Весь мир обсуждает принудительную посадку самолета компании Ryanair в минском аэропорту, арест оппозиционного блогера Романа Протасевича и его девушки гражданки России Софии Сапеги.

В тени оказалось некоторое изменение позиции США относительно санкций против строительства газопровода «Северный поток 2». Внешне многим стало казаться, что в Вашингтоне накануне встречи Байдена с Путиным решили несколько смягчить санкционный режим, в частности, против газопровода. В Украине этот шаг восприняли особенно болезненно и снова раздались крики о так называемой американской зраде (предательстве).

Проблема строительства газопровода «Северный поток 2» с самого начала не была в сфере чистой коммерции. Хотя в Берлине на этом настаивали, особенно канцлер Ангела Меркель и министр иностранных дел Хайко Маас, всем были ясны политические последствия запуска этой трассы доставки газа.

Против строительства начала вводить санкции еще предыдущая администрация и нынешняя продолжала такие действия. И вот при принятии очередного пакета санкций из него были сделаны два исключения. Не вводятся они против управляющей компании Nord Stream AG, находящейся в Швейцарии в городе Цуг, и управляющего директора Маттиаса Варнига.

В то же время новый пакет предусматривает санкции против четырех судов, участвующих в строительстве и фирм, которым они принадлежат. Есть еще некоторые ограничения, но они носят второстепенный характер.

Нельзя сказать, что Вашингтон полностью отказался от санкционной политики в отношении проблемного газопровода, но ее некоторое торможение все-таки налицо.

Отвечая на вопрос журналиста о том, способны ли США посредством санкций остановить строительство газопровода пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки отметила, «Каким образом мы сможем остановить проект в другой стране, который построен уже на 95%?». «Мы ввели санкции против четырех российских компаний, четырех российских судов, участвующих в подпадающей под действие санкций деятельности. Мы также ввели санкции в отношении девяти судов, принадлежащих российскому правительству. Мы определенно принимаем существенные меры».

Если отвлечься от пропагандистских клише типа зрада и им подобных, то налицо определенный политический вираж американской администрации. Он находится в нескольких плоскостях.

Во-первых, применение санкций против российских компаний-прокладок, которым формально теперь принадлежат суда, как укладывающие трубы, так и обслуживающие их малоэффективно. Подсанкционные компании после завершения строительства просто исчезнут, а конкретные лица, их возглавляющие не будут покидать Россию, и ездить на Запад. Скорее всего, это сотрудники спецслужб и для них это естественное состояние.

Во-вторых, для нынешнего германского руководства завершение строительства, несмотря на все связанные с ним проблемы, дело поддержания политической репутации. Особенно из-за приближения выборов в бундестаг в сентябре. В этом смысле оно будет стоять до последнего и ни в коем случае не откажется от поддержки проекта.

В-третьих, администрация Байдена не просто хочет восстановить подорванные Трампом отношения с Германией. Цель более дальняя и серьезная.

В силу ряда обстоятельств в США увеличивается число тех, кто хотел бы некоторого уменьшения роли в Европе и сосредоточения на противостоянии с Китаем. В этом случае нужно государство-лидер, которое возьмет на себя роль не просто ведущего, но и защитника Европы. На континенте сейчас только одна такая страна и это Германия. Так что ссориться из-за газопровода нет особого смысла.

В-четвертых, есть все основания полагать, что в будущем коалиционном немецком правительстве большую роль будут играть зеленые. Они категорические противники газопровода «Северный поток 2». Возможно, что изменится официальная позиция Берлина, и проложенные трубы просто останутся пустыми.

В-пятых, налицо видимые изменения на энергетическом поле Европы. Как пишет московская «Независимая газета», в 2000–2010 годы прирост выработки на газовых станциях 28 европейских стран (членов ЕС и Великобритании) почти вдвое превысил ее прирост из возобновляемых источников (ВИЭ) (288 ТВт-ч против 151 ТВт-ч). В следующем десятилетии ситуация изменилась на противоположную.

В 2010–2020 годы прирост выработки электроэнергии на ВИЭ на 454 ТВт-ч перекрыл на 439 ТВт-ч сокращение угольной генерации. При этом газовая генерация показала снижение на 108 ТВт-ч.

И это еще не все огорчительные новости для «Газпрома». Американские производители сжиженного газа (СПГ) за три последних года более чем в 7 раз увеличили поставки в Европу — с 3,7 млрд куб. м в 2018 году до 26,8 млрд куб. м в 2020. Эти объемы будут увеличиваться, так как в Техасе была введена в строй третья очередь проекта Chorpus Christi LNG (мощностью 6,8 млрд куб. м в год).

Добавим к этому Азербайджан, который с ноября прошлого года начал экспортировать газ в Южную Европу по Трансадриатическому трубопроводу мощностью 10 млрд куб. в год (с возможностью расширения до 20 млрд куб. м); и Норвегии, которая осенью следующего года начнет поставлять газ в Польшу по газопроводу Baltic pipe годовой мощностью 10 млрд куб. м.

Из приведенного следует, что потребление газа в Европе будет либо стагнировать, либо увеличиваться очень малыми темпами. При этом совсем не очевидно, что объемы поставок российского газа будут сохраняться. Наоборот, все указывает на их прогрессирующее уменьшение.

Здесь не следует полагаться на данные об увеличении поставок в первом квартале текущего года. Это связано с аномально холодной зимой в Европе. Не факт, что будущая будет такой же.

В-шестых, транзит газа через Украину рассматривался под углом зрения защиты от российской агрессии. Плюс валютные поступления в размере $3 млрд, что важно для украинского бюджета.

Сейчас ситуация несколько изменилась. Военно-техническая поддержка США и других западных стран позволили поднять технический и боевой уровень украинской армии. В целом она в состоянии защитить страну. Плюс продолжающаяся западная поддержка, что ограничивает агрессивные устремления России.

Что касается валютных поступлений от транзита, то гораздо важнее реформирование страны и общий экономический подъем, которые обеспечат гораздо большие поступления в бюджет и снимут зависимость валютных ресурсов от транзита газа.

Все приведенное и ряд других факторов убедили американскую администрацию, что не стоит зацикливаться на прямых санкциях, а стоит их несколько ослабить для достижения не тактических выигрышей, а стратегических.

К тому же жест в отношении Варнига и его компании должен был показать Кремлю накануне встречи в верхах, что возможные пряники вполне могут обернуться тяжелым кнутом в случае продолжения агрессивных действий против США, их союзников и партнеров.

Очень бы хотелось, чтобы в Москве поняли причины такого политического виража американской администрации. И самое главное, что вполне возможен разворот в противоположном направлении с гораздо более тяжелыми последствиями.

(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)