1940 года СССР обеспечил тыловое прикрытие гитлеровской авиации и тем самым значительно осложнил мобилизацию сил для отпора агрессору.

Германский рейдер «Комет» был проведен летом 1940 года советскими ледоколами по Северному морскому пути в Тихий океан для действий на морских коммуникациях Великобритании и ее доминионов. Полученные рейдером данные позднее были использованы немецкими крейсерами и подводными лодками во время боевых действий в Арктике против советского флота.

Стойкость и бесстрашие английских летчиков в ходе «Битвы за Англию», помощь США сорвали планы вторжения в Англию летом-осенью 1940 года. В Берлине считали невозможным союз СССР с Великобританией и США и эта стратегическая ошибка, дорого стоила заправилам Третьего рейха.

Утром 22 июня 1941 года уже пылали советские города и села, а московское радио все еще передавало сообщения о том, как народы Европы ведут борьбу против английских империалистов и их наемников из комитета «Свободная Франция». Так советские пропагандисты в предвоенный период называли генерала де Голля и французских патриотов, борющихся против оккупантов.  Все кардинально изменилось после речи Молотова в 12 часов дня. Исчезли термины английский империализм, французские, бельгийские, норвежские и другие наемники снова стали патриотами.

О том, что Гитлер нападет на СССР 22 июня, Черчилль окончательно убедился из донесений разведки 31 мая.  Британский посол в Москве Стаффорд Криппс был вызван в Лондон, где на встрече с советским послом Иваном Майским 13 июня 1941 года предложил обсудить сотрудничество двух стран в войне против Германии. В частности, советскому дипломату была передана карта с расположением немецких войск, изготовившихся к наступлению на СССР. Как оказалось позднее, карта была очень точной. На ней отсутствовала только одна дивизия вермахта, прибывшая в Польшу 12 июня.

Поэтому выступление британского премьер-министра Уинстона Черчилля по радио ВВС вечером 22 июня не было спонтанным, несмотря на всю его эмоциональность. Будущий лауреат Нобелевской премии по литературе не пожалел красок в своем выступлении, нарисовав выразительную картину общей борьбы. Схожая реакция была и за океаном. На пресс-конференции 24 июня президент Рузвельт сказал, что «Соединенные Штаты намерены предоставить всю помощь, которую они могли бы оказать России». При этом следует помнить, что США в тот период еще были невоюющей страной.

Для гитлеровского руководства такой поворот событий на дипломатическом фронте был крайне неприятным сюрпризом. Один из краеугольных камней возможного успеха в начавшейся войне с СССР превратился в пыль буквально на глазах. Тяжелое дипломатическое поражение сразу сказалось на военной составляющей конфликта.

Один воздушный флот люфтваффе пришлось снять с советско-германского фронта и вернуть во Францию и Бельгию, некоторые пехотные и танковые дивизии вермахта остались на западе континента. Появился призрак войны на два фронта, чего в Берлине так стремились избежать. После подписания в Москве 12 июля 1941 года между СССР и Великобританией соглашения о совместных действиях в войне против Германии антигитлеровская коалиция получила юридическое оформление. Эта проблема обсуждалась на совещании у Гитлера в конце июля, но в полной мере ее последствия оценены не были.

Впервые вопрос об активных военных действиях английской армии на европейском континенте был поставлен 27 июня 1941 года в беседе советского посла в Лондоне Ивана Майского с членом военного кабинета и одним из влиятельных политических деятелей Англии лордом Уильямом Бивербруком. Речь шла об усилении английских бомбардировок Германии и северной Франции и направлении в район Мурманска части британского флота для участия в морских операциях против вермахта. В августе первый конвой с помощью под охраной британских военных кораблей прибыл в Мурманск.

В своем послании Черчиллю в августе Сталин предложил осуществить высадку британской армии во Франции даже ограниченными силами, чтобы отвлечь с советско-германского фронта 30-40 дивизий. В своем ответном послании английский премьер это предложение отверг, но обещал дальнейшее развертывание бомбардировок Германии, увеличения числа конвоев и оказание других видов помощи. Интересно, что в переписке Сталина с Черчиллем и Рузвельтом термин «второй фронт» не использовался. Он стал часто употребляемым газетным выражением и так вошел в историю.

Причин такого ответа Черчилля было несколько. Среди них следует выделить военные, дипломатические и, наконец, психологические.

Во-первых, английская армия на Британских островах была довольно малочисленной. В тот момент там находилось только 6 дивизий. Большая часть армии была в Северной Африке, где она вела бои с немецко-итальянскими войсками. Перебросить в кратчайшее время достаточное количество войск в метрополию не представлялось возможным из-за отсутствия необходимого количества транспортных судов и кораблей сопровождения. Кроме того, фактически отсутствовал флот десантных кораблей, который еще предстояло создать. Сделать это без помощи США английская промышленность не могла из-за отсутствия необходимых мощностей и ресурсов.

Во-вторых, после потери значительного количества тяжелого вооружения во Франции боеспособность английской армии сильно уступала немецкой. Для развертывания необходимых 40-50 дивизий не хватало вооружений всех типов. Ощущался дефицит даже легкого стрелкового оружия. Предстояло еще освоить или увеличить производство новых танков, самолетов и кораблей.

В-третьих, кампании во Франции летом 1940 года и на Балканах весной 1941 года показали, что оставляет желать лучшего система взаимодействия различных родов войск. Именно из-за несогласованности между армией и флотом, несмотря на большие потери, немцам удалось захватить в мае 1941 года остров Крит, что существенно осложнило положение в восточной части Средиземного моря. Без отладки такого взаимодействия нечего и думать об успехе в осуществлении такой сложной операции, как десант большого количества войск на вражеское побережье. Какие трудности возникают при высадке даже гораздо меньшей по численности группировки, узнала и Красная Армия во время операции в Керчи и Феодосии зимой 1941 года.

В-четвертых, необходимо было завоевать превосходство в воздухе, а до этого было еще очень далеко.

Были и дипломатические проблемы. В Лондоне прекрасно знали о том, что советское руководство склонно к заключению сепаратного соглашения с Германией даже за счет уступки территории Украины, Белоруссии, Прибалтики и части России. В конце июня 1941 года такие предложения по линии НКВД делались Германии через болгарского посла в Москве Стаменова. Вполне обосновано там испытывали недоверие к новому союзнику, готовому в любой момент сепаратно выйти из войны. Английская разведка имела доступ к весьма секретной информации Третьего рейха и о советских предложениях Берлину имела вполне достоверные сведения.

И, наконец, психологически превращение недавнего противника в союзника в Англии и США воспринималось с большим трудом. Значительная часть британского истеблишмента не доверяла Сталину и враждебно относилась к идее активной помощи СССР. Речь в данном случае идет не о так называемой «кливлендской группировке» отпетых мюнхенцев. К этому времени их политическое влияние было близко к нулю.

Еще более жесткую позицию в отношении СССР занимала большая часть американского общественного мнения. Для него особой разницы между Гитлером и Сталиным не было. Требовалось некоторое время и большие усилия Черчилля и Рузвельта, чтобы переломить эту ситуацию. Пока же второй фронт стал частью активной переписки лидеров коалиции и шуток красноармейцев в отношении американской тушенки.

(Продолжение следует)

| 2019-05-28T14:53:01+00:00 27 мая 2019, 15:44|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|