Закрома Вульгара Сярфяли

Жителей одного южного города всегда интересовало, где находятся так называемые закрома Родины. Или, как минимум, тех лучших людей города, что ранее имел к ним доступ, обзаведясь в итоге собственными закромами, масштабы которых, признаемся, также были никому не известны. Но, определенный свет на эту темную историю пролили события последних дней.

Шокирующей была информация о том, что бывший глава Фонда прикарманивания средств прессы Вульгар Сярфяли достал из широких штанин дубликатом бесценного груза аж 100.000 южногородских долларов. И не просто достал, а понес, возможно, с песней и плясками, возвращать то, что было названо ущербом государству. Сделал он этот широкий жест после того, как прежней деятельностью Вульгара занялась Счетная Лопата.

Она, оказывается, набрала аж 400 страниц дела на Сярфяли. Он, будучи человеком понимающим реальность нависшей угрозы, решил сделать «ход конем». Правда, вопросы остались. К, примеру, к Лопате. Почему она, такая придирчивая, не интересовалась положением дел в Фонде прикарманивания средств прессы, когда его возглавлял лучезарный Вульгар? Ведь писали же о его выкрутасах много, основательно. Но, таковы, видимо, традиции южного города — интересоваться деятельностью чиновника тут начинают после того, как он лишается должности.

Был, тем временем, и другой вопрос. Откуда, интересовались люди, Сярфяли принес эти сто тысяч?! И сколько у него всего этих богатств накопилось, что он легко и просто согласился обделаться такой суммой?! Наконец, южногородцы помнили, что Вульгар работал не один, а «под крышей» Вели Газанова. Тот занимал должность такую высокую, что ее неудобно даже повторять. Славы он на ней не снискал, а вот богатствами обзавелся большими. Вот и ждали горожане информации, когда Велишка компенсирует ущерб государству. Компенсировать ему было откуда и счет должен был идти на миллионы.

Смешалось ли все ныне в доме Газанова, южногородцам было неизвестно. Но вот о положении дел в доме Сярфяли поведал его сын, который не был, по его словам, журналистом, но возглавлял пару местных сайтов, которые получали из Фонда прикарманивания средств прессы не хилое финансирование. Безусловно, все это было случайным совпадением, а никак не фактом скрытой коррупции.

В общем, решили журналисты южного города поговорить с Вульгаровичем. Отец же затаился,  общаться с теми, кого ему поддерживать было поручено, не желал. Вот и искали СМИ все возможные пути получения информации. В итоге оказалось, что сын не знал даже, о том, что папаша обделался ста тысячами. Зато народу сообщили, что Вульгар, после расставания с такой большой суммой, чувствует себя прекрасно.

Это сколько же у него еще всего хорошего в закромах осталось, что потеря ста «штук» не беспокоила Сярфяли и позволяла ему пребывать в хорошем расположении духа? Ответ на этот вопрос мог бы дать его сынок. Но, он посылал журналистов. Нет, не туда, где хотели бы видеть самого Вульгара и Вели Газанова жители южного города. Он посылал всех к папе. А тот, как известно, не отвечал. Замкнутый круг получался.

Но, он ведь был не один такой. В южном городе было множество ведомств, которые возглавляли проходимцы, наполнявшие собственные закрома так, чтобы потом не было мучительно больно компенсировать государству сотни тысяч честно прикарманенных средств. Именно поэтому, в том числе, южный город по праву назывался не знающим аналогов в мире. Но было ли это поводом для гордости его жителей? Сомневаюсь, очень сомневаюсь.

| 2020-06-12T20:05:06+04:00 12 июня 2020, 22:00|12345 (Пока оценок нет)
|