Турция возглавила силы быстрого реагирования НАТО: что это дает Анкаре и Баку?

Командование Объединенной оперативной группой высокой готовности НАТО (Very High Readiness Joint Task Force, VJTF) 1 января перешло к Турции. В 2021 году силы сверхбыстрого реагирования НАТО в общей сложности будут насчитывать 6400 военнослужащих США, Великобритании, Польши, Испании, Италии и других стран-участниц Североатлантического альянса. Анкара отправит в состав VJTF мотопехотную бригаду численностью около 4200 военнослужащих, включая новейшую турецкую боевую технику, в частности бронированные машины, противотанковые ракетные комплексы и гаубицы. Т.е., две трети числа военнослужащих составят турецкие военные.

Немного истории: создать передовую группу VJTF главы государств и правительств стран НАТО решили на саммите в Уэльсе в 2014 году в качестве ответа на изменившуюся обстановку в сфере безопасности после аннексии Крыма Россией. Члены НАТО командуют VJTF по принципу ротации: так, Польша возглавила группу в 2020 году, Германия — в 2019-м, а Италия — в 2018-м. В нынешнем же году руководство VJTF перешло к Турции. Не последнюю роль в этом сыграло признание европейскими союзниками военной мощи Турции и ее способности успешно решать кризисные ситуации, как это было в Сирии и Ираке в ходе борьбы с ИГИЛ, курдскими террористами, в Ливии, наконец – в Нагорном Карабахе. НАТО считает передачу Анкаре командования группой сверхбыстрого реагирования, особенность которой состоит в высшей степени ее боеготовности — группа должна быть готова к передислокации в течение максимум 72 часов, показателем успешного сотрудничества, несмотря на конфликт Турции с США из-за российских С-400.

Сам факт создания VJTF сразу после аннексии Крыма говорит о том, что эти силы направлены на предотвращение угроз со стороны России в отношении прежде всего ее ближайших соседей – прибалтийских, восточно-европейских и южно-кавказских стран. Таким образом, в ближайшей перспективе именно Турция станет первым эшелоном в случае нападения России, поскольку основные силы НАТО раскиданы по всему миру, и для их активации нужно определенной время.

Безусловно, командование VJTF осуществляется на ротационной основе, но падение выбора в этом году на Анкару есть не что иное, как признание эффективности турецкой армии, которую она продемонстрировала во всех названных горячих точках, высокая оценка ее генералитета, управления кризисами, наконец, показатель высокого доверия. Что, естественно, повышает авторитет и престиж Турции в западном мире в условиях нового миропорядка, и что указывает на изменение отношения к ней Запада, особенно в свете прихода к власти в США администрации демократа Джо Байдена.

Свое видение новой геополитической ситуации для # обрисовал известный турецкий политолог Энгин Озер.

— Прежде всего следует отметить, что решение НАТО о передаче руководства VJTF Турции связано не со структурой организации, а принципами деятельности блока, согласно которым руководство операциями переходит к тому или иному члену на ротационной основе, и с 1 января в течении года возглавлять их будет Турция. Другой вопрос, что с конца прошлого года наблюдаем тенденцию по сближению Турции с западными партнерами, отношения с которыми изменились после попытки переворота 2016 года, особенно с США. Британия уже стала главным торговым и экономическим партнером Турции, и именно Анкара сегодня защищает геополитические интересы Лондона на Ближнем Востоке и на Кавказе. Сразу же после того, как стало известно о победе Джо Байдена на президентских выборах в США, начали происходить тектонические сдвиги и на Ближнем Востоке.

Известно, что наследный принц Саудовской Аравии принц Салман имел особые отношения с администрацией Трампа, и по инициативе Белого дома была создана группа в составе Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта по противодействию росту влияния Турции в регионе. Отношения этого антитурецкого блока с демократами были достаточно напряженными, что проявилось в достаточно жесткой и негативной их реакции во время сенсационного убийства в посольстве Саудовской Аравии в Турции журналиста Кашикчи. Так вот, уже вчера Саудовская Аравия и другие страны Залива поставили точку в конфликте с Катаром, подписав соглашение о прекращении дипломатического кризиса, что свидетельствует о сближении позиций с американскими демократами и Великобританией, дальше можно ожидать примирения и с Турцией. В этой ситуации можно говорить о начале кардинальных изменений политики США на Ближнем Востоке. И это главная выгода администрации Эрдогана, поскольку главный соперник в регионе становится партнером демократов. Отношения Турции с администрацией Байдена будут лучше, чем с кабинетом Трампа. Байден, в отличие от Трампа, будет налаживать отношения с Китаем, выгодополучателем от чего станет и Анкара.

Что касается Турции и России, то их интересы совпадают в плане участия в китайском проекте «Шелковый путь» через территорию Азербайджана. Противником чего является Грузия. Для реализации этого проекта и пошли на компромисс в карабахском вопросе Москва и Анкара.

Азербайджан же благодаря руководству Турцией силами быстрого реагирования НАТО получает дополнительные преимущества в случае появления угроз со стороны Ирана или Армении и, конечно же, рычаг против России. Следует помнить, что на всех платформах, где есть Турция, соблюдаются и интересы Баку. Сегодняшняя сильная и влиятельная Турция демонстрирует с Азербайджаном не только единство культуры, истории и языка, но и по факту встала плечом к плечу рядом с Баку, продемонстрировала абсолютную политическую поддержку, причем объявила во всеуслышание даже о физическом присутствии в случае необходимости. И это, разумеется, дает азербайджанскому руководству дополнительные преимущества для политических маневров и сохранения баланса в отношениях с сильными региональными игроками.

| 2021-01-06T18:45:41+04:00 6 января 2021, 20:47|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...|