Турция по сей день недовольна Лозаннскими соглашениями

Переговоры между Турцией и ЕС, а также с отдельными странами ЕС, такими как Франция и Германия, уже ведутся. Правда о характере самих переговоров пока мало что известно, официально пока лишь сообщается о том, что «стороны настроены решительно уладить все вопросы и начать с чистого листа».

Однако для Турции существует ряд вопросов, которые на сегодня Брюссель не выполняет, например, снятие визового режима, обещанная финансовая помощь ближневосточным беженцам, ну и, естественно, вопросы касательно членства Турции в ЕС. Для Европы же неприемлема военно-политическая активность Турции в разных регионах, где она порой наступает на интересы отдельных европейских стран.

Недавно с официальным визитом посетил Турцию премьер-министр Албании Эди Рама, который провел ряд встреч. В рамках визита стороны договорились о стратегических отношениях между странами и расширении экономических взаимосвязей.

Данный визит подчеркивает активизацию Турции в направлении Балканского полуострова. Однако другая сторона этого визита заключается в том, что Албания хочет стать посредником в улучшении отношений Турции и Греции, и чтобы первая встреча между главами МИД Никосом Дендиасом и Мевлютом Чавушоглу состоялась в Тиране.

Комментируя # ситуацию на Балканах, отношения Турции с Албанией, и Турции с Грецией, научный сотрудник Института востоковедения РАН, политолог Амур Гаджиев сказал, что отношения Албании и Турции достаточно дружеские и уходят в далекое прошлое, и их можно назвать братскими.

Говоря об отношениях с Грецией, аналитик отметил, что в последнее время в Восточном Средиземноморье идет соперничество между Турцией с одной стороны,  Грецией и Францией с другой.

При этом, по словам аналитика, страны ЕС стараются не давить на Турцию, поскольку продолжается кризис с беженцами и незаконной миграцией.

«В настоящее время, Турция играет роль отстойника для мигрантов из Ближнего Востока и Северной Африки. Мы помним, какой был кризис, когда Анкара решила открыть границы для беженцев. Поэтому в Брюсселе понимают роль Турции в этом вопросе», — сказал он.

Гаджиев также добавил, что Турция сегодня  позиционирует себя в регионе, уже не в качестве «моста» между Европой и Азией, между Севером и Югом, между исламским миром и христианской цивилизацией, она превращается в центр притяжения.

«Она видит себя как центр силы, как для тюркского мира, так и для мусульманского.  Турция упорно старается стать центром для тюрков и арабов- мусульман. Здесь под это вписывается политика неосманизма, хотя я не сторонник эту политику так называть, но в целом можно сказать, что сама эта стратегия волей-неволей заставляет Турцию выйти на более глобальный уровень. Становиться силой притяжения в многополярном мире означает иметь свои интересы в нескольких регионах. Что, в свою очередь, предполагает экспортировать свою модель, политические и экономические реформы. Сегодня это очевидно прослеживается в политике Турции», — подчеркнул он.

Аналитик также добавил, что Турция заинтересована в том, чтобы расширить, количество своих союзников и партнеров на Балканах и в других регионах.

«Турция по сей день недовольна Лозаннскими соглашениями. После этой конференции в парламенте ататюрковской Турции говорили о расширении территорий и влияния, что привело к тому, что тогда парламент принял национальную концепцию Мисаки-Милли. По этой концепции Турция должна стремиться вернуть себе ряд территорий, которая она сдала по итогам Первой Мировой войны. Мисаки-Милли подразумевала возвращение части территорий Сирии, Ирака, островов в Эгейском море и расширение влияния на Балканах», — добавил он.

Но если после 1963 года, Турция воздерживалась от этой стратегии, так как являлась кандидатом на вступление в ЕС и рассчитывала на членство в организации, то сейчас она вновь вернулась к своей прежней стратегии.

«С момента подписания ассоциативного соглашения прошло почти 60 лет, и сейчас Турция разочарована. Поэтому Анкара сейчас пытается выпрямить свою политику, обозначает  стратегию и ставит новые задачи на основе того вектора, которые у нее были до подписания соглашений об ассоциации», — сказал он.

Говоря о турецко-греческих отношениях, эксперт не считает, что Турция нацелена на обострение отношений.

«Я не думаю, что Турция нацелена именно на окружение Греции, как это считают некоторые аналитики в Афинах.  Перед Турцией не стоит такая задача. Турция и Греция в составе НАТО и имеют торговые отношения. Сюда нужно отнести и энергетические проекты, которые идут через Азербайджан, и приграничные проекты, осуществляемые со стороны ЕС, и вопросы по мигрантам. Поэтому говорить о том, что между этими странами существует жесткое противостояние, которое может привести к военному столкновению, сегодня нельзя. Есть конкуренция, есть экономические интересы в регионе, есть проблема Кипра, но нельзя сказать, что ситуация между странами крайне критичная», — резюмировал он.

 

 

 

| 2021-01-13T11:23:00+04:00 13 января 2021, 12:14|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|