Процесс ответственности России

Российская власть занята подготовкой военного парада 24 июня, а затем голосования по изменениям в конституцию с так называемым обнулением сроков пребывания Владимира Путина на посту президента.

После того, как цены на нефть несколько поднялись в московских властных коридорах перевели дух. Показалось, что синий туман будущего начал немного рассеиваться. Как оказалось, на не очень долго.

В окружном суде Гааги возобновились заседания на процессе по делу о сбитом над Донбассом малайзийском «Боинге-777» рейса МН-17.

Первый блок слушаний состоялся в марте и в конце его из-за эпидемических ограничений на нем не присутствовали родственники жертв и журналисты. Теперь начинаются слушания второго блока. Родственникам жертв и журналистам предоставлена возможность присутствовать, но количество мест в зале судебного комплекса на окраине амстердамского аэропорта «Схипхол», где проходит процесс, и в специально построенном рядом пресс-центре ограничили. Как и раньше, прямую трансляцию с английским переводом можно смотреть в интернете.

Пока на процессе четверо обвиняемых. Среди них, Игорь Гиркин (Стрелков), гражданин России, министр обороны самопровозглашенной так называемой Донецкой народной республики (ДНР), отставной офицер ФСБ. Сергей Дубинский (позывной Хмурый), гражданин России, генерал-майор Главного разведывательного управления (ГРУ) армии России в отставке. Олег Пулатов, (позывной Гюрза) гражданин России, подполковник запаса армии России. Леонид Харченко (позывной Крот), гражданин Украины, командир разведподразделения ГРУ самопровозглашенной ДНР.

Следствие считает, что лайнер был сбит зенитно-ракетным комплексом (ЗРК) «Бук», доставленным из России. Был установлен маршрут ЗРК «Бук», по которому комплекс перемещался с территории России на восток Украины и позже вывезен обратно в РФ на белом тягаче марки Volvo. Прокуратура Нидерландов считает, что все обвиняемые сыграли ключевую роль в доставке и применении ЗРК «Бук».

Следствие продолжается, и с момента первого блока слушаний объем дела вырос, превысив на данный момент 40 тысяч страниц. Судья-председатель Хендрик Стинхейс сказал, что к материалам будет приобщено и недавнее интервью Гиркина, которое он дал известному украинскому журналисту Дмитрию Гордону. В нем он заявил, что «Я понимал, что поскольку боевые действия, которые идут на Донбассе, в значительной степени ведутся при моем участии, то я тоже несу косвенную ответственность за эту гибель».

Бывший министр обороны ДНР также подтвердил, что просил главу аннексированного Россией Крыма Сергея Аксенова помочь с получением зенитно-ракетных комплексов с экипажами. В интервью британской газете The Times Гиркин повторил, что ощущает «моральную ответственность» за гибель пассажиров и членов экипажа рейса МН-17. При этом он неоднократно заявлял, что «ополчение «Боинг» не сбивало». Тем самым дал понять, что к этому причастны какие-то российские структуры.

Никто из обвиняемых на процессе не присутствует. Адвокаты есть только у Пулатова. По этой и другим причинам председатель суда пояснил, что к делу могут приобщаться опубликованные ими посты в соцсетях, а также фрагменты интервью, которые они дают журналистам.

По мере того, как сторона обвинения выдвигает свои аргументы, становятся известны интересные и важные детали того, что происходило на востоке Украины в июле 2014 года. Например, в ходе мартовских слушаний прокурор заявил, что в Украину из России в 2014 году было отправлено по меньшей мере два ЗРК «Бук», но один из них сломался по дороге.

Линия обвинения строится в том числе и на показаниях свидетелей. В ходе первых заседаний были оглашены показания некоторых из них, но их имена не раскрывались. Адвокаты Олега Пулатова, его интересы защищают два нидерландских и один российский юрист, просили раскрыть личности 13 ключевых свидетелей, чьи показания фигурируют в деле МН-17. Однако окружной суд Гааги постановил сохранить анонимный статус 12 свидетелей из-за опасений за их безопасность. Решение относительно возможности разглашения имени 13-го свидетеля будет принято позднее. Об этом говорится в заявлении суда.

В Москве отрицают причастность к трагедии и настаивают на расследовании, почему Украина не закрыла воздушное пространство над зоной конфликта.

Дело в том, что международных правил, регламентирующих полеты над зонами боевых действий, не существует. Следовательно, суд, даже в рамках другого дела, не может рассмотреть вопрос о юридической ответственности Киева за этот шаг.

Во время вооруженных конфликтов в Ираке, Египте, Афганистане, Сомали, Йемене, Конго, Мали, Южном Судане, Ливии и Сирии воздушное пространство для полета на крейсерской высоте для гражданских самолетов не закрывалось.

Летом 2014 года украинский регулятор «Украерорух» несколько раз поднимал для гражданских лайнеров минимальную высоту полета над зоной конфликта. С 14 июля 2014 года над зоной конфликта гражданские самолеты летали только на высоте более 9750 метров. Ни один из переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК), имевшихся у сепаратистов, не мог поражать цели на такой высоте. Вот почему «Украерорух» не видел угрозы гражданским самолетам, идущих в эшелоне более 9750 м.

Россия вплоть до 16 июля 2014 года не вводила каких-либо ограничений над своей территорией, граничащей с зоной конфликта на Донбассе. Однако в ночь на 17 июля — за несколько часов до катастрофы рейса МН-17 — были ограничены полеты в пограничных с Украиной регионах на высотах ниже 16 км. Фактически это означало закрытие воздушного пространства для гражданских самолетов.

По мнению следствия, дискуссии о незакрытом воздушном пространстве на востоке Украины отвлекают от главного вопроса, связанного с катастрофой MH-17, — откуда в зоне конфликта взялся ЗРК «Бук». Как заявил представитель прокуратуры, «Суд не будет рассматривать вопрос, должна ли была Украина закрывать свое воздушное пространство. Каким бы ни был ответ на этот вопрос — это не освобождает от ответственности тех, кто виновен в пуске ракеты по гражданскому самолету».

Хотя Россия категорически не согласна с процессом и считает его политизированным, в Москве прекрасно понимают все проблемы, которые возникнут в случае обвинительного вердикта.

Политически это будет означать ответственность Москвы и ее вооруженных сил за участие в донбасском конфликте. Сколько бы в Белокаменной не отрицали, но на Западе к судебным решениям относятся со всей ответственностью и их выполняют. После целого ряда неудачных процессов, пусть и по коммерческим делам, в Москве начали осознавать, что суды на Западе действительно третья власть. Тем не менее, до какого-то момента в Белокаменной будут все отрицать, несмотря на дипломатические издержки.

Есть и финансовая сторона. Родственники жертв, в частности, в США уже обратились с исками в суды. Есть такие прецеденты и в Европе. Если суд определит вину российских структур, речь может идти о сотнях миллионов долларов компенсаций. Этого в Москве боятся не меньше, чем политических последствий.

Второй блок будет рассматриваться до 3 июля. Комплекс «Схипхол» взят в аренду на год до марта 2021 года. Однако, есть мнение, что процесс продлится дольше и аренду придется продлевать.

| 2020-06-10T10:32:33+04:00 10 июня 2020, 12:13|12345 (Пока оценок нет)
|