Убийство футбола в южном городе

Символическое событие произошло в одном южном городе. Его жители с давних времен считали себя большими специалистами в области футбола. Почти каждый второй южногородец уверял любого встречного в том, что в молодости сам играл в футбол, подавал большие надежды, но что-то помешало ему стать местным Месси или Роналду. Почти каждый третий горожанин заявлял, что раньше местный футбол был на уровне если не бразильского, то уж точно европейского. Спорить с ними было бесполезно. И даже не имело смысла приводить статистику, согласно которой лучшим достижением местной команды было всего лишь третье место в первенстве империи. При том, что команды из соседних стран были и чемпионами и обладателями Кубка империи.

Тот эпизод вспоминали все новые поколения южногородцев. О том, что в последующие годы гордость местных фанатов кожаного мяча традиционно боролась за выживание в высшей лиге чемпионата империи, пару раз была на грани вылета и участвовала в переходных турнирах, победы в которых добывались в том числе и с помощью щедрых подношений кому надо, южногородцы старались не вспоминать. Как и о том, что в конечном итоге их любимая команда все же вылетела из высшей лиги.

Особо болезненно реагировали на все эти неоспоримые факты те, кто ныне требовал именовать себя «легендой южногородского футбола». В своем большинстве то были идейные борцы за чиновничье кресла. Сев в них можно получать большие деньги, да и иные блага жизни. Синекура, что и говорить! Но не того, по непонятной причине, ждали южногородские болельщики футбола. Они наивно верили в то, что из ничего может появиться что-то. Они искренне недоумевали, почему сборная южного города регулярно борется не за выход из отборочной группы, дабы попасть на чемпионат мира или Европы, а за почетное предпоследнее место в группе.

Их наивность реально веселила. Ведь, руководство местной федерации футбола было доверено тому, кто сам никогда в него на серьезном уровне не играл. То был менеджер, причем со специфическими талантами. Сам он явно не беднел, год от года получал хороший оклад, а вот развития футбола в южном городе не было. При этом, кресло никак не отлипало от его «нижнего полушария мозга». Провал был во всем, включая развитие регионов, нахождение там талантов. Этим, кстати, было поручено заниматься одной «легенде» местного футбола, который никогда, в бытность действующим игроком, не забивал за год больше десятка мячей, но гордо именовался нападающим.

Он сидел в чиновничьем кресле больше лет, чем капитанствовал в южногородском футбольном клубе. Этот господин плотного телосложения был большим поклонником Пьера де Кубертена, который хоть и не был южногородским футболистом, но также как и они считал, что главное в любом матче не победа, а участие. А участвовать в любом матче могли, соответственно, любые футболисты. И незачем, стало растить своих. Проще же натурализовать кого-то. Это давнее местное ноу-хау.

Да и краса и гордость местного футбола, за который бегали местные «легенды», также во многом состоял из приглашенных отовсюду игроков. Правда, это также не помогло его краху, но традиции решили сохранить. Более того,  порой были слышны даже разговоры о развитии местного футбола. Того самого, на матчи которого приходило зрителей едва ли не меньше, чем на хорошую свадьбу. Кто был в этом виноват? Господа чиновники, естественно, обвиняли во всем болельщиков. О том, что они сами делают все не так, у этих чинуш даже мысли не возникало.

А тем временем, пришла новость, которая дала ответ на многие вопросы. База одного местного клуба, оказалась почти уже полностью снесена. На ее месте будут построены новостройки. И это было символично. В южном городе строительный бизнес был тем, что приносило пользу не только застройщикам, но и обеспечивало решение жилищной проблемы. А кому сдалась какая-то база, какого-то клуба в городе, где по сути не было футбола, но были те, кто им формально занимался?! Если бы однажды в южном городе раз и навсегда запретили местное первенство и в целом отказались от футбола, этого бы никто не заметил, кроме дельцов в чиновничьих креслах, их обслуги, включая местных бумагомарак, да тех, кто любит в чайхане рассуждать о том, что «в наше время все было иначе». Но, в реальности ничем подобным и не пахло. Имитация бурной деятельности, при нулевом результате, продолжалась.

| 2020-05-24T08:25:47+04:00 24 мая 2020, 10:03|12345 (Пока оценок нет)
|