Решение Конституционного Суда противоречит принципу правовой определенности

В прошлом материале «Зеркало» https://zerkalo.az/vysshij-organ-konstitutsionnogo-pravosudiya-postavil-na-mesto-verhovnyj-sud/, вышедшем под заголовком «Высший орган конституционного правосудия поставил на место Верховный Суд, говорилось о том, что Конституционный суд (КС) подтвердил свое антибанковское решение, положив конец конституционному кризису, вызванному тем, что Верховный Суд не считался с решением судебного органа конституционного контроля.

Но позже выяснилось, что КС пересмотрел это решение в пользу банков, по сути, нарушив принцип правовой определенности и правового единообразия, считает банковский эксперт, автор книги «Банковское право Азербайджана» Акрам Гасанов.

Начнем с того, что Конституционный суд в августе этого года опубликовал на своем сайте и СМИ решение от 25 июля о толковании статей 1,0,9 закона «О банках», а также статей 10.5, 14 и 48 закона «Об ипотеке» и статей 307.4, 405.1 и 477.0.1 Гражданского кодекса.  А после в августе опубликовал это решение на собственном сайте и в СМИ. Все эти неоднократные шаги КС были направлены против самоуправства Верховного Суда, а также сложившегося на тот момент правоприменительного кризиса, поскольку последний порой не следовал конституционным решениям, а потому высший судебный орган подчеркнул тем самым важность прежних принятых им решений.

Конституционный суд указал, что если заключены договор кредитной линии с заемщиком и договор поручительства без указания суммы кредита, сроков, процентных ставок и прочих существенных моментов, и вся эта информация указывается после (в каждом отдельно взятом договоре банка с заемщиком и без согласия поручителя), то такой договор поручительства подлежит отмене. Аналогичное решение было озвучено в отношении договоров ипотеки.

По словам эксперта,  упорство КС в этом вопросе вызвано тем, что принятое им решение было явно в пользу физических лиц и «антибанковским», поскольку сразу несколько финансово-кредитных структур весьма широко пользовались незаконными инструментами кредитной линии — то есть они заключали заведомо жульнический контракт, в рамках которого не указывался конкретный срок, процентная ставка и даже сумма, а заключался непосредственно договор ипотеки с третьими лицам. Поручители и ипотекодатели толком не знали условий этих кредитов, поскольку условия определялись позднее. Органу высшего правосудия приходилось неоднократно отстаивать свою позицию, а недавно КС пошел на попятный шаг уже в пользу банков.

Скрытно и не предавая это дело широкой огласке, КС вынес новое определение, о котором, кстати, стало известно только сейчас. В нем отмечается, что решения от 31 мая прошлого и 25 июля этого года касаются только двух случаев — будущих сделок, то есть, если кто-то в перспективе огласит намерение заключить такую сделку.  Кроме того, прежнее решение касается тех дел, которые уже в судах рассматриваются. А новых судебных дел это не касается, считают представители Конституционного суда», — по мнению эксперта, такой подход не просто не нарушает принцип предсказуемости законодательной политики, но создает анархию в системе правоприменения.

По словам Гасанова, причины такого оборота понятны, на КС оказывалось серьезное давление со стороны банков: «Мы понимаем, почему это было сделано. Видимо, банки оказали мощнейшее давление на Конституционный суд, что орган конституционного контроля был вынужден частично взять назад свои слова. Кроме того, речь идет не о постановлении, КС вынес определение по своим прежним решениям. При этом согласно статье 68 закона «О Конституционном Суде» определение выносится только для решения сугубо процессуальных вопросов, возникающих в ходе заседаний КС. В данном же случае КС, по сути, продолжил свое постановление и должен был сделать это в форме постановления. Определение в этом случае не имеет силы».

Сам факт принятия такого решения ставит под сомнение принцип верховенства закона и авторитет решений Конституционного суда, создавая анархию.

«В этой связи у меня возникает чувство стыда за нашу правовую систему. Понятно, что мы далеки от идеала правового государства, но этот шаг КС — антиправовое решение, нарушающее принцип определенности и единообразия применительно к толкованию законов. Если показать это определение КС зарубежным юристам, над нами будут смеяться. Думаю, это решение попадет в зарубежные учебники права как пример антиправа. И уж тем более не приходится говорить о правовом, инвестиционном бизнес-климате. Кто будет инвестировать в страну, если узнает, что наш Конституционный Суд создает какие-то новые инстанции. Т.е. дела, которые проходят первую инстанцию, апелляцию, кассацию, дополнительную кассацию, Конституционный Суд вращаются по кругу в КС и так безостановочно и безлимитно. Нет определенности и можно без конца принимать одни и те же решения».

По его словам, упомянутый шаг КС выходит за рамки интересов банков, ипотекодателей, поручителей и пр. Вопрос в адекватности решений высшего судебного органа.

| 2019-12-17T16:32:27+00:00 17 декабря 2019, 16:12|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|