В российской и белорусской политике снова произошла ошибка в третьем знаке. Принудительная посадка самолета кампании Ryanair в минском аэропорту вышла за пределы обычной операции спецслужб и вывела этот инцидент на довольно высокий международный уровень.

У произошедшего было несколько целей и снятие с полета оппозиционного блогера Романа Протасевича (по-белорусски Пратасевича) в их ряду далеко не самая главная.

Первый бонус получила Москва, так как на заседании глав МИД стран-членов Евросоюза обсуждение санкций против Беларуси практически вытеснило вопрос политики в отношении России. Нечто подобное произойдет и на саммите ЕС в начале июня.

Тем не менее, особенно радоваться Кремлю и его белорусскому клиенту нечего. И в Москве, и в Минске в очередной раз стали жертвами собственной легенды о неспособности Запада и Европы, прежде всего, к реальным действиям в виде серьезных санкций.

На этот раз такие политические построения вылились в очередное фиаско. У Европы просто лопнуло терпение от такого наглого пересечения минским режимом очевидных красных линий в виде безопасности воздушных полетов.

Первый залп ограничений прозвучал практически сразу после сообщений об инциденте. И коснулся он запретов на авиасообщение с Беларусью. Об этом уже заявили французская Air France, финская Finnair, нидерландская KLM, польская LOT, австрийская Austrian Airlines и сингапурская Singapore Airlines, немецкая Lufthansa, скандинавская SAS, латвийская AirBaltic и венгерская Wizz Air и этот список постоянно расширяется.

Здесь не только политика, хотя она основная. Минск получает прямой финансовый удар, так как в силу географического фактора авиакомпания Белавиа осуществляла полеты во многие страны, прежде всего наиболее выгодные в Европу.

Со своей стороны, иностранные авиаперевозчики пользовались услугами белорусских наземных служб и платили приличные деньги за использование воздушных коридоров над белорусской территорией. Теперь этот источник столь нужной иностранной валюты фактически пересох.

Похоже, в Минске такой вариант не просчитали. Представляли обычную глубокую озабоченность, столь характерную для европейских политиков, и на этом все завершится. Оказалось, что нет.

Здесь присутствует и психологический фактор. Компания Белавиа — это любимое детище и предмет гордости Лукашенко. Он не пожалел денег и других ресурсов в превращении ее в компанию мирового уровня с самыми новыми и совершенными гражданскими самолетами, в оборудовании минского аэропорта по последнему слову техники. И вот теперь компания фактически стала банкротом, так как может выполнять только внутренние рейсы и летать в Россию. Это полный убыток.

Украина тоже закрыла свое воздушное пространство для полетов в Беларусь и прекратила с ней воздушное сообщение. Воздушным судам с украинской регистрацией запрещается пролет через территорию Беларуси — все рейсы будут перенаправлены в обход этого воздушного пространства. И этого в Минске не ожидали.

При этом в Киеве не скрывали, что приняли политическое решение, несмотря на некоторые финансовые потери. В частности, глава совета директоров аэропорта Киев (также известен как Жуляны, второй крупнейший аэропорт страны) Денис Костржевский в эфире телеканала «Украина 24» отметил, что поддерживает решение правительства, но сказал и о потере 10% прибыли.

С другой стороны, по словам министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы, создавшаяся ситуация приведет к «некоторому увеличению прибыли Украины», потому что авиакомпании ЕС и других государств теперь будут облетать белорусскую территорию и, следовательно, больше летать над Украиной и платить ей за транзит. Регулятор в сфере гражданской авиации «Украерорух» от этого существенно выиграет.

Минск направил в МИД Украины ноту протеста. Был упомянут эпизод с авиакомпанией Белавиа, выполнявшей в октябре 2016 года рейс по маршруту Киев—Минск. Самолет вынудили вернуться в Жуляны, после чего с рейса был снят гражданин Армении, активист «Антимайдана» Армен Мартиросян. Белорусская сторона посетовала, что, «несмотря на возмутительный и недружественный характер действий Украины», Минск тогда авиасообщение не прекращал. При этом в ноте не упомянули, как и в российской пропагандистской прессе, что после допроса примерно через час Мартиросян был отпущен и продолжил полет.

Экономические потери белорусского режима, конечно, не ограничатся только прекращением поступлений от авиасообщений. Все гораздо серьезней.

США еще до инцидента с самолетом объявили о санкциях против белорусских предприятий. Эти санкции вступают в силу в первых числах июня. В американский санкционный список вошли самые крупные предприятия нефтехимии: «Нафтан», «Белнефтехим», «Белнефтехим США», Белорусский нефтяной торговый дом, «Белшина», «Гродно Азот», «Гродно Химволокно», «Лакокраска», «Полоцк Стекловолокно».

Если ЕС присоединится к американским санкциям и введет еще свои, то от бойкота белорусских товаров финансовой системе страны будет очень плохо. Фактически она окажется на грани коллапса.

До начала пандемии пятую часть белорусского экспорта (почти $7 млрд) составляли продукты нефтепереработки. Еще около 10% экспорта (более $3 млрд) составляли удобрения. Важными статьями белорусского экспорта была продукция сельского хозяйства (более $2 млрд), машины и оборудование (около $5 млрд), а также химическая продукция (около $1 млрд). Таким образом, белорусский экспорт в объеме до $20 млрд находится под возможным ударом западных санкций.

Нефтепереработка Беларуси уже в сложном положении после того, как в апреле США ужесточили санкции против НПЗ «Нафтан» в Новополоцке. Российские компании из-за опасений попасть под вторичные санкции снизили поставки на «Нафтан» на май вдвое, до 600 тыс. т. Кроме того, Украина, решение было принято еще до событий с самолетом, минимум до октября прекратила импорт электроэнергии из Беларуси. Тоже деньги и немаленькие.

Добавим к сказанному, что валютные резервы Национального банка Беларуси составляют в ликвидной части около $2,2 млрд, а это очень низкий уровень и не покрывает возможностей оплаты даже текущих кредитных выплат.

Рассчитывать режиму Лукашенко можно только на Россию, на ее финансовую и товарную помощь. В том числе и в возможности поставок подсанкционных товаров в Россию, а затем уже как российские они будут уходить в ту же Европу.

Видимо эти вопросы будут обсуждаться на встрече Лукашенко с Путиным 28 мая. Такое возможно, но следует учесть вероятность вторичных санкций, со стороны американских и европейских органов уже против российских фирм. Практика показывает, что таких желающих играть с санкционным огнем не так и много. Так что придется Москве брать Минск на полное содержание, а это минимум $5-6 млрд. Не сказать, что слишком много для российского бюджета, но весьма ощутимо.

Есть и прямые политические потери наряду с отмеченными. В Украине получили поддержку те, кто давно выступал за перенос переговоров по Донбассу из Минска в другую европейскую столицу.

Пресс-секретарь украинской делегации в трехсторонней контактной группе (ТКГ) по Донбассу Алексей Арестович в эфире телеканала «Наш» сказал, что Украина «будет подыскивать какую-то европейскую столицу, не члена НАТО» для дальнейших переговоров.

Россия политически тоже не останется в стороне. Западным кругам, настроенным на противостояние с Москвой, не составит труда увидеть за действиями Лукашенко ее влияние и участие в инциденте.

И вполне возможно, что по счетам белорусского деятеля предложат платить России. Вот такие у нее с позволения сказать союзники. Разборчивей надо быть с такими liaison dangereuses — опасными связями.

(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)